Архив

Свидетели обвинения выступают на стороне Сухоруковой

В суде допросили бывшую сотрудницу отдела архитектуры и управления земельными ресурсами администрации Прионежского района Наталью Введенскую. Напомним, что в обвинительном заключении указано, что именно она обладала достоверными данными о том, что участок «Ерошкиной сельги» является осушенным, и якобы даже предупреждала об этом Сухорукову. И в интервью нашей газете, и теперь на суде Наталья Введенская эту информацию опровергла. По словам свидетеля, она вообще ни разу не общалась с Евгенией Сухоруковой на тему «Ерошкиной сельги». Вопрос об изменении вида разрешенного использования земли решался на заседании комиссии, в которую Евгения Александровна не входила.

— На комиссии было принято положительное решение, причем единогласно, — пояснила свидетель.

Наталья Введенская подтвердила, что у них на руках было два документа с абсолютно противоречивой информацией: ответ «Карелмелиоводхоза», из которого следовало, что указанные земли осушены и представляют собой определенную ценность, и ответ Управления Росреестра по РК, в котором говорилось о том, что особо ценными продуктивными эти земли не являются. Свидетель пояснила, что в попытке выяснить, какой из документов содержит достоверные сведения, они обращались в Госкомитет по управлению госимуществом. Но толку от этого было мало.

— Мы получили ответ, который нас ни к чему, к сожалению, не привел, — пояснила Наталья Введенская. — В письме не отражалась никакая позиция. И мы остались у разбитого корыта с двумя разными письмами.

— Почему вы не обратились повторно? – уточнил гособвинитель.

— Мы перезванивали в госкомитет в попытке уточнить их ответ, но нам сказали, что дано, то дано, — пояснила свидетель.

Принять решение помог документ, предоставленный собственником земли. В нем говорилось о том, что руководствоваться нужно данными Росреестра. К слову, начальник отдела госкомитета по управлению государственным имуществом Наталья Тимиргалеева, выступавшая в суде после Натальи Введенской, подтвердила, что именно Росреестр обладает достоверным данными по осушенным землям, и, соответственно, именно он уполномочен давать информацию подобного рода. По словам свидетеля, в «Карелмелиоводхоз» обычно обращаются в том случае, если у Росреестра нет данных по конкретному участку.

— Мы с начальником отдела решили, что имеющихся документов достаточно, чтобы готовить постановление (то самое, которое потом и подписала Евгения Сухорукова — прим. авт.), — пояснила на суде Наталья Введенская.

Государственных обвинителей эта информация не устроила. Они десятки раз в разных вариациях задавали свидетелю один и тот же вопрос – почему она прекратила писать запросы?

—  Куда еще обращаться? Если честно, не знаю, — призналась Наталья Введенская. — Я считаю, что в работе мы должны руководствовать документами. А у нас не было никаких документов, подтверждающих наличие мелиоративной системы как сооружения. Мелиоративная система – это объект недвижимости. И на нее должны быть документы. Должен быть паспорт и право собственности. Иные мелиоративные системы всегда оформлялись как объекты недвижимости. Например, в агрокомплексе имени Зайцева эти системы оформлены как объекты недвижимости, и есть свидетельство о праве собственности. В данном случае таких документов нам не было представлено ни на комиссию, ни в процессе акта о выборе земельного участка. Никакого документа по системе мелиорации как по сооружению не было. Никакого свидетельства о регистрации права на сооружение не было.

Вступайте в группу поддержки Евгении Сухоруковой. Мы будем и дальше держать вас в курсе событий.

Яркая Карелия в нашем Instagram