Особняк «статусных людей» перекрыл жителям Пряжи доступ к воде
В центре внимания

Особняк «статусных людей» перекрыл жителям Пряжи доступ к воде

Когда мы приехали в Пряжу и начали фотографировать, строители даже не обратили на нас внимания. Привыкли. За последнее время на территорию участка, где они трудятся над возведением очередного коттеджа, ежедневно пытаются проникнуть местные жители. И редко эти попытки обходятся без скандала. Видимо, поэтому еще один человек с фотоаппаратом не произвел на строителей никакого впечатления. А вот жители соседних домов тут же высыпали на улицу. Они только-только вернулись из местного отделения полиции, где жаловались на поведение хозяина нового особняка.

Забор на берегу

Забор на берегу

Пряжинские страсти

Дом, о котором идет речь, судя по документам, принадлежит семье единственного в Пряже нотариуса – Натальи Шадриной и пока еще только строится. Впрочем, само по себе здание местных жителей особенно не заботит. Возмущает забор, который по прибрежной полосе даже не обойти – он заканчивается прямо в воде, примерно в паре метров от берега. Жители Пряжи не хотят мириться и упорно продолжают пробираться туда, где еще недавно беспрепятственно купались и набирали воду. Их «упрямство» и порождает конфликты.

– Однажды я проходила с ребенком мимо и просто спросила у мужа Шадриной, почему они откачивают воду со своего участка прямо на тропу. Тут-то я узнала, кто мы все такие, – рассказывает Нина Цимерман.

Впрочем, обратиться в полицию людей заставил другой случай. На днях одна из соседок будущих новоселов – Татьяна Понятова – пошла искупаться в озере. В воде уже плескались две местные девчушки.

– Подходя к берегу, я встретила Шадриных с собакой. Лицо у мужчины было перекошено от злобы, – вспоминает женщина. – Он начал оскорблять сначала меня, а потом и всех жителей улицы. Когда я стала заходить в воду, девочки вдруг замерли и замолчали с побелевшими лицами. Я оглянулась и увидела убегающего Шадрина. Поначалу я не могла понять, что случилось. Потом напуганные дети все-таки объяснили: «Он выбросил все ваши вещи за забор». Из кармана моего халата, видно, от удара о камни вылетели телефон (теперь у него поврежден дисплей) и связка ключей. У нас нет никакой уверенности в том, что завтра Шадрин не перейдет к рукоприкладству.

Колодец с котом

Вернувшись в Петрозаводск, мы позвонили Наталье Шадриной. После всего рассказанного даже странно было услышать на том конце провода вежливый женский голос. Правда, разговор поначалу получился странным.

– Мы не собственники дома, – сообщила Наталья Шадрина.

– Вы к нему не имеете никакого отношения?

– Никакого. Собственник живет в Санкт-Петербурге. У него совершенно другая фамилия.

– Но вы с ним хотя бы знакомы?

– Знакомы.

Однако вскоре выяснилось, что строительство ведет дочь Шадриной (девушка вышла замуж, сменила фамилию и уехала в Питер). Оказалось, что Наталья Федоровна не понимает, какие у людей вообще могут быть претензии к ее семье:

– Здесь раньше жила моя бабушка. И все мое детство прошло здесь. Наш дом находился всего метрах в пятнадцати от этого земельного участка. Всю жизнь люди ходили по тропиночке к берегу. Сейчас к берегу сделана дорога. Раньше была тропинка и не было никакого пляжа. Сейчас дорога и пляж.

– Честно говоря, пляж я там как-то не рассмотрела.

– Ну это люди говорят, что пляж был. Не в этом дело. Вы просто ощутите разницу. Я слышала, что люди жалуются (не просто жалуются, а травмируются и даже фиксируют у медиков эти травмы. – Прим. авт.) на наш забор, у которого наружу торчат штыри, так как это временный забор.

Забор на берегу

– То есть забора потом не будет?

– Потом? Нет. Потом он обязательно будет. Штырей не будет.

– Допустим, дом вы и в самом деле возводите на законных основаниях (хотя этот факт сейчас тоже проверяют стражи порядка. – Прим. авт.), но при чем здесь берег озера?

– Берег тоже находится в нашей собственности. Как это получилось? Когда-то было четыре земельных участка, которые в 1993 году были оформлены в собственность. Потом собственники сменились. Нынешняя владелица земли приобрела эти старые земельные участки, когда еще не было водоохранной зоны. Покупателю сильно повезло, так как закон обратной силы не имеет. Земля была оформлена в собственность в 1993 году, а Водный кодекс появился только в 2007-м. Другой вопрос, что межевание было сделано лишь в прошлом году, и к имевшемуся в собственности участку прибавилось еще 10 процентов земли. Закон это допускает. Не понимаю, что может не устраивать жителей улицы?! Документы у нас в порядке, доступ к воде у них есть.

Забор на берегу

– Прежде всего людей не устраивает то, что ваш забор начинается прямо в воде, а купаться напротив вашего участка больше нельзя (уж на воду-то точно право собственности не распространяется), и то, что ваш муж кидается на людей с оскорблениями и угрозами.

– Ну он может быть не сдержан. Но я могу объяснить его невоздержанность. Ведь как появился этот забор? В нашем колодце утопили кота. После этого муж забил колодец и поставил забор, а поскольку люди продолжают ходить, он его постоянно продлевает. Конфликт, конечно, налицо.

Статусные люди

К соседям Шадриных у пряжинцев претензий нет: через них хоть кубарем (участки, на которых стоят дома, насыпные), но попасть к озеру можно. Хотя рядом затевается еще одно странное строительство. Дело в том, что если на участке, о котором идет речь, начать возводить дом (а приготовления уже ведутся), то с учетом 20-метровой водоохранной зоны он неизбежно «залезет» на проезжую часть.

– Я не понимаю, почему некоторым все позволено? Почему для них нет закона, нет этой водоохранной зоны? Нам говорят, что они все статусные. А мы не статусные. Мы теперь никто, – говорит Нина Цимерман (в прошлом, кстати, директор школы). – Неужели для них закон – не закон? Да стройте вы себе эти здания, ставьте заборы, но здесь-то, у воды, два метра оставьте людям.

– Народ у нас, конечно, терпеливый, но я боюсь, что может случиться социальный взрыв с колоссальными неприятностями, – говорит местный житель Владимир Богданов. – Если сейчас это не остановить, так начнут поступать все, и берег озера превратится в сплошной забор. Местные жители даже не увидят воды.

Не допустить социального взрыва, о котором говорят люди, под силу тем, кому положено стоять на страже закона.

– Что нам удалось выяснить на данный момент, я, к сожалению, до принятия окончательного решения, сказать вам не могу, – заявил прокурор Пряжинского района Вадим Балабанов. Его помощник выезжал на место и даже делал предварительные замеры. По неофициальной информации, замеры показали, что дом Шадриных строится без учета водоохранных метров. Но и с ним, и с уходящим в воду забором стражам порядка еще предстоит разобраться. Если верить прокурору, затягивать проверку его ведомство не намерено и закончит ее уже через несколько дней.

– Нельзя ли на время проверки заставить людей остановить строительство? – спрашиваем.

– То есть прокурор пойдет, ляжет грудью и сам разломает заборы? Нет, конечно. Это решается только в судебном порядке. О том, что хозяева не правы, мы знаем только на словах, а слова эти пока документально ничем не подтверждены. По окончании проверки, когда у нас будут собраны документы, прокуратура, естественно, планирует выходить с иском в суд о сносе забора и установлении 20-метровой зоны свободного прохода. Сейчас нами собираются документы, связанные с выделением земельного участка и проведением конкурса на данный земельный участок и строительством. Потом уже станет понятно, имеет человек право владеть данным куском земли в таком объеме или не имеет. Понимаете? Может, ему на самом деле была выделена земля с учетом береговой полосы. Тогда уже не правы те, кто выделял.

– Такое возможно?

– Мы сейчас завершили проверку по Эссойле. Там вообще дали добро на строительство под канализационными трубами. Мы говорим: «Этого нельзя делать, потому что если в этом месте случится прорыв канализационных труб, его будет невозможно устранить, так как на магистралях будут стоять дома». Мы вышли с протестом, но администрация района, к сожалению, его не удовлетворила. Теперь планируем обратиться в суд. В каждой ситуации нужно разбираться, кто виноват, что так произошло.

– И все-таки разве законно, чтобы забор уходил в озеро?

– Нет. Это, конечно же, незаконно.

«Губернiя Daily» будет следить за развитием событий.

P.S. Пока материал готовился в печать, из Пряжи пришла очередная новость: около озера, подход к которому пытаются отвоевать местные жители, появилась табличка, запрещающая купание. В Государственной инспекции по маломерным судам людей заверили, что не имеют к ней никакого отношения и что знак – инициатива местной администрации. Жители Пряжи подозревают, что запрет придуман местными чиновниками лишь для того, чтобы уклониться от ответственности за происходящее на берегу.

 

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2021 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings