Архив

Полгода в суде: что доказали по делу «Петропита»?

С тех пор, как уголовное дело по «Петропиту» пришло в суд, прошло полгода. За это время успели допросить десятки свидетелей, ознакомиться с аудиозаписями и письменными материалами дела. Не смотря на ряд длительных перерывов, заседаний было довольно много, но сторона обвинения все равно не успела предъявить все имеющиеся у нее доказательства вины подсудимых. Ориентировочно эта часть судебного процесса закончится не раньше сентября.

Возможно (хотя и очень сомнительно), что основные свидетели еще впереди, что допрос людей, которые должны разоблачить, специально оставили напоследок, но из показаний тех, кто уже успел выступить в суде, складывается впечатление, что ни Анастасия Кравчук (депутат Законодательного собрания Карелии), ни Ольга Залецкая (депутат Петросовета), ни Александра Корнилова (экс-директор торгового дома «Ленторг») никаких преступлений не совершали.

Напомним, что, по версии следствия, подсудимые совершили мошенничество: обманным путем по заниженной стоимости завладели зданием муниципального предприятия «Петропит» — комбинатом общественного питания. При этом, главной обманщицей выступала Ольга Залецкая (на тот момент директор МУП «Петропит»). Она обманула и сотрудников администрации города, и оценщиков, и даже суд. И все это под чутким руководством политика Василия Попова (его дело выделено в отдельное производство), который и мошенничество придумал, и Залецкую с целью реализации преступления на работу устроил. Напомним, что предприятие Ольги Залецкой выступало продавцом здания, фирма Александры Корниловой на тот момент его арендовала, а Анастасия Кравчук покупала.

Легче было снести

Про Анастасию Кравчук и Александру Корнилову за эти полгода в судебном процессе особо и не вспоминали (разве что в те моменты, когда спрашивали у свидетелей, знакомы ли они с подсудимыми), поэтому понять, когда они сговорились совершить преступление, что преступного было в их действиях, и где доказательства этой преступности, на данный момент, невозможно. Пока очевидно только то, что когда-то (еще до того, как «Петропит» возглавила Залецкая) Александру Корнилову представители предприятия уговорили взять здание комбината общественного питания в долгосрочную аренду, а через какое время,    почти за 18 миллионов рублей, Анастасия Кравчук это, согласно показаниям свидетелей, «не подлежащее восстановлению» и «находящееся в ужасающем состоянии» строение купила. Точка! В отношении Кравчук и Корниловой – это пока все, что удалось выяснить.

Кстати, о состоянии здания. Если бы только один свидетель сказал о том, что со зданием что-то было не так. Но в суде все, кто хоть раз видел этот комбинат в то время, когда его продавали, и уж тем более все, кто работал в «Петропите», говорили о том, что зданию и капитальный ремонт бы не помог: проблемы были и с электричеством, и с водоснабжением, и с водоотведением, и с лифтами.

По словам экс заведующей комбината общественного питания Натальи Фетисовой, в какой-то момент здание приезжала смотреть московская фирма, которая должна была делать в нем ремонт (он так и не состоялся), и специалисты этой фирмы сообщили, что гораздо проще снести это строение и возвести на его месте новое, чем ремонтировать имеющееся.

Все нужно было перестраивать и переделывать, и деньги на все это нужны были очень большие. И все это говорят свидетели стороны обвинения! Никто из них еще не сказал, что Анастасия Кравчук за сравнительно небольшие деньги купила что-то стоящее. Зато многие отмечают, что здание явно не стоило заплаченных за него денег. А ведь, по версии следствия, Анастасия Кравчук должна была заплатить за него на 42,7 миллионов рублей больше.

Все по закону

За все время судебных заседаний не было представлено ни одного доказательства того, что Ольга Залецкая как-то незаконно, с нарушениями или по блату устроилась на должность директора МУП «Петропит». Все, как один говорят, что это была обычная практика, когда депутаты Петросовета становились руководителями муниципальных предприятий. Что никаких претензий к кандидатуре Ольги Залецкой не было. В частности, допрошенная в судебном заседании свидетель Елена Бриненко (в период назначения Залецкой на должность директора «Петропита» она была заместителем начальника управления кадров и муниципальной службы администрации города) сообщила:

— Если бы квалификационные требования не подходили, ее бы не назначили. Мы проводили свою проверку. Она соответствовала должности.

Не представлено ни одного доказательства и того, что при подготовке здания к продаже и во время его продажи Залецкая хоть кого-то ввела в заблуждение или обманула. Абсолютно все свидетели, которые имели хоть какое-то отношение к сделке по продаже здания «Петропита» заявили в суде, что обмана со стороны Залецкой не было. Все прекрасно знали, что продается, кому продается, с каким обременением и по какой цене.

Напомним, что Анастасия Кравчук не просто пришла и купила у муниципального предприятия это здание. Она участвовала в аукционе, на который могли заявиться и другие люди, любые. Но почему-то не заявились (и ведь «заниженная» цена не привлекла). Узнав о том, что в аукционе изъявил желание участвовать всего один человек, из-за чего цена по сравнению со стартовой не сильно-то и выросла, Ольга Залецкая отказалась подписывать договор купли-продажи. Документ подписала ее зам, после того, как суд обязал предприятие заключить указанную сделку с единственным участником аукциона. Следствие же даже судебное разбирательство по этому делу считает частью преступного плана – маскировкой! Звучит нелепо. Тем более, что эту нелепость опровергают показания сотрудников администрации города. Например, показания начальника управления потребительского рынка администрации Петрозаводского городского округа Надежды Курбатовой.

— Ольга Евгеньевна на одной из планерок доложила о том, что участник был всего один. И мы рекомендовали ей обратиться в суд, чтобы эта сделка была до конца законной, в том числе и для того, чтобы минимизировать собственные риски. Хотя, по действующему законодательству, мы и без решения суда могли заключить договор купли-продажи с единственным участником аукциона, — пояснила свидетель.

Примечательно, что даже те, у кого с Ольгой Евгеньевной очень наряженные отношения (и они этого не скрывают) в суде заявили о том, что она все сделала по закону.

Вот и получается, что сторона защиты еще даже не начала представлять свои доказательства, а сторона обвинения уже и сама доказала, что Залецкая действовала честно, открыто и в соответствии с законодательством и требованиями руководства (она выполнила все, что чиновники городской администрации рекомендовали ей сделать, включая троекратное оценивание здания комбината).

«Вот вам и допускаю»

Сколько бы времени не тратили государственные обвинители на вопросы, касающиеся Василия Попова (а интересует не только то, каким он был и чем владел в период, когда, по мнению следствия, задумывалось и реализовывалось мошенничество, но и все, что с ним было связано десять, а то и двадцать лет тому назад), на сегодняшний день ни один из допрошенных свидетелей не подтвердил того, что Попов принимал участие в указанной сделке или проявлял хоть какую-то заинтересованность в отношении здания комбината школьного питания. Напротив, свидетели обвинения говорят о том, что этим зданием вообще никто не интересовался, и его с большим трудом, после долгих поисков смогли сдать в аренду фирме Александры Корниловой. О том, что в перспективе комбинат может быть выставлен на торги, тогда даже речи не шло: администрация его не планировала продавать, а петрозаводские бизнесмены не горели желанием покупать.

Единственный человек, чьи показания на следствии хоть как-то свидетельствовали о заинтересованности Попова в комбинате, — бывший временный управляющий ПМУП «Петропит» Сергей Громов. Согласно материалам дела, в одном из своих допросов Громов сообщил следователю о том, что в то время, когда решался вопрос с арендой комбината, Попов разговаривал с ним на эту тему. И все бы ничего, но, сообщая данный факт, свидетель употребил слово «допускаю». Довольно странные для уголовного дела показания. Впрочем, секрет этой странности раскрылся сразу, как только во время судебного заседания на Громова посыпались уточняющие вопросы.

— На самом деле меня следователь научил говорить: «Допускаю», — выдал тогда свидетель. — Вы, наверное, знаете из материалов уголовного дела, что первый допрос у меня был в изоляторе временного содержания. Меня задержали сначала. Потом на второй день допросили, и спросили, знаю ли я Попова? Я говорю: «Чего вы к Попову-то пристали?» Говорят: «Надо отвечать». Я сказал, что знаю. А дальше: «Разговаривал ли с тобой Попов по вопросам аренды?» и т. д. Я уже не помню конкретно. Говорю им: «Это было давно, я не помню. Если напомните, я скажу». «А вот такие вопросы с тобой обсуждал?» Я говорю: «Это было много лет назад. Я не помню». И следователь сказал: «Отличный ответ. Если вы не помните, значит, может быть, говорили, а, может быть, не говорили. Так ведь получается?» Я говорю: «Ну да». «То есть вы допускаете, что вы говорили?» Я говорю: «Ну, допускаю». Он и записал: допускаю. Вот вам и допускаю. Я не помню, но допускаю.

— И после этого вас выпустили из изолятора? – уточнил адвокат одной из подсудимых.

— Сразу. В этот же день. Причем там до конца рабочего дня оставалось очень мало времени. Они быстренько написали постановление об освобождении и выпустили.

Примечательно, что, по версии следствия, комбинат общественного питания, ради которого Попов разработал хитроумную аферу, необходим ему был для того, чтобы одна из его фирм могла использовать этот здание для производства школьного питания. Это утверждение уже в дребезги разбилось о показания свидетелей. В частности, бывший финансовый директор предприятия «Петропит» на недавнем допросе в суде заявил, что использовать это здание под производство и, тем более, производство школьного питания, на момент его продажи уже было невозможно!

Подоплека

Так как свидетелей, которые непосредственно имели отношение к сделке купли-продажи здания «Петропита» или слышали о ней от участников этой сделки, ну или даже просто от кого-то, немного, да и те ничего преступного в покупке здания не наблюдали, государственные обвинители пошли по пути допроса тех, кто что-то об этом читал в СМИ, ну или на худой конец, хотя бы просто знаком с подсудимыми: бизнесменов, депутатов и даже журналистов, которые брали интервью у Василия Попова. Причем не тех, кто разговаривал с политиком в период совершения указанной сделки, а тех, кто беседовал с ним через несколько лет после ее заключения. Зачем всех этих людей вытаскивают в суд, непонятно, но судья пока соглашается с их допросом.

Очевидно, что если за полгода не было представлено доказательств вины подсудимых, то за оставшиеся (месяц, два, год) такие доказательства и не появятся.

Руководитель карельского «Яблока», за чьей спиной большое количество успешных выборных кампаний, в результате которых кандидаты от оппозиции побеждали представителей «Единой России», благодаря разбирательству по делу «Петропита» пока находится на территории Финляндии и не может участвовать в избирательной кампании. Депутат Законодательного собрания Карелии от партии «Яблока» Анастасия Кравчук сейчас находится на скамье подсудимых, и вместо подготовки к выборам вынуждена заниматься своей защитой. Член Федерального совета партии «Яблоко» Светлана Чечиль, активно занимавшаяся выборными кампаниями своей партии, уже третий месяц находится в СИЗО. И все больше и больше напрашивается мысль о политической подоплеке дела по «Петропиту», и все больше и больше начинает казаться, что главная цель процесса – не восстановление справедливости, а расчистка политического поля для выборов команды Александра Худилайнена в сентябре.

Срочные новости в нашем Telegram