«Всегда есть к чему прицепиться»: резонансное дело экс-главы Прионежского района Светланы Чечиль начали рассматривать в суде
Архив

«Всегда есть к чему прицепиться»: резонансное дело экс-главы Прионежского района Светланы Чечиль начали рассматривать в суде

Светлана Чечиль

В Петрозаводском городском суде рассматривается дело директора Петрозаводского Дворца творчества детей и юношества Светланы Чечиль. За три заседания сторона обвинения успела зачитать обвинительное заключение, огласить письменные материалы и дела и допросить троих из пяти пострадавших.

Напомним, что, по версии следствия, в декабре 2012 года Светлана Всеволодовна, будучи главой администрации Прионежского района, превысила свои должностные полномочия и подписала постановление об изменении вида разрешенного использования двух участков земли площадью 992 372 и 20 000 квадратных метров. На землях, ранее предназначавшихся исключительно для сельскохозяйственного производства, стало возможно ведение дачного хозяйства.

Конфликт

Светлана Чечиль не сомневается: власти Прионежского района действовали по закону, когда выделяли земельные участки, а возбужденное уголовное дело против нее – политическое. Губернатор Карелии Александр Худилайнен не раз демонстрировал, что кандидатура Светланы Чечиль как главы администрации Прионежского района его не устраивает. Чечиль вызывал к себе первый заместитель губернатора, куратор Прионежского района Олег Громов, заявивший, что у Худилайнена есть своя линия руководства, и «яблочницу» он в этой линии не видит.

– Был объяснен сценарий: возбуждение уголовного дела, многочасовые допросы, бесконечное общение правоохранительных органов с моими близкими, обыски в кабинете, дома, на даче, – рассказала некоторое время назад Светлана Чечиль. – На мои возражения, что ничего противозаконного я не совершаю, мне ответили, что на моей должности всегда есть к чему прицепиться.

Стражи порядка уверяют: Чечиль действовала из желания оказать содействие своей знакомой, а также в интересах индивидуального предпринимателя, которые в свое время выкупили указанные участки земли у совхоза «Маяк». И если логика следственных органов в отношении знакомой Чечиль вполне понятна, то вот с индивидуальным предпринимателем пока все не очень вяжется. А ему-то она зачем помогала, рискуя оказаться на скамье подсудимых?

Как бы то ни было, стражи порядка в вине Чечиль не сомневаются. Сама же Светлана Всеволодовна уже неоднократно заявляла, что действовала она исключительно из желания максимально эффективно использовать территорию, которая для сельхозработ была никому не нужна. А в том, что она действительно была не нужна, сомневаться не приходится. Совхоз за ней долгие годы не ухаживал, территория была заброшена. И если бы новые собственники не планировали в дальнейшем пустить ее под дачные участки, никогда бы совхоз свою землю не продал.

В судебном заседании Светлана Чечиль своей вины не признала. Сказала, что готова дать суду исчерпывающие показания, но только после того, как будут допрошены все свидетели по делу. Это ее право. По закону, подсудимая может дать показания на любом этапе судебного следствия.

Пропавший сруб

Участки земли, вид разрешенного использования которых изменился благодаря постановлению Светланы Чечиль, были разделены на более мелкие участки и выставлены на продажу. Купить успели немногие. В 2014 году по протестам прокурора Прионежского района документы, подписанные главой администрации, были отменены. Причина – земли относятся к категории особо ценных, продуктивных сельскохозяйственных угодий. Собственники земли лишились возможности осуществлять на ней строительство и вести дачное хозяйство.

Таким образом, по версии правоохранительных органов, своими действиями Чечиль причинила гражданам ущерб в размере 385 тысяч рублей. Природе ущерба нанесено не было, так как начать строительство несостоявшиеся дачники не успели. Только двое пострадавших – братья Алексей и Андрей завезли на участок доски – около 6-10 кубов и начали складывать сруб бани. Свои два участка, по словам свидетелей, они купили с помощью сайта Avito. Они проверяли законность продажи земли и возможность вести на ней дачное строительство. На момент покупки в этом плане все было в порядке, и братья, отдав собственнику земли 520 тысяч рублей, приступили к обустройству приобретения.

– Участок представлял из себя поле, на котором растет трава, – описывал земли, оказавшиеся особо ценными, Алексей.

Ни о какой мелиоративной системе (а именно она, по версии следствия, придает землям ценность) до заведения уголовного дела в отношении Светланы Чечиль братья даже не слышали.

– Мы заложили фундамент под баню, привезли сруб бани из оцилиндрованного бревна, – вспоминал на суде Алексей. – Положили полсруба бани. Потом появилась информация о том, что строительство придется сворачивать. Сначала к нам пришел Дякин (нынешний глава Деревянского сельского поселения. – Прим. авт.) и сказал, что все придется снести. Мы съездили в администрацию села Деревянное. Нам ответили: мол, вполне возможно, что поразбираются и все будет хорошо. Поэтому мы начали опять строить. Положили буквально 5 венцов, и нас вызвали в прокуратуру. Сказали, дело возбуждено. Соответственно, мы прекратили строительство. Я уехал в отпуск, брат уехал в другой город. Тут сруб своровали, и у нас не осталось ничего.

На вопрос, были ли нарушены ваши права, Алексей ответил утвердительно:

– Мои права были нарушены: я затратил сумму на покупку сруба, на поездки туда, я сорвал себе спину. Слава богу, мне ее восстановили. Поэтому пострадал достаточно, когда я узнал, что не могу там ничего делать. У меня с братом был взят кредит на эти участки. Я мог потерять деньги и все остальное.

Потерпевший говорит, что «мог бы потерять» деньги, потому что по факту он их не потерял. Человек, продавший братьям земельные участки, выкупил их обратно. И в рамках данного разбирательства ни у Алексея, ни у Андрея к Светлане Чечиль никаких материальных претензий нет.

– Кроме украденного сруба, – уточнил пострадавший. Он и его брат по этому поводу уже обратились с иском в суд в рамках гражданского дела.

Адвокат подсудимой, услышав эту информацию, поинтересовался, какие могут быть претензии к Чечиль по поводу сруба?

– Прямых, конечно, нет, – ответил пострадавший. – Но косвенно, по ее допущению, я его привез и я его оставил без присмотра.

– Это Чечиль его умыкнула у вас? – настаивал адвокат.

– Нет. Но косвенно она в этом виновата.

– Косвенно много кто виноват, что не усмотрели за срубом, – заметил адвокат Светланы Всеволодовны.

– Я считаю, что если такое количество участков было переведено, а потом распродано, то сумма, заработанная от этих участков, ничто по сравнению с той, которую я попросил. Поэтому я вправе требовать за сруб возмещение, – как-то очень путано объяснил свою позицию Алексей.

По поводу возможного наказания для Светланы Чечиль потерпевший сказал, что оно «обязательно нужно».

– Единственное, не могу судить, как сильно, – уточнил Алексей.

Две канавы

Другой пострадавший по этому делу – Павел Анатольевич – по вопросу наказания для Светланы Чечиль высказываться не стал. Однако заявил, что и его права действиями бывшей главы Прионежской администрации были нарушены.

– Год жизни, ведро валидола, – пояснил мужчина, отметив, что в материальном плане претензий к Чечиль у него нет, так как и ему все деньги за приобретенные участки были возвращены продавцом.

– То есть вы год нервничали из-за этой ситуации? – уточнила гособвинитель.

– Да, конечно.

– Куда-то к врачам обращались?

– Нет. Обошлось, слава Богу.

У Павла Анатольевича законность сделки проверял риелтор, которому он доверяет, поэтому сомнений, что землю можно использовать под дачное хозяйство, у него тоже не было. О том, что на приобретенном участке нельзя ничего строить, он узнал от следователя.

– Вы видели там следы мелиоративной системы? – поинтересовался у потерпевшего адвокат подсудимой.

– Если считать те две канавы мелиорационной системой, то да, видел, – ответил мужчина.

Признаком ценности земли он, разумеется, их не счел. Запущенные канавы и мелиоративная система – все-таки разные вещи.

Жертва обстоятельств

Третья допрошенная в суде потерпевшая тоже рассказала, что деньги, потраченные на покупку земельного участка, ей вернули. Даже с процентами, так как она брала кредит.

– Кредит мы погасили. Претензий нет, – пояснила женщина. – У нас мировое соглашение с ним (с продавцом. – Прим. авт.). Все в порядке.

– Как вы считаете, тем, что вид разрешенного использования участка был изменен, ваши права были нарушены? На тот момент, когда вы выплачивали деньги, брали кредит? – поинтересовалась у потерпевшей сторона обвинения.

Так как ответом была тишина, судья расшифровал вопрос:

– Ну вы пояснили, что испытали шок, когда узнали, что какие-то проблемы с этим земельным участком.

– Ну, конечно, это кажется несправедливо, потому что все вроде в рамках закона, – ответила женщина. – Значит, такие у нас законы «хорошие», что их можно обойти. Ну, конечно, это неприятно. Но ничего страшного.

– Ничего страшного сейчас, а на тот-то момент? – настаивала прокурор.

– Нет… Даже не удивилась сильно, потому что в нашей стране на каждом шагу такое.

– Так были ваши права нарушены или нет? – уточнил судья.

– Мои права, конечно, были нарушены.

– Это нарушение для вас являлось существенным?

– Нет.

Потерпевшая сказала, что знает, в чем обвиняется Светлана Чечиль, и хотела бы для нее мягкого наказания.

– Человек – тоже, мне кажется, жертва, – последовало пояснение.

– Жертва чего?

– Обстоятельств.

В суде продолжается допрос потерпевших, которые, по всей видимости, должны доказать материальный ущерб от действий Светланы Чечиль. Однако те, кого успели допросить, указывают на то, что ущерба нет. Да, они переживали и волновались, но денег в конечном счете не потеряли.

«Карельская Губернiя» продолжает следить за этим резонансным политическим делом.

16+

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2021 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings