«Комментариев не будет». Признавший вину Олег Фокин не смог пояснить, как он совершил преступление
В центре внимания

«Комментариев не будет». Признавший вину Олег Фокин не смог пояснить, как он совершил преступление

Надо сказать, что судебное заседание по делу бывшего депутата и председателя Петросовета Олега Фокина было не только коротким, но и весьма непривычным. Похудевший за несколько месяцев лишения свободы Олег Николаевич пришел в суд в сопровождении жены. Был молчалив, растерян и кроток. А главное – он был согласен со всем, в чем обвиняют его следственные органы. Он и его напарник по скамье подсудимых Игорь Белов просили суд рассмотреть дело в особом порядке, то есть без проведения судебного следствия, без допросов свидетелей и разбора доказательств.

Прежде чем удовлетворить ходатайство подсудимых, судья поинтересовался у них:

— Понятно ли вам, в чем вы обвиняетесь?

— Понятно. Возражений не имеется, — слово в слово друг за другом ответили Белов и Фокин.

Напомним, что обвиняют их в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации (мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере). По версии следствия, председатель Петрозаводского городского Совета Олег Фокин, являвшийся фактическим руководителем компании «Арсик-сервис», и директор данной фирмы Игорь Белов в 2012-2013 годах применили схему хищения государственных денежных средств на общую сумму более 6,3 миллиона рублей путем необоснованного предъявления к возмещению из бюджета Российской Федерации налога на добавленную стоимость.

У Белова судья уточнять ничего не стал, а вот к Фокину обратился с вопросом:

— Как вы считаете, в чем заключалось использование вами именно вашего служебного положения при совершении обоих преступлений? В чем? Можете сказать?

Дополнительного вопроса Олег Николаевич явно не ожидал. Он растерянно посмотрел на адвоката, который тут же пришел на помощь:

— Я согласен с обвинением в полном объеме. Комментариев не будет.

— Я согласен с обвинением в полном объеме. Комментариев не будет, — повторил Фокин.

— То есть в детали не вникаете? Ясно! – заключил судья.

Желание подсудимого (отца пятерых детей), который несколько месяцев провел за решеткой, все признать, не вникая в тонкости обвинения, вполне понятно. Только в случае рассмотрения дела в особом порядке назначенное наказание в виде лишения свободы (реально или условно) не будет превышать двух третей максимального срока, то есть 6 лет и 8 месяцев. Оправдательный приговор в данном случае невозможен.

— Это решение, на мой взгляд, было принято моим подзащитным вполне осознанно, — пояснил адвокат Олега Фокина Михаил Ямчицкий. — Он понимал характер данного решения. Понимал, что при рассмотрении уголовного дела доказательства рассматриваться не будут, что судом будет вынесен только обвинительный приговор. Причем именно по тому обвинению, которое ему предъявлено. Это сознательное решение моего подзащитного.

При этом защитник отметил, что не знает, насколько тяжело Фокину далось это решение.

Срок

Так как ходатайство об особом порядке судья удовлетворил, то единственное судебное заседание по этому делу состояло из зачитывания обвинительного заключения, обзора письменных материалов дела и прения сторон. Последняя стадия судебного заседания получилась весьма эмоциональной. Государственный обвинитель попросил суд назначить Фокину наказание в виде трех лет и шести месяцев реального лишения свободы в колонии общего режима, Белову — в виде 2,5 лет. Кроме того, по мнению прокурора, подсудимые должны быть оштрафованы. Фокин – на 150 тысяч рублей, Белов – на 90. Оснований не лишать Фокина и Белова свободы, по мнению, стороны обвинения, нет.

В уголовном деле имеется явка с повинной, написанная Олегом Фокиным. Как правило, этот документ при вынесении приговора признается смягчающим обстоятельством. В случае с экс-председателем Петросовета прокурор попросил суд явку с повинной таковой не признавать, так как, с его точки зрения, никакой явки с повинной не было. Просто спустя несколько месяцев нахождения за решеткой подсудимый, понимая, что следствие обладает доказательствами его вины, решил признаться в преступлении. Впрочем, признание Фокиным вины гособвинитель все-таки просил суд учесть.

Адвокат Олега Николаевича с такой позицией не согласился. С его точки зрения, на момент написания явки с повинной Фокин не был знаком с материалами уголовного дела, а потому не мог знать, какими сведениями располагает следствие, и есть ли у них доказательства вины подсудимого.

Категорически не согласился Михаил Ямчицкий и с утверждением прокурора о том, что нет никаких оснований не лишать Фокина свободы.

— В настоящее время Фокин не представляет какой-либо общественной опасности, которая бы позволяла говорить о том, что ему не может быть назначено иное наказание, кроме отправления в места лишения свободы, – заметил защитник. — Фокин ранее не судим, и никогда не привлекался к уголовной ответственности. На сегодняшний день из того, что могло бы характеризовать Фокина хоть сколько-нибудь плохо, может говорить единственный факт привлечения его к административной ответственности. У него действительно на сегодняшний день есть одно не снятое административное правонарушение в сфере дорожного движения, при этом штраф уплачен. Это, пожалуй, единственное, что бросает тень на моего подзащитного. Все остальное и все остальные характеризующие данные, которые мы исследовали, характеризуют его исключительно положительно….

— Это, конечно, не умоляет его ответственно за совершение уголовного преступления, — заметил Михаил Ямчицкий. — Но он и не пытается ни в коей мере себя оправдать. И это, на мой взгляд, тоже заслуживает внимания при назначении наказания… На мой взгляд, при полном отсутствии отягчающих обстоятельств необходимо говорить, конечно, о признании вины. На мой взгляд, можно говорить о раскаянии в содеянном. И это не просто словесное раскаяние, как это бывает у 90 процентов подсудимых. Возмещение Фокиным полной суммы ущерба, который причинен не только его действиями, на мой взгляд, свидетельствует о его полном раскаянии…

Олег Николаевич действительно единолично и в полном объеме возместил весь ущерб по делу, несмотря на то, что на скамье подсудимых находится не один.

 

Страдания налоговой инспекции

Адвокат Олега Фокина отметил, что в качестве пострадавшего в деле фигурирует налоговый орган:

— Несмотря на то, что в зале есть представитель этого органа, мы же понимаем, что ни данный конкретный представитель, ни весь налоговый орган в целом не претерпел физических и нравственных страданий. И тот ущерб, который понес государственный бюджет, очень легко высчитывает в рублях и даже в копейках. А все, что высчитывается в рублях и копейках, очень легко компенсируется теми же самыми рублями и теми же самыми копейками. И рубли и даже 54 копейки были внесены Фокиным в полном объеме. Значит, нарушенное право восстановлено.

Защитнику показалось странным то, что гособвинитель попросил для Белова и Фокина разные сроки и разные суммы штрафов.

— Согласно предъявленному обвинению, Фокин и Белов по предварительному сговору между собой похитили государственное имущество – денежные средства, и распорядились ими по собственному усмотрению, — заметил адвокат. — Поэтому я полагаю, что роль ни одного из подсудимых не выделена как особо активная, и они оба являлись соисполнителями…

b4PJ8IC3v-k

Прокурор после речи защитника признался, что озадачен. С его точки зрения, в том, что Белов и Фокин должны получить разные сроки, сомнений нет, ведь очевидно же, кто из двоих являлся организатором преступления.

— Если принимать во внимание позицию защитника, то физические и нравственные страдания важнее, ощутимее, чем совершил Фокин, будучи публичным должностным лицом; лицом, которое не сходило с газет, обложек журналов, Интернета. На мой взгляд, это дерзость, — пояснил свою позицию гособвинитель. — Я обращаю ваше внимание, что, когда подсудимый (еще даже не подсудимый) запускает руку в карман государства – это верх нахальства. Поэтому расценивать это надо именно так. И извинения надо было попросить хотя бы у государства в лице потерпевшей стороны, а не говорить: «Мы вам компенсировали все средства, ущерб. И раз его нет, поэтому мы имеем право на снисхождение».

— В данном случае прислали этого представителя, а могли прислать кого-то другого. Здесь речь должна идти о принесении извинений тому физическому лицу, которому были причинены физические или нравственные страдания, — не согласился с прокурором защитник. — Фокин как раз об этом и сказал, когда говорил, что раскаивается в содеянном.

Действительно, когда Олега Николаевича спросили, раскаивается ли он в совершенном преступлении, Фокин уточнил, что если бы пострадавшим от его действий было конкретное физическое лицо, он бы просил его о прощении, а поскольку пострадавшей является налоговая инспекция, он посчитал, что лучшим доказательством его раскаяния будет полное возмещение имущественного ущерба.

Напомним, что последнее слово подсудимые произнесут 5 августа. После этого судья вынесет приговор.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings