Архив

«Я боялся смерти, но мне интересно было, как она выглядит»

Всю страну потрясла стрельба в московской школе №263. Отличник, ученик 10-го класса Сергей Гордеев пришел в школу с двумя винтовками, убил учителя и полицейского и взял в заложники целый класс.

Уговорить подростка сдаться и отпустить заложников смог только отец. Позже подросток рассказал, что застреленный им учитель – очень хороший человек, а убил он его, поскольку тот хотел отнять ружье и подходил все ближе и ближе. Молодого педагога школьник застрелил точно не из-за оценок: «Я боялся смерти, но мне интересно было, как она выглядит».

Оружие мальчик принес из дома. Карабин отца находился в сейфе, но сын всегда знал, где лежат ключи. Теперь депутаты Государственной думы предлагают ужесточить закон о хранении оружия и усилить ответственность за халатное обращение с ним. Также депутаты предложили запретить детям играть в компьютерные игры-стрелялки. По мнению помощника премьер-министра Геннадия Онищенко, виноваты не только игры, но и телевизионные передачи со стрельбой.

После трагедии решено переаттестовать всех московских психологов. По мнению декана факультета психологии МГУ Юрия Зинченко, в России отсутствует система психологического сопровождения образования. Он считает, что во избежание многих трагедий, подобных той, которая случилась в московской школе, в школах должны работать квалифицированные психологи и учителя, владеющие основами детской и подростковой психологии.

Американские психологи, в свою очередь, проанализировали 44 подобных случая, происшедшие в США, и выявили в них некоторые общие моменты, которые могли стать причиной агрессивного поведения подростков: социальное окружение и изоляция, травля, повышенный интерес к оружию и к смерти, депрессия и садистские наклонности.

Что думают известные люди России и Карелии?

Марина Зверева, Уполномоченный по правам ребенка в Карелии:

– Накануне этой трагедии мы собирали собрание и говорили об организации психологических служб в каждом образовательном учреждении. Как раз как будто предваряли. Необходима помощь и семье, и школам, и ребенку. Нужно воспитывать в детях толерантность, уважение друг к другу. А главное, надо своевременно выявлять какие-то негативные явления в семье, в школе. Должно быть партнерство, не надо перекладывать ответственность на школу, на семью. Сегодня психологические службы есть не во всех школах.

Сергей Гринин, председатель общественной организации «Гражданская безопасность»:

– Если речь идет о повышении ответственности при небрежном хранении оружия, повлекшем тяжкие последствия, то я двумя руками «за». Но очень важно, чтобы при этом была четко дифференцирована вина хранителя оружия и соблюдалась презумпция его невиновности. Что это означает? Например, если оружие хранилось не в сейфе, а в машине, или ключ от сейфа был еще у кого-то, то, я считаю, здесь есть вина и должна быть серьезная ответственность. То, что сегодня за это предусмотрено самое большее – год ограничения свободы, это, конечно, очень мало. Но эта ответственность не может в полной мере распространяться на человека в случае, если, например, его сейф был взломан. Если же речь идет об ограничении оборота гражданского оружия, то, по моему убеждению, это полный бред. Получится, что, вместо того чтобы снижать преступность, мы разоружим законопослушных людей. Ведь любой запрет может действовать на того, кто уважает и соблюдает законы.

Олег Михеев, депутат Госдумы:

– Сегодня, в век высоких компьютерных технологий, привлекательность для детей красивых картинок, аниме с возможностью самому решать, кого миловать, а кого уничтожить, значительно привлекательнее, чем чтение, и одним из наиболее простых эмоциональных проявлений человека является проявление агрессии со всеми вытекающими из этого пагубными последствиями.

Анатолий Выборный, депутат Госдумы:

– В США и Европе более продвинутое законодательство. Но мы не можем сравнивать Америку и некоторые европейские страны с Россией. По данным Института психологии РАН, за 30 лет уровень агрессии возрос в три раза. Этим объясняется, почему в России в несколько раз больше убийств, чем в США, и в 10 раз больше, чем в некоторых странах Западной Европы. У нас культура обращения с оружием совершенно другая. У нас спонтанная агрессия возникает гораздо чаще, чем в этих странах. И в последнее время убийства совершаются огнестрельным оружием. За рубежом строгие требования к сейфам для хранения оружия, сигнализации. Но одними законодательными мерами проблемы не решить. Надо больше заботиться о здоровье нашего общества как в физическом, так и в моральном, и психологическом плане. Нам не нужно думать о том, как максимально вооружить наше население, а наоборот, как сделать Россию максимально безопасной и комфортной для жизни.

Эмилия Слабунова, депутат карельского парламента, бывший директор Петрозаводского лицея №1:

– Делать нужно много. Нужно серьезно убирать насильственную риторику, которая у нас звучит повсюду: на телевидении, в СМИ, во взаимоотношениях в обществе. Когда такая риторика доминирует, это вызывает повышенное напряжение, нервозность, ожидание все время какого-то удара. В какой-то момент у людей с неустойчивой психикой слетают тормоза. Мы в целом должны сменить тон, акцент выстраивания всех взаимоотношений, перевести их в открытость, доброжелательность на всех уровнях. Нужно серьезно усилить психологическую службу, должны появиться антикризисные центры. Психологи должны работать не только с детьми, но и с родителями. Сегодня в результате оптимизации многие учреждения остались вообще без психологов. Степень невротизации в обществе высокая.

Яркая Карелия в нашем Instagram