Архив

Прислуга вечером во ржи: книжные новинки, достойные внимания

В последнее время чтение книг стало довольно малопопулярным занятием. Полки и стеллажи, забитые переплетами до отказа еще нашими родителями, пылились и изнывали от скуки. Вот только нам кажется, что времена книгочеев возвращаются — читать вновь стало модно! Именно поэтому «Губернiя Daily», совместно с магазином «Буквоед» отныне будут рассказывать о книжных новинках, которые могут кого-либо заинтересовать. Если вы уже читали эти книги, смело делитесь впечатлениями в комментариях  — интересно будет всем! А быть может, вы хотите рассказать нам о других изданиях? Welcome!

Кэтрин Стокетт, «Прислуга»

Кэтрин Стокетт, "Прислуга"В наших краях часто так бывает, что о хорошей книге люди узнают, посмотрев ее экранизацию. С «Прислугой» так и получилось! После выхода на экраны фильма по мотивам американского бестселлера, карельские зрители ринулись в книжные магазины – покупать и читать оригинал. И, надо сказать, совсем не зря. «Прислуга» — книга добрая и душевная, начинается рассказом чернокожей служанки Эйбилин, за всю жизнь воспитавшей 17 детей. Всех она одаривала безграничной любовью, пока их «белые» мамашки играли в бридж и заботились о фигуре. Основной мотив романа – расовая дискриминация в Америке 60-х годов, когда афроамериканцы не имели ни гражданских, ни социальных прав. Доходило до того,что хозяева запрещали прислуге пользоваться их туалетом и обедать с ними за одним столом.

Кстати, стиль «Прислуги» уже сравнивают с «Унесенными ветром» — оба этих романа написаны немного старомодным, но «теплым» языком. В общем, если вы – поклонник романов с душещипательными сюжетными перипетиями, «Прислуга» вам обязательно понравится.

ЦИТАТА

Мисс Лифолт возвращается домой с высокой прической. Она сделала химическую завивку и пахнет от нее теперь пневмонией. Если пневмонию в мусорный бак положишь, хорошо помогает, любой дух перешибет.
— Знаете, что Мэй Мобли сегодня сделала? — сообщаю я. — Сходила в туалет на унитаз.
— О, как чудесно! — Она обнимает девочку, не часто я такое вижу. Знаю, она и вправду радуется, потому что мисс Лифолт не любит менять подгузники.
— Теперь вам нужно следить, чтобы она ходила на унитаз. А то она может запутаться, — напоминаю я.
Мисс Лифолт с улыбкой отвечает:
— Хорошо.
— Давайте попробуем, может, она сделает еще разок, специально для вас, пока я не ушла домой.
Мы все идем в ванную. Снимаю с малышки подгузник, усаживаю на унитаз. Но Малышка мотает головкой.
— Ну же, Мэй Мобли, разве ты не можешь сходить на горшочек для мамы?
— Неееет.
В конце концов ставлю ее обратно на ножки:
— Ничего, сегодня ты все равно была умницей.
Но мисс Лифолт, та надувает губы, хмыкает и мрачно смотрит на дочь. Я не успеваю надеть Малышке подгузник, как она пулей выскакивает из ванной и почти голышом мчится через весь дом. Вот она уже в кухне. Открывает заднюю дверь, влетает в гараж и тянется к ручке двери моего туалета. Мы спешим за ней, мисс Лифолт грозит пальцем. Голос у нее взлетает тонов на десять:
— Это не твоя ванная!
Малышка упрямо мотает головкой:
— Моя фанна!
Мисс Лифолт хватает ее и больно шлепает.
— Мисс Лифолт, она не понимает, что делает…
— Ступайте в дом, Эйбилин!
Заставляю себя уйти в кухню. Стою там, а дверь оставила открытой.
— Я растила тебя не для того, чтобы ты пользовалась туалетом для цветных!
Растила она! Леди, да вы вообще не растили своего ребенка.

Дина Рубина «Окна»

Дина Рубина, «Окна».

На книги Рубиной, как правило, есть две точки зрения. Одни Рубиной зачитываются до недосыпа, упиваются витиеватым стилем, смакуют подробности и вчитываются в особенно яркие строки. Другие – ровным счетом наоборот, ею уже «перенасытились», что ли. И очередные воспоминания Дины Ильиничны уже не в радость, и ташкентская тема поднадоела… Однако всем мил не будешь. Но тем, кто хочет сделать перерыв в своих «отношениях» с Рубиной, стоит хотя бы взглянуть на ее новую книгу «Окна».

Это, скорее, художественное издание: муж Рубиной, живописец Борис Карафёлов помог супруге оформить новую книгу. Образ окна, кстати, возник тоже благодаря ему же. Помогая супругу оформлять его новую мастерскую, Рубина задумалась, что в ее жизни окна играют практически знаковую роль. Так возникла идея сборника девяти новелл, который потом и получил название «Окна». Новеллы эти – о разном: о том, как 8-летняя будущая писательница сбежала из детского лагеря и всю ночь босиком добиралась домой. О деде Рубиной, что всю жизнь работал, и даже когда потерял ногу, попав под трамвай. И о многом-многом другом…

Цитата

Сюжет для средней руки водевиля. Ты расскажи, расскажи. Вот возьми и расскажи, при каких занятных обстоятельствах современный муж узнает, что жена ему много лет изменяет. Ты расскажи, как в один прекрасный день раздается звонок на мобильный и, увидев на экранчике родимое «Ириша», ты нажимаешь кнопку и…давай, поведай в деталях, как прослушал всю эротическую сцену в деталях до победного, так сказать, и очень бурного финала – в страстных объятьях она, судя по всему, не ощутила, что мобильник закатился под спину, кнопка нажалась нечаянно, и – вот они, чудеса высоких технологий: постельная сцена в живом эфире, эксклюзив для далекого мужа…

Джон Дэвид Калифорния «Вечером во ржи: 60 лет спустя»

Джон Дэвид Калифорния «Вечером во ржи: 60 лет спустя»

Старику Сэлинджеру не дали умереть спокойно. Еще при жизни он узнал о продолжении своей книги, написанной неким Джоном Дэвидом Калифорния. Поклонник таланта писателя решил воскресить любимого героя Холдена Колфилда – ворчливого бунтаря, сбежавшего из школы. Калифорния написал этакий сиквел любимой книги. Правда, на этот раз герою уже 76 лет, и сбегает он не из школы, а из дома престарелых. Но о своем возрасте, похоже, не подозревает: например, искренне удивляется, почему вокруг него одни старухи.

Пока был жив Сэлинджер, его адвокатам удалось добиться запрета на выход книги. Однако после его смерти остался запрет только на издание в США и Канаде. У нас, соответственно, можно. Кстати, поклонники Сэлинджера «самозванца» не ругают, а даже наоборот, хвалят: говорят, Джону Дэвиду удалось написать свою книгу почти сэлинджеровским языком.

К вашему удовольствию видеоцитата в исполнении актера Национального театра Никиты Анисимова.

А что сейчас читаете вы?

Михаил Гольденберг, директор Краеведческого музеяМихаил Гольденберг, директор Краеведческого музея:

— Читаю последние номера журнала «Звезда». А из книг сейчас популярна серия «Россия в мемуарах». В работе у меня книга из этой серии А.Штейнберг «Литературный архипелаг» — не только череда мастерски написанных портретов интереснейших людей, но и невольный автопортрет мемуариста, наблюдательного и тонкого мыслителя. Книгу взял в библиобусе Национальной библиотеки. По пятницам он стоит на Круглой площади около музея.


Яркая Карелия в нашем Instagram