Полиция против Эдуарда Ганеева: дело о сгоревших машинах
В центре внимания

Полиция против Эдуарда Ганеева: дело о сгоревших машинах

«Губернiя Daily» уже несколько раз рассказывала о загадочных поджогах полицейских машин, происшедших в прошлом году в Костомукше. В ноябре следствие определило основного подозреваемого. Им, по мнению полиции, является 44-летний Эдуард Ганеев. Сегодня мы попытались чуть более тщательно вникнуть в эту непростую историю.

Черный плащ

Эдуард Ганеев очень необычный человек. Факты его биографии настолько поразительны, что в них даже трудно поверить. Кажется, что такое бывает только в подростковых приключенческих книжках про героев. В реальной жизни таких людей нет. Но те, кто знает Ганеева, уверяют, что все его истории правдивы, и прозвище «Черный плащ» жители Костомукши присвоили этому удивительному человеку без всякой иронии. Судите сами.

В 1994 году Ганеев задержал двух преступников, обворовавших местный Дом быта. Ему показалось странным, что человек, идущий ему навстречу с мешком, неожиданно свернул с дороги в сторону леса. Дождь, сыро, человек был не в сапогах, а в легких ботиночках – и вдруг ринулся в мокрую траву. Ганеев проследил за ним – и в итоге скрутил двух воров, укравших из Дома быта светильники, ковры, обои и прочие бытовые штуки. Впоследствии выяснилось, что те же люди накануне обокрали квартиру начальника уголовного розыска, стащив у него, помимо всего прочего, полковничий мундир.

Или, например, однажды Эдуард поймал автомобильных воров. Увидел, что два человека как-то подозрительно бродят вокруг машины коммерсанта Бухалова. Постукивают ногами по колесам, озираются. Наконец, один присел возле дверцы и начал там возиться. В общем, Ганеев задержал их в тот момент, когда они вытаскивали из салона магнитолу и пакет с документами.

В другой раз он раскрыл кражу в магазине «Спектр». Опять же, бдительному Ганееву показалось странным, что в теплый летний день два человека зашли в магазин в вязаных шапочках и перчатках. Он начал приглядывать за ними и увидел, как они проносят мимо кассы радиаторы и засовывают к себе в машину. Тут он их и взял практически с поличным.

Жизнь Эдуарда и Олеси Ганеевых – как приключенческий фильм

Жизнь Эдуарда и Олеси Ганеевых – как приключенческий фильм.

А в 1996 году в поезде Черный плащ поймал рецидивиста по фамилии Тихий. Тот украл у соседей Ганеева бумажники, а у самого Эдуарда – куртку с паспортом и 30 рублями.

– Просыпаюсь и вижу, что куртки нет, – вспоминает Ганеев. – Но я еще с вечера этого типа запомнил. Крутился вокруг нашего купе, соседей подпаивал. А на пальцах наколки – видно, что человек раз пять сидел, не меньше. Ну утром я и бросился по вагонам его искать.

Нашел. Обнаружил свою куртку. Тихий за нож схватился, но был повержен и связан. Оказалось, вор с девятью судимостями.

Подобных историй у Ганеева множество. То он  спасает кого-то от хулиганов, то первым, рискуя жизнью, бросается тушить горящий рынок, то отважно выступает свидетелем на судах против костомукшских бандитов. А в 1995-м его чуть не убили отморозки из одинаковской бандитской группировки. Он в клубе заступился за девушек, которых бандосы «пригласили» с собой в баню. Знал, против кого идет, но пошел. В итоге ему сломали шею, прыгали на голове, он много месяцев был парализован, ездил в коляске, но поправился – и снова ринулся биться за справедливость.

– Страх? Конечно, у меня есть страх, – говорит Ганеев. – Но если раздаются крики о помощи, люди обычно бегут оттуда, а я бросаюсь туда. Потому что страшнее всего — опоздать.

Длинный карабин

А потом случилась история с карабином. С нее, в общем-то, все и началось. Ганеев считался внештатным помощником милиции, был чуть не со всеми милиционерами на ты и, как он сам говорит, ногой открывал дверь в любой милицейский кабинет. В общем-то, оно и понятно: он чувствовал себя очень важным и полезным звеном в святом деле борьбы с преступностью. Он находил и задерживал тех, кого милиционеры найти не могли. А еще он сдавал в милицию найденное оружие. Из своих источников узнавал о различных бандитских схронах и приносил стражам порядка найденные там ружья. И вот в 2002 году Ганеев добыл и сдал карабин.

– Я принес его прокурору города Васько, – говорит Ганеев. – К тому времени я уже слышал, что в ГУВД бывали случаи воровства. Потому и принес прокурору. Но тут в кабинет вошел начальник уголовного розыска Родкин, и Васько попросил сдать карабин Родкину. Мол, не бойся, не «уйдет».

Ганеев сдал карабин, получил соответствующую справку, а через несколько месяцев встретил милиционера Потякина и справился о судьбе сданного оружия. Отстреляно ли оно и уничтожено ли? Но Потякин удивился и сказал, что никакой карабин через его руки не проходил и по бумагам вроде тоже не значился. Начали проверять, перелистали дела с документами – карабин исчез. Словно и не бывало. Что с ним стало? Присвоил кто-то из начальства? Или продали бандитам?

– Это же боевое оружие, – переживает Ганеев. – Хоть сейчас оптику ставь и убивай людей.

В общем, Черный плащ пообещал «копать» и начал «копать». Он рассылал запросы и жалобы всем, кому можно, включая министра внутренних дел. И в конце концов от его назойливости попытались отделаться, сообщив в официальном документе, что карабин на самом деле являлся обрезом, сделанным из винтовки Мосина, и этот обрез благополучно уничтожен. И после этого подлога борьба Ганеева за справедливость стала включать в себя и борьбу с произволом в милиции.

Дело гаражей

В итоге 13 февраля 2009 года он был задержан и посажен в милицейский «обезьянник». По его словам, его сутки продержали без еды, с поднятыми руками, прикованными наручниками к решетке. Он уверяет, что его били милиционеры. А потом ему объяснили, что его обвиняют в совершении краж в каких-то гаражах. Некий гражданин по фамилии Харламов написал заявление, что однажды якобы был пойман Черным плащом во время кражи. Черный плащ грозил сдать его в милицию, но Харламов де заплакал и попросил этого не делать. И тогда Черный плащ сказал: «Ладно. Пригодишься еще». После чего будто бы начал заставлять Харламова обворовывать гаражи, а похищенное отдавать ему – Плащу. При этом Ганеев уверяет, что никакого Харламова никогда даже не видел.

– Милиция просто сводила со мной счеты, – считает Ганеев. – Они же мне прямо говорили: «Больше не будешь жаловаться по оружию и мозги выносить». Причем вызвали меня на допрос, а сами вышли и дверь на балкон оставили открытой. Наверняка думали, что я попытаюсь рвануть, и у них тогда будет повод меня измордовать. А я сел и начал есть их печенье прямо у них в кабинете.

Потом Ганеева выпускали под подписку о невыезде. Сажали под домашний арест. Запрещали передавать корреспонденцию. Ему провели психиатрическую экспертизу. Произвели у него дома обыск. Изъяли, в частности, кассеты с записями детских утренников его дочки.

– Видимо, искали компромат на себя, – считает Ганеев.

Ганеевы были вынуждены увезти дочку из Костомукши

Ганеевы были вынуждены увезти дочку из Костомукши.

А в июле того же года его захватили второй раз.

– Мне позвонили знакомые и сказали, что кто-то роется в моей машине, – рассказывает Эдуард. – Я ее как раз в тот день подальше от подъезда поставил. Выскочил из дома, побежал туда, а навстречу – милиционеры. Они мне мешки какие-то в микроавтобус накидали. Схватили меня, запихали к себе и повезли в РОВД. По дороге надели на руки и на ноги наручники и избили в лесочке. В таком виде и доставили.

Официальным поводом для задержания было «неповиновение». А задержали как бы для установки его всем прекрасно известной личности. К слову, после того пребывания в РОВД борец за справедливость попал в реанимацию, но никаких санкций по отношению к работникам правоохранительных органов применено не было.

– Меня опять посадили в «обезьянник», – вспоминает Ганеев. – Ко мне подошел сияющий полицейский и сказал: «Вот теперь ты капитально прилип. Сейчас мы поедем на изъятие». И тут меня как осенило. «Знаешь, – говорю, – зачем я машину-то переставил? Затем, что там камеры установлены. Так что не известно, кто из нас прилип». Он тогда так вот голову обхватил и на корточки сел. Тут второй вбегает, радостный такой. «Ну, – спрашивает, – чего там?» А он за голову держится и отвечает: «Там пиз…ц».

В итоге продержали его пять дней, оштрафовали на 500 рублей за неповиновение и отпустили. Дело это вяло продолжалось некоторое время, а потом странным образом сошло на нет. Исчезло. Практически как тот карабин… Впрочем, по словам следователя Следственного управления РК Владимира Кулаковского, оно не пропало, а было приостановлено в связи с невозможностью опросить подозреваемого. Дескать, его нужно было отправить в Санкт-Петербург на стационарную психиатрическую экспертизу, а он завлек оперативников к себе домой под предлогом «переодеться» и запер их там до вечера. Видимо, это отбило у них охоту «опрашивать» подозреваемого на целых четыре года. Очень, надо сказать, убедительное объяснение… Ну и еще до сих пор семье Ганеевых не вернули кассеты с записями утренников их дочери. И никто не может сказать, где они находятся.

Пакля и пепел

И вот в прошлом году в Костомукше начали вспыхивать полицейские машины. Сначала четыре в разных точках города. А в октябре одновременно сгорели пять автомобилей прямо на территории местного РОВД. Злоумышленник перелез через ограду режимного, охраняемого, простреливаемого видеокамерами объекта и сжег пять машин. Причем, перелезая через ограду, он как-то протащил с собой пятидесятилитровый газовый баллон. Подозрение пало на Ганеева. Потому что кому же еще, как не борцу за справедливость, жечь машины тех, кого он считает «оборотнями в погонах»? По первоначальной версии, Черный плащ мстил за старое «дело гаражей». Правда, среди хозяев сгоревших машин не было ни одного из тех, кто занимался тем делом. Но было как бы и не важно.

К Ганееву подошли на улице. По его словам, первые два удара по почкам он получил от майора, который бил его и позже во время допроса.

– Они потащили меня на третий этаж, в комнату, где нет видеокамер, – рассказывает Ганеев. – Майор спросил, в курсе ли я о пожарах, и список какой-то показал. Я там сорок седьмым шел. «Вы, – спрашиваю, – уже 46 человек здесь до меня перебили?» А майор ответил, что это не мое дело, и два раза треснул в грудь.

Основным доказательством по делу служат обрывки ветоши, которые были найдены на балконе Ганеевых во время обыска. По заключению экспертов, точно такими же, смоченными в горючей жидкости тряпками были подожжены машины в РОВД. Мол, это обрывки одного и того же куска материи. Но Ганеевы уверяют, что тряпки эти им подбросили.

– Обыск проходил ночью, – говорит Эдуард. – Понятые остались в комнате, а полицейский вышел на темный балкон и через несколько секунд вернулся с тряпками в руках. Словно точно знал, где они лежат. Или сам же их туда и пронес. Никто ведь не видел, как он их там нашел.

Вот здесь во время обыска были найдены обрывки пакли

Вот здесь во время обыска были найдены обрывки пакли.

Но тем не менее следствие считает «обнаружение» этой пакли вполне существенной уликой. По поводу этого обыска и у Ганеева, и у его адвоката Ольги Рыбаловой существует множество вопросов. Они отправляют жалобы во все инстанции, включая руководителя Следственного комитета России и даже самого президента, но все эти жалобы возвращаются обратно в Костомукшу. Рыбалова пытается обратить внимание надзорных органов на то, что обыск проводился в ночное время. Ночью обыски проводятся только при крайней необходимости. В данном же случае такой необходимости не было.

Руководитель Следственного управления по Костомукше Аркадий Михайлов, правда, уверяет, что обыск начался не ночью, а вечером, в 19.30, и закончился еще до полуночи. Но, как утверждает адвокат, в официальном протоколе обыска записано, что в 1.05 Ганеевы вызывали «скорую помощь», бригаду которой, что тоже важно, к теряющему сознание Ганееву не пустили. После допросов у него страшно болели руки, однако врачу разрешили лишь осмотреть жену Эдуарда – Олесю. Она пыталась снимать обыск на телефон, но Михайлов запретил ей это делать, и сотрудники следствия отобрали телефон у нее силой. Ганеевы уверяют, что ее повалили на пол и выкручивали руки. Врачи зафиксировали у нее множество синяков. Эдуард попытался защитить жену, но, разумеется, был жестко остановлен. И что особенно ужасно, все это происходило на глазах одиннадцатилетней дочери Ганеевых – Кати. После этого случая родители были вынуждены увезти дочку из города. Говорят, у девочки от перенесенного стресса появились седые волосы.

Мы попытались понять, почему руководивший обыском Михайлов запретил приехавшей за ребенком бабушке забрать ее? Девочка была разбужена, при ней двенадцать посторонних мужчин ходили по ее комнате, перебирали ее вещи, забирали альбомы с ее фотографиями, выкручивали руки ее матери. Неужели нельзя было избавить девочку от подобного зрелища?

Отвечая на этот вопрос, Михайлов объяснил, что никакие процессуальные нормы обыска нарушены не были. Семья Ганеевых создавала во время обыска нервозную обстановку и всячески препятствовала работе органов. Во многом поэтому обыск и затянулся. Бабушку, по его мнению, Ганеевы позвали только для того, чтобы еще более накалить обстановку. И, как ему кажется, они по-своему спекулировали ребенком, для того чтобы препятствовать спокойному проведению обыска. Кстати, столь большое количество обыскивающих было вызвано именно тем, что Михайлов знал характер Ганеева и ожидал от него каких-нибудь подвохов. Ганеев, в частности, вел себя настолько вызывающе, что позволил себе ужинать во время обыска. И еще он уверяет, что жену Ганеева никто не ронял. А что до синяков, то мало ли отчего они появились.

Начальник следственного отдела Костомукши Аркадий Михайлов в том самом дворе РОВД, где сгорели 5 машин сотрудников полиции 

Начальник следственного отдела Костомукши Аркадий Михайлов в том самом дворе РОВД, где сгорели 5 машин сотрудников полиции.

Кроме того, по мнению представителей следствия, все рассказы Ганеева по поводу его избиений и прочего творимого в полиции произвола являются не более чем попыткой обвиняемого очернить работу органов правопорядка. А если иногда и применялись методы физического воздействия, то только в тех случаях, когда Ганеев оказывал им сопротивление.

Итак, мы не знаем, поджигал Ганеев эти злополучные автомобили или нет. Это должны определить следствие и суд. Но мы уверены, что следствие должно быть беспристрастным, а суд – справедливым. Мы уверены, что люди, отстаивающие в нашей стране закон и порядок, не должны воровать карабины и превращать их в обрез винтовки Мосина. Уверены мы также, что любой факт избиения и пыток задержанных должен проверяться и караться до такой степени строго, чтобы ни у кого из стражей порядка не возникало и мысли поднимать руку на беззащитного, закованного в наручники человека… И наконец, нам кажется, что маленькой девочке уже давно пора вернуть ее фотоальбомы и видеокассеты.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2021 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings