В центре внимания

Чем опасен секс до брака и другие советы православной молодежи

Им всем меньше тридцати, однако каждый знает о жизни больше иного старика. Во всяком случае, так на самом деле кажется. Все они – верующие люди, пришедшие к Богу в разное время и при разных обстоятельствах. Какая же она, православная карельская молодежь?

В армии я тоже был «дедом»

Старший алтарник Крестовоздвиженского собора Сергей Богданов не просто дает нам интервью. Попутно он чертит схемы, вспоминает библейские цитаты, интересуясь, что мы на их счет думаем. Словом, полностью оправдывает свою деятельность – Сергей еще и миссионер. Ему 25 лет.

— Нельзя скрывать от людей ту радость, которую я однажды получил от Бога, — считает он. – Мы не агитируем, мы просто рассказываем. Почему мало кто из нас задумывается, отчего в неделе есть такой день – воскресенье? Или зачем весь мир живет от Рождества Христова? Люди перестали помнить об этом.
Сергей Богданов

Когда-то давно Сережа съездил со школьным лагерем на экскурсию в монастырь. Его настолько поразила тамошняя атмосфера, что уже через год мальчик самостоятельно туда отправился – проситься пожить.

— Это был класс восьмой, — вспоминает Сергей. — Я помню, что там царил какой-то особый дух, но что это именно, я не понимал. Уже потом я осознал, что это и есть – ощущение Бога. Уже тогда я испытал эту благодать, а ведь был совсем обычным подростком: гулял, ругался, да всякое бывало… В монастыре на меня посмотрели удивленно: мол, куда ты, мальчик? Но остаться позволили. Жил я там вместе с бомжами, бывшими уголовниками – конечно, поначалу меня это испугало. Но потом я привык.

Окончательно Сергей пришел к вере уже через много лет: он успел окончить школу, выучиться на преподавателя географии, сходить в армию. Что интересно, служил на Валааме. Но, несмотря на то, что военная часть находилась в святом месте, порядки там царили самые что ни на есть армейские.

— И дедовщина тоже была, правда, не физическая, а психологическая, — говорит Богданов. — Я и сам мог переложить свои обязанности на младшего по призыву, важничал… Это, как в семье: когда живешь в закрытом коллективе, твои недостатки рано или поздно выходят наружу. Однако все было так, как было. Иной раз происходит с тобой что-то, и ты думаешь: «Господи, за что это мне?» А потом вдруг понимаешь, что без всего этого ты был бы уже другим, произошедшее помогло многое обдумать и переоценить…

Сейчас Сергей подыскивает себе работу: он хотел бы снова преподавать. Друзей у него много, однако с теми, кто по выходным пьет и «отрывается», часто общаться не хочется – интересы не совпадают. Жениться Сергей тоже не торопится: считает, что мужчина должен созреть для брака. Да и ранние половые отношения ни к чему хорошему не приведут.

Сергей Богданов

— Если мужчина приходит вечером домой и садится играть в компьютерную игру, созрел ли он для брака? Может, стоит подождать? Я в игры не играю, но жениться пока не тороплюсь. То же касается и половых отношений: человек может пресытиться, а женщина еще и забеременеть. Сколько таких семей распалось, не сосчитать! А кто сказал этим людям, что их ребенок должен страдать из-за их желаний? Каждое дитя имеет право на маму и папу! Получается, что ранние половые отношения могут нанести вред будущим детям… Кем будет моя избранница? Думаю, на момент нашей встречи она может быть кем угодно: верующей или нет – не важно. Пытаться «исправить» ее я не буду. Мы ведь влюбляемся не в материал, с которым можно работать, а в человека. Однако создать семью смогу лишь с верующей в Бога девушкой, семья — это малая Церковь!

От панков к Богу

Анастасия Похмельных встретилась с нами перед важным для себя событием: на днях у нее должна была состояться помолвка с любимым. На счастье, избранник – тоже православный. О нем Анастасия не распространяется, лишь слегка краснеет и опускает глаза.

Сложно представить, но еще несколько лет назад эта девушка красила волосы в зеленый цвет и ходила на панк-концерты. Курила, пила, балагурила – словом, отрывалась.
Анастасия Похмельных— Может быть, и до наркотиков бы дело дошло, — вспоминает она. – Но однажды, когда я возвращалась с очередного концерта в подпитии, мне стало жутко одиноко и тошно. Помню, как задалась вопросом – кто мне может помочь? Родители и друзья не поймут, гороскопы, которыми я в то время увлекалась, тоже. Подумала: может, Церковь? Был вечер субботы, и я знала, что по воскресеньям должны идти службы. Рано встала и отправилась в собор. Помню, как стояла на службе и перечисляла Богу свои просьбы: сделай то, сделай это. А потом поняла, что все это просить даже как-то стыдно. И сказала про себя: «Господи, пусть воля твоя будет». Откуда вообще ко мне эти слова могли придти?

Как бы то ни было, но именно с того утра жизнь Анастасии изменилась. Она почувствовала себя легче, прежние проблемы перестали казаться таким уж глобальными. Девушка постепенно прекратила общаться с прежней компанией, бросила вызывающе одеваться и краситься.

— Господь создал всех нас по образу и подобию своему, создал нас свободными, — говорит она. – Однако неправославному человеку сложно использовать эту свободу во благо. Церковь – такая клиника, куда люди приходят вылечиваться. Кто и когда придет к Богу – другой вопрос. У каждого путь свой.

Боялся зайти в храм

Александр Тихонов поначалу даже боялся заходить в церковь. Хотя нет, еще раньше он вообще был уверен, что Бог – для слабых людей, ищущих утешения в чем-то им неведомом. Учась на факультете международных отношений, он решил подработать – деньги студенту всегда нужны. Жил в Соломенном и все чаще стал обращать внимание на молодежь, приходившую в храм Сретения Господня. Оказалось, что в сам храм нужен охранник – устроившись на работу, Александр с этими людьми познакомился.

— Я никогда не встречал таких, как они, — вспоминает он. – Смотришь на них: вроде бы разговаривают обычно, на понятном тебе языке, но их разговор наполнен чем-то другим, пока тебе неизвестным. Казалось, что даже глаза и лица у этих людей другие, просветленные…

О православии эти ребята с Александром не разговаривали. На все его вопросы отвечали: «Читай». Что тот и начал делать – так и произошло его постепенное приобщение к Церкви. А раньше каждый поход в собор был для Александра очень сложным:

— Друзья заходили внутрь, а я искал отговорки: чего туда-сюда ходить, я лучше на улице подожду, — улыбается Александр. – Потом этот страх  прошел. Словом, мое воцерковление произошло во многом вопреки, чем благодаря.  Потом я стал служить алтарником в соборе Александра Невского.

Каждый свой день Александр начинает с молитвы. Часто ходит на службы, несмотря на то, что еще и на мирской работе успевает трудиться – экспедитором в рекламном агентстве. Александр не только не матерится (мат считается грехом, который нужно замаливать), но и в мыслях старается не грешить.

— В Библии сказано: «От избытка чувств говорят уста». Человек – то, что он думает и как поступает. Православие — это четкая система ценностей, своеобразные «правила дорожного движения», — уверен он. – Если ты эти правила соблюдаешь, то и на жизненном  пути у тебя не будет аварий.

Александр ТихоновАлександр сейчас возглавляет общественное молодежное движение при молодежном отделе петрозаводской Епархии. Они организуют образовательные курсы, проводят экскурсии по боевым местам под Петрозаводском, ведут свой сайт. Александр недавно женился: с будущей супругой он тоже познакомился в молодежной общине. Прежде чем пожениться, они три года просто встречались.

— Да, не вступать в половые отношения до брака сложно, но необходимо, — уверен Александр. – По сути, даже если согрешишь, никто не узнает. Но ты-то будешь знать, и этот грех станет «съедать» тебя изнутри. Зато я точно знаю, что любовь есть, и ко мне она уже пришла.

Православные тоже предохраняются

Мы садимся пить чай. Павел и Наталья встают и, закрыв глаза, читают молитву. Так нужно поступать каждый раз до и после еды – говорят они.

Мурашовы могли познакомиться гораздо раньше, но кто-то, видимо, распорядился иначе. За несколько дней до того, как Наталья пришла в Православный Центр, там проводили Павла в армию. Будучи солдатом, Павел уже знал, что в Центр пришла некая Наташа, но большого значения этому не придавал. Все изменилось, когда молодой человек вернулся.

— Мы часто работаем вожатыми в летних лагерях, — говорят ребята. – Вот на одной такой смене, поехав работать целым Православным Центром, мы и сдружились.

Хотя их встреча могла бы и вообще не произойти. Павел пришел к вере, как он сам говорит, «путем скорби».
Павел Мурашов— Я был тем, кого сейчас называют гопниками, — рассказывает он. – Сидел по подъездам, плевал на пол семечки. Поступив на физико-технический факультет, решал задачи в обмен на пиво. Потом у меня неожиданно умерла мать – это был настолько сильный для меня шок, что я задумался: а зачем вообще жить? Зачем к чему-то стремиться, чего-то добиваться, если все это может в один миг закончиться?

Как раз в то время в университете проходил курс лекций по основам Православия. Павел решил сходить.

— Помню, как потом нашел отца Олега, что нам преподавал, и принес ему пять исписанных вопросами тетрадных листов – столько всего мне хотелось узнать, — говорит Павел. – Тот терпеливо меня выслушал и ответил на все мои вопросы. Я понял, что выбрал верный путь.

Наташа закончила иняз и предложила Центру свою помощь – хотела преподавать английский. Ее приняли.

— У меня совсем не воцерковленная семья, — говорит она. – Лишь бабушка, за которой я в детстве подглядывала, пока она на кухне читала молитвы. Она-то мне и объяснила, что Бог – это тот, который может исполнить любую просьбу. В детстве мне казалось, что это кто-то вроде Деда Мороза. Я выпрашивала у него куклы, игрушки…Осознание, что такое религия на самом деле, пришло гораздо позже. Помню, как на пятом курсе впала в жуткую депрессию: госэкзамены, напряжение, смерть близкого человека… Тогда-то я в первый раз причастилась и исповедовалась. Груз с плеч тут же спал – я поняла, что Бог на самом деле существует.

Скоро будет год, как ребята женаты. Кстати, они говорят, что православные браки тоже распадаются. Но этих людей Мурашовы не осуждают.
Наталья Мурашова— Конечно, это грех, — говорят они. – Нам такие случаи известны, и мы совсем это не одобряем. Однако, как говорится, «Не суди и не судим будешь». Понимаете, они делают хуже себе самим. Как мы можем их за это осуждать? Их пожалеть нужно. По сути, два человека, благодаря этой таинственной связи, уже являются друг другу мужем и женой. Но сейчас ведь большинство как делает? Ничего друг другу не обещают, при малейших трудностях расходятся. Они прерывают эту священную связь снова и снова, не пытаясь даже усилий приложить, чтобы остаться с человеком. Внутри таких людей растет громадный разлад, который потом преследует их на протяжении всей жизни. Отсюда и такое количество распавшихся браков.

Кстати, предохраняться православной молодежи можно. Главное – не принимать контрацептивы, которые влияют уже на зародившийся плод. Также очень важно, чтобы применение контрацепции не было вызвано эгоистическим желанием вообще не иметь детей — говорят Мурашовы.

Парадокс, но родители с опаской относятся к образу жизни Мурашовых. Мама Наташи, пока еще не познакомилась с будущим мужем дочери, упорно выгоняла ту на дискотеку: «Сходи на танцы, может, познакомишься хоть с кем!»

— Или приходят к нам домой, видят наш «красный угол», шкафы с духовной литературой и вздыхают, — смеются Мурашовы. – Боятся, как бы мы «фанатиками» не стали. Спрашивают, ходим ли в кино или одну только Библию читаем. Приходится их успокаивать. Думаем, привыкнут.

Алла Константинова 

Яркая Карелия в нашем Instagram