Допрошены десятки свидетелей. В чем они уличили подсудимых по делу «Петропита»?
Архив

Допрошены десятки свидетелей. В чем они уличили подсудимых по делу «Петропита»?

Судебный процесс по нашумевшему делу «Петропита» начался в начале января. С тех пор в суде успели допросить два десятка свидетелей, среди которых бывшие и нынешние сотрудники администрации города, депутаты Законодательного собрания Карелии, бывшие управляющие муниципальным предприятием, бывший бухгалтер «Петропита» и экс-мэр Петрозаводска. Все они были приглашены стороной обвинения, и, надо думать, их показания должны были стать доказательствами вины подсудимых. Но что сказали свидетели?

Петропит-4-1

Напомним, что депутата Законодательного собрания Карелии Анастасию Кравчук, депутата Петросовета Ольгу Залецкую и экс-директора торгового дома «Ленторг» Александру Корнилову обвиняют в мошенничестве при совершении сделки купли-продажи муниципального имущества. Анализируя сделку, законность которой была подтверждена судом, следователь Александр Брюханов каким-то образом пришел к выводу о том, что было совершено преступление. Да еще организованной группой, с использованием служебного положения и в особо крупном размере.

По версии следствия, лидер карельских «яблочников» Василий Попов (его дело выделено в отдельное производство), действуя совместно со своей супругой Анастасией Кравчук и Александрой Корниловой, сначала обеспечил заключение долгосрочного договора аренды на здание комбината школьного питания, принадлежавшего ПМУП «Петропит», после чего вовлек в «состав организованной преступной группы» Ольгу Залецкую и обеспечил принятие решения о ее назначении на должность директора «Петропит». Залецкая же, в свою очередь обманув должностных лиц администрации города, оценщиков и суд, помогла Попову, Корниловой и Кравчук по заниженной стоимости заполучить в собственность комбинат.

Не то, что следователь написал

6-13

На сегодняшний день ни один из допрошенных свидетелей не подтвердил того, что Попов принимал участие в указанной сделке или проявлял хоть какую-то заинтересованность в отношении здания комбината школьного питания. Напротив, свидетели обвинения говорят о том, что этим зданием вообще никто не интересовался, и его с большим трудом, после долгих поисков смогли сдать в аренду фирме Александры Корниловой. О том, что в перспективе комбинат может быть выставлен на торги, тогда даже речи не шло: администрация его не планировала продавать, а петрозаводские бизнесмены не горели желанием покупать.

Единственный человек, чьи показания на следствии хоть как-то свидетельствовали о заинтересованности Попова в комбинате, — бывший временный управляющий ПМУП «Петропит» Сергей Громов. Согласно материалам дела, на одном из своих допросов Громов сообщил следователю о том, что в то время, когда решался вопрос с арендой комбината, Попов разговаривал с ним на эту тему. И все бы ничего, но, сообщая данный факт, свидетель употребил слово «допускаю». Довольно странные для уголовного дела показания. Впрочем, секрет этой странности раскрылся сразу, как только во время судебного заседания на Громова посыпались уточняющие вопросы.

— На самом деле меня следователь научил говорить: «Допускаю», — неожиданно выдал свидетель. — Вы, наверное, знаете из материалов уголовного дела, что первый допрос у меня был в изоляторе временного содержания. Меня задержали сначала. Потом на второй день допросили и спросили, знаю ли я Попова. Я говорю: «Чего вы к Попову-то пристали?» Говорят: «Надо отвечать». Я сказал, что знаю. А дальше: «Разговаривал ли с тобой Попов по вопросам аренды?» и т.д. Я уже не помню конкретно. Говорю им: «Это было давно, я не помню. Если напомните, я скажу». «А вот такие вопросы с тобой обсуждал?» Я говорю: «Это было много лет назад. Я не помню». И следователь сказал: «Отличный ответ. Если вы не помните, значит, может быть, говорили, а может быть, не говорили. Так ведь получается?» Я говорю: «Ну да». «То есть вы допускаете, что вы говорили?» Я говорю: «Ну, допускаю». Он и записал: допускаю. Вот вам и допускаю. Я не помню, но допускаю.

— И после этого вас выпустили из изолятора? – уточнил адвокат одной из подсудимых.

— Сразу. В этот же день. Причем там до конца рабочего дня оставалось очень мало времени. Они быстренько написали постановление об освобождении и выпустили.

Так суд сказал

7-12

Ни один из допрошенных на сегодняшний день свидетелей не подтвердил, что при продаже здания комбината школьного питания Ольга Залецкая что-либо нарушила и кого-либо обманула. Даже те экс-чиновники, у кого с Залецкой были и остаются сильно напряженные отношения (из-за активной депутатской деятельности подсудимой), вынуждены были на суде признать, что она все делала по закону, потому-то они и согласовали ей сделку.

Не находит своего подтверждения и версия следователя о том, что Залецкая обманула сотрудников администрации города. В один голос экс- и нынешние чиновники заявили о том, что никакого обмана не было: они знали что, с каким обременением, по какой цене и кому продает Ольга Залецкая.

Что же касается Анастасии Крачук и Александры Корниловой, то доказательств их преступных действий или хотя бы помыслов в суде так же на данный момент не представлено. В 2014 году карельское УФАС вынесло постановление о том, что сделка по передаче в аренду здания комбината школьного питания предприятию «Ядвига» не соответствует законодательству. Антимонопольщики почти восемь месяцев шли к такому заключению. И это заключение было крайне важно для данного уголовного дела. Можно сказать, оно было основой всех обвинений. Однако внешний управляющий «Петропита» Александр Осин обжаловал этот документ в Арбитражном суде, и суд встал на его сторону. Позже к выводу о том, что нарушений при заключении договора аренды не было, пришла и апелляционная инстанция. В результате решение УФАС было отменено. А вот уголовное дело осталось.

Законность приобретения здания Анастасией Кравчук также подтверждается решением суда, по которому и был оформлен договор купли-продажи.

Не стоило и того

9-11

Ну и совсем интересно получается с ценой здания комбината школьного питания. По оценке здания, заказанной следователем, комбинат стоил больше 60 миллионов рублей. Согласно трем оценкам, заказанным Залецкой, одна из которых была сделана ГУР РК РГЦ «Недвижимость», комбинат без обременения стоил около 30 миллионов рублей, с обременением (которое реально было) – около 18 миллионов рублей.  По этой цене Анастасия Кравчук его и купила. По оценке же свидетелей обвинения, указанное здание и близко не стоило тех денег, за которые его продали.

Бывший главбух «Петропита» Ирина Малахова, которая сегодня сама возглавляет предприятия, занимающиеся детским питанием, сообщила, что комбинат еще за несколько лет до его продажи уже никакого интереса не представлял:
— Оно уже не подлежит восстановлению, мне так кажется. Там нужно очень много вкладывать. Мы смотрели это здание. Там было все разрушено. Посмотрели, подумали и сказали, что нет. Школьное питание не настолько прибыльное.

— По моей оценке, красная цена этому зданию – миллионов пять, — пояснил в суде бывший временный управляющий «Петропита» Сергей Громов. — И то… Если бы мне лично предложили купить его за 5 миллионов, я бы не купил. Потому что я не знаю, что с ним делать. Помните, в Лахденпохье был детский дом, который продавали за 6 миллионов рублей? Я ездил туда смотреть. Там площадь была больше, чем у комбината школьного питания. Он на центральной улице стоял. И я думал, что, может быть, мне имеет смысл его приобрести. Но когда я приехал, то понял, что это здание не стоит 6 миллионов. Я понял, что кроме убытков (я его должен охранять, что-то делать), от него ничего не будет. Чтобы его отремонтировать, еще 20 миллионов нужно вложить. Его купил за эти 6 миллионов какой-то лахденпохский предприниматель. Потом туда поехал наш губернатор — Андрей Витальевич Нелидов и сказал, что это здание стоит 40 миллионов рублей. Тогда сняли министра Орлова, сняли того, кто организовывал торги. Мол, они жулики. Здание вернули. А что сегодня с этим зданием? Оно погибло. Его сегодня нет, просто нет. Вот и все. И таких примеров сколько угодно можно привести.

Приводил их в суде и человек, который в свое время представлял интересы кредиторов ПМУП «Петропит» Андрей Иванов:

— Недавно закончились торги в Кондопоге. Тоже производственная база. Тридцать объектов недвижимости. Две трети – это руины, но треть – такая, более или менее. Продавал банк ВТБ. Он был заинтересован в том, чтобы продать дороже. Имущество продавалось два года. Все это время цена очень медленно падала. Начальная цена была 25 миллионов рублей. В итоге было продано за 400 тысяч рублей.

По поводу приобретения Анастасии Кравчук свидетель сказал:

— Я вот понимаю, что если бы я его себе купил, я бы купил себе проблему…
По словам Иванова, Анастасия Андреевна могла положить эти 17 с лишним миллионов рублей на депозит и через 7-8 лет получить от них неплохую прибыль. А она вместо этого купила здание, от которого одни проблемы, так как мало того, что не знаешь, что с ним делать, так его еще нужно содержать и охранять.

— Все допрошенные сотрудники администрации говорят о том, что они считали: это здание стоит больше, и продать его нужно было дороже, — заметил адвокат Ольги Залецкой.
Это утверждение вызвало у свидетеля улыбку.
— Если бы оценщик был обязан сам купить по той цене, которую он назвал, если по этой цене больше никто не купит, я думаю, цены в отчетах оценщиков были бы более адекватными, — ответил Андрей Иванов.

Напомним, что все это говорят свидетели обвинения.

Мы будем и дальше держать вас в курсе событий. Подробности уголовного преследования фигурантов этого уголовного дела можно найти в группе  https://vk.com/club116938395

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings