У московской пары в Петрозаводске органы опеки отобрали трех приемных дочерей: родители уверяют, что девочки просто подрались из-за куклы, но так ли все однозначно?
Столица

У московской пары в Петрозаводске органы опеки отобрали трех приемных дочерей: родители уверяют, что девочки просто подрались из-за куклы. Но так ли все однозначно?

дети

К нам в редакцию обратились муж и жена, у которых в январе 2019 года органы опеки Петрозаводска изъяли трех приемных дочерей. Пара проживает в Москве. Алексей – журналист, родился в Карелии, Татьяна – директор по развитию в одном из московских СМИ. В июне 2018 года они взяли в московском детском доме под опеку трех девочек, которым было 3 года, 4 года и 5 лет.

В январе 2019 года семья находилась в Петрозаводске, гостили у дедушки. В один из дней младшая и средняя девочки не поделили куклу, подрались. Татьяна на следующее утро отправила фотографии детей с синяками на лице их родной тете, с которой они общались, по закону они не могут препятствовать общению детей с кровными родственниками. Тетя через два дня написала заявление о жестоком обращении с детьми.

Органы опеки Москвы позвонили в тот же день и попросили привезти детей в Детскую республиканскую больницу Карелии. Врачи сделали рентген, провели осмотр и уговорили оставить среднюю дочь в больнице на ночь «на всякий случай». Младшую дочь повезли в инфекционную больницу: у нее обострился герпес по всему лицу и телу, поднялась температура. В инфекционной больнице остаться опекуну не разрешили, у женщины было ОРВИ. Алексей по закону остаться также не мог, так как опекун только Татьяна: на момент взятия детей из детского дома пара не была расписана, свадьбу они сыграли в декабре 2018 года.

 

семья

Алексей: 28 января московская опека прислала предписание срочно вернуться в Москву, и в тот же день написала в петрозаводскую опеку с требованием не отдавать нам детей любыми путями. Когда меня вызвал на допрос участковый, я не успел даже сесть за стол, как он сказал: «Я вам не верю. Ну, вы расскажите, но…»

Татьяна: В ДРБ детей отдавать отказались, хотя по закону я на тот момент была их официальным опекуном, могла вызвать полицию, но мы хотели решить все мирным путем. 31 января петрозаводская опека изъяла у нас старшую дочь до окончания расследования. Ее поместили к младшей в РИБ. Первые допросы детей проводились без видеосъемки и психолого-психиатрической экспертизы на предмет возможности брать у них показания и допрашивать. В итоге экспертиза была назначена по моему ходатайству по прошествии семи месяцев с момента начала расследования. Нас ознакомили с ее результатами, противоречия звучат в двух предложениях подряд: «Мама нас никогда не била палкой. Мама била меня палкой». Позже детей перевезли в петрозаводский центр помощи детям «Надежда», об этом мы узнали, приехав навестить их в больнице, до этого каждый день общались с улицы через стекло бокса.

Пара прошла психологические проверки, собрала характеристики, но они остались в Следственном управлении, все нужно собирать снова. 14 февраля инспектор по делам несовершеннолетних передала дело дознавателю полиции и сообщила, что закрывает дело. Но через несколько дней дело снова открыли по статье «Умышленное причинение вреда здоровью». Сначала под подозрением был Алексей, но выяснилось, что в тот день он был в Москве.

Татьяна: Дознаватель передала материалы дела в Следственное управление Петрозаводска, статья — «Истязание». Однако в возбуждении дела было отказано за отсутствием состава преступления. В марте уголовное дело было соединено в одно производство с другим, мне вменяют «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних».

Алексей: Пропал также протокол допроса моего 70-летнего отца, который приезжал после инсульта, ему пришлось ехать снова. В конце мая опека города Петрозаводска выдала тёте девочек направление на встречу, хотя это нарушение. Мы считаем, что она хочет сама забрать детей под опеку. До того, как она от нас узнала, что на детей платят пособия, она не интересовалась детьми вообще, ни разу не навестила за год в детском доме.

Супруги обращались за помощью к уполномоченному при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Анне Кузнецовой, она направила в Карелию специалистов, мониторит ситуацию. Второе обращение было направлено уполномоченному по правам ребёнка в Карелии Геннадию Сараеву, он обещал разобраться, но больше на связь не выходил.

Алексей: Дело еще не закончено, не было суда и решения о лишении нас статуса приемных родителей, но нашим детям сотрудники центра «Надежда» рассказали, что мы, дедушка и наши домашние животные… умерли. Так как нас убили полицейские.

dokument

Сейчас девочки находятся в московском детском доме. Татьяна заметила, что сестры снова появились в базе данных на удочерение, а это незаконно, ведь окончательной точки в деле не поставлено. Алексей пишет книгу под рабочим названием «Как государство отберет ваших детей».

Ситуация непростая, честно. Мы не готовы встать на чью-либо сторону, так как не хватает информации. Редакция отправила запрос в администрацию Петрозаводска, чтобы получить комментарии от органов опеки и попечительства. К сожалению, там считают преждевременным обсуждать вопрос.

otvat_administrazii

Анонимный источник, который имеет отношение к системе здравоохранения и видел девочек в первые дни после происшествия, посоветовал нам не спешить с выводами, потому что «все дело в том, с какими именно травмами дети попали в больницу, это не рядовой случай, нужно все проверить». То есть в этой истории не все так однозначно. Но какие-то выводы делать пока рано. Мы просто призываем всех ответственных лиц добросовестно подойти к этому делу и защитить интересы именно детей.

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings