Архив

«Cлавмо» и Олонецкий молочный комбинат сговорились себе в убыток?

На днях карельское управление антимонопольной службы распространило информацию о том, что его сотрудниками выявлен сговор между основными республиканскими производителями молочной продукции – главными конкурентами: предприятием «Славмо» и Олонецким молочным комбинатом.

По данным УФАС, в январе производители, сговорившись, сначала синхронно установили одинаковые закупочные цены для своих партнеров: сельскохозяйственных предприятий региона – поставщиков сырого молока, а потом, так же сговорившись, увеличили цены на свою продукцию более чем на 14 процентов. И, как выявила проверка, свои действия в установлении цен конкуренты согласовывали и ранее, в частности, в 2013 и 2014 годах, что является нарушением антимонопольного законодательства.

Комментируя решение о возбуждении дела, руководитель Карельского УФАС России Артур Пряхин отметил: «Синхронное по периодичности и датам на протяжении нескольких лет, «зеркальное» установление абсолютно идентичных (до копейки совпадающих по всем категориям и сортам закупаемого сырья) закупочных цен двумя предприятиями-конкурентами, являющимися явными лидерами регионального «молочного» рынка, может свидетельствовать о том, что предприниматели для достижения определенных общих целей отказались от самостоятельной ценовой политики в таком направлении своей деятельности, как работа с поставщиками сырого молока. Подобное экономическое поведение, а именно – согласованные действия хозяйствующих субъектов-конкурентов, обычно приводит к ограничению конкуренции на рынке и запрещается действующим законодательством. По данному делу антимонопольным органом будет проведено тщательное расследование и по его результатам принято соответствующее решение».

Известие о  «сговоре» удивило обе  якобы участвующие в нем стороны.

— По смыслу этих обвинений получается, что мы сговорились закупать молоко по большей цене. Зачем? Чтобы потом бегать со своей подорожавшей из-за этого продукцией по сетям? – недоумевает исполнительный директор Олонецкого молочного комбината Сергей Басов. – Если уж усматривать сговор, то в снижении, а не в увеличении. Второй аспект: я вообще не понимаю, при чем здесь наши предприятия, если речь идет о ценах на сырье. Если у совхозов, например, увеличивается цена на комбикорма, и они в связи с этим решают поднять цену на свою продукцию, то они приходят к нам и предлагают эту цену. Мы на нее либо соглашаемся, либо ищем себе другой рынок сырья. При чем здесь сговор со «Славмо»? Так уж сложилось, что в Карелии нет сотен совхозов, поэтому поставщики у нас, конечно, одни и те же.

— Не исключаю, что причина возникших к нашему предприятию претензий вовсе не в синхронном повышении цен с конкурентами, — говорит Сергей Басов. – Я исполнительный директор предприятия. Генеральный директор – Василий Попов. Возможно, истинная причина претензий к предприятию в этом.

Не понимает, в чем конкретно карельское УФАС усмотрело сговор, и руководство ОАО «Славмо».

— Как я мог договориться с директором Олонецкого молочного комбината, если видел его всего один раз (три года назад, где-то в городе, он мимо проходил)? — говорит генеральный директор предприятия Сергей Масляков. – Больше я Василия Попова в глаза не видел. Да и зачем нам договариваться? Закупочная цена молока – вещь простая: если я сделаю цену выше, чем у Олонца, то получится, что все молоко уйдет ко мне. Мы же в одних совхозах его берем. Если он сделает закупочные цены выше меня, то все молоко уйдет к нему. Поэтому цены все равно примерно одинаковые. Да и диктуем их не мы. Их диктует рынок. Это не мы предлагаем совхозам цены, а они нам. Если мы соглашаемся на увеличение закупочной цены, то совхозы автоматически увеличивают ее и для Олонецкого молочного комбината, который соглашается на новую цену, потому что деваться некуда. Понимаю, если бы мы сговорились и одновременно понизили закупочную цену, зажали бы совхозы. Но получается, что мы сговорились больше денег совхозам дать.

Сергей Масляков уверяет, что даже смысла не видит в том, чтобы сговариваться о ценах с руководством ОМК:

— Они в своих магазинах торгуют, мы — в своих. В «Сигме», например, представлена продукция обоих предприятий. Так ведь цена на нее разная. Был бы сговор, цена была бы одинаковой. Я вам честно скажу, воевать мы с ними на рынке не воюем. У нас обычная конкурентная борьба. У них свои покупатели, у нас свои. Мы спокойно работаем. Что, нам нужно друг друга перегрызть?

Претензии, связанные с тем, что предприятия сговаривались о поднятии цен не только в этом году, но и в предыдущие два, Сергей Николаевич вообще не понимает, откуда взялись, потому как в 2014 году его предприятие, например, цены на свою продукцию не поднимало вообще.

— У меня есть этому документарное подтверждение, — говорит гендиректор «Славмо». – А то, что иногда повышение цен у наших двух предприятий совпадает, в этом нет ничего удивительно. Ту же упаковку мы покупаем в евро. И, представляете, евро подорожал одновременно и для нас, и для Олонецкого молочного комбината. О каком сговоре здесь можно говорить? Я сейчас, вместо того чтобы работать, буду тратить время на выяснение этой ситуации, буду писать кучу бумаг, давать объяснения. Честно говоря, жалко этого времени. Потрачено оно будет впустую.

Вот она, поддержка местных производителей, в самом ярком ее проявлении. Продукция ОАО «Славмо» и ЗАО «Олонецкий молочный комбинат» очень популярна в Карелии, и не дает развернуться в республике предприятиям из Пскова, Питера и Гатчины. Сложно сказать, этот ли факт заставил правоохранителей возбудить дело на пустом месте или ключевую роль все-таки сыграла фигура Василия Попова. В любом случае, происходящее – уже явный перебор. С таким подходом можно ведь докопаться и до того, что у директоров «Славмо» и ОМК имена-отчества одинаковые. И Басова, и Маслякова зовут  Сергей Николаевич. Видимо, сговорились.

 

Наверх
Change privacy settings
Главные новости в нашем Telegram