«Закройте дверь в свой кабинет, закройте окно и выключите свет». Как в Петрозаводске работают изобретательные мошенники | Daily
Столица

«Закройте дверь в свой кабинет, закройте окно и выключите свет». Как в Петрозаводске работают изобретательные мошенники

В Петрозаводском городском суде идет судебный процесс по делу проректора консерватории имени Глазунова по социально-экономическому развитию, заведующей кафедрой гуманитарных и социально-экономических дисциплин Антонины Камировой. Ее обвиняют в покушении на дачу взятки.

По версии следствия, в ноябре 2015 года подсудимой позвонила неизвестная женщина, которая представилась заместителем министра культуры России Аллой Маниловой, сообщила, что действующий ректор консерватории освобожден от должности, и предложила за 500 тысяч рублей содействовать Антонине Камировой в том, чтобы той досталось место руководителя. В обвинительном заключении указано, что подсудимая «под воздействием обмана приняла преступное предложение», но «преступление не было доведено до конца по независящим от нее обстоятельствам, поскольку Камирова стала жертвой обмана».

Была ли должность?

Примечательно, что тот, чью должность, по мнению следствия, Антонина Камирова хотела заполучить, сейчас в числе первых заступников.

— Я ей верю, — сразу оговорился и. о. ректора учебного заведения Владимир Соловьев.

Он рассказал, что возглавляет консерваторию уже 15 лет и прощаться с ним как с руководителем никто не планировал: Минкульт России, из которого якобы звонили Камировой, активно искал варианты продлить его полномочия. К тому моменту Владимиру Соловьеву уже исполнилось 70 лет. И дабы оставить его у руля учебного заведения, рассматривался вариант введения в консерватории должности президента.

— Но потом мне предложили другой вариант – продлить мои полномочия исполняющим обязанности ректора, на что я согласился, — пояснил свидетель. – Приказом Министерства культуры я был назначен и. о. ректора до выборов. Сроки не были указаны.

То есть номинально должность была свободна, но фактически вакансии не было. А если бы и была, Антонина Камирова не могла бы на нее претендовать.

— Для того, чтобы стать ректором консерватории, необходимо музыкальное образование, — в один голос говорят свидетели.

Камирова – не музыкант

— Я считаю, что консерватории повезло, что Антонина Николаевна дала согласие работать с нами. Она очень много сделала для республики, для культуры, — говорит и. о. ректора. – Как экономист, как человек, понимающий стратегию развития, она незаурядно способная. Это суперответственный и порядочный человек. То, что с ней произошло, это какая-то провокация.

Свидетели (а заметим, что сейчас допрашиваются свидетели стороны обвинения) отзываются о подсудимой как об исключительном человеке.

— Это очень знающий, очень добросовестный и очень профессиональный человек, — говорит проректор консерватории по научной и творческой работе Татьяна Екименко. – Это человек, который консерватории отдает себя полностью… Я считаю, что на данный момент без Антонины Николаевны жизнь в консерватории невозможна.

— Антонину Камирову могу охарактеризовать как очень высокого профессионала, который внес большой вклад в развитие культуры Республики Карелия, — пояснила вызванная в суд экс-министр культуры Карелии Елена Богданова.

— Это образец морали и взаимопомощи, — охарактеризовал подсудимую свидетель Сергей Галактионов.

«Ты еще пожалеешь об этом»

В самом начале судебного процесса адвокат подсудимой сообщил, что его подзащитная не оспаривает фактических обстоятельств дела: ей действительно звонили, действительно предлагали должность ректора и она действительно перечисляла деньги. Вопрос в том, что это было? По мнению следствия, покушение на дачу взятки. По словам стороны защиты — вымогательство.

— В отношении моей подзащитной действовал высококвалифицированный преступник, высококвалифицированный специалист в области совершения противоправных действий, совершения мошенничества, и он построил свое общение с ней таким образом, что она не имела в этой ситуации возможности отказаться от передачи данных денежных средств, — пояснил адвокат Михаил Ямчицкий. – Были использованы и методы давления, и методы скрытых гроз.

Несмотря на то, что сама Антонина Камирова показаний в суде еще не давала, уже сейчас можно отчетливо себе представить, что происходило с ней в тот момент, когда якобы заместитель министра культуры России делала ей «заманчивое» предложение. Оказывается, в тот день мошенники предлагали должность ректора не только Камировой. Несколькими часами ранее их жертвой едва не стала другая проректор консерватории.

— Мне позвонили на стационарный телефон. Незнакомый мужской голос сказал: «Я вас сейчас соединю с заместителем министра Российской Федерации Аллой Юрьевной Маниловой. Ждите, пожалуйста, соединения». После этого подключился женский голос, — рассказала свидетель. – Она мне сказала: «Закройте, пожалуйста, дверь в свой кабинет изнутри, закройте окно, закройте жалюзи, выключите свет». Потом она продиктовала мне номер мобильного телефона и попросила на него перезвонить. Кроме этого, она попросила меня отключить стационарный телефон, вытащить шнур из телефона. Это было все достаточно угрожающе сказано. Ее голос, ее интонация не подразумевали возражения с моей стороны.

На тот момент проректор не знала, существует ли вообще такая заместитель министра культуры Манилова, поэтому, пока ей диктовали условия разговора с ней, успела заглянуть в Интернет и на сайте Минкульта нашла такую фамилию. После чего сделала все, что ее попросили.

— Когда я перезвонила, у нас начался достаточно долгий разговор, — пояснила женщина. — Поначалу она очень доброжелательно ко мне отнеслась. «Мы вас знаем как ответственного человека, который добросовестно относится к свой работе. Мы вас знаем как кандидата искусствоведения».

По словам проректора, звонившая вообще была очень хорошо осведомлена о ней. Знала все, вплоть до темы ее диссертации.

— Потом она начала меня спрашивать, знаю ли я, какая у нас ситуация с должностью ректора консерватории, что Владимир Александрович в таком возрасте, что уже не может занимать свою должность, — поясняла свидетель. – Она мне сказала, что вопрос очень серьезный и что либо я соглашаюсь стать ректором, либо ректором назначат человека со стороны, который непонятно как себя поведет и что будет делать. Говорила, что консерватория под угрозой, что она может быть вообще ликвидирована как структурное подразделение.

По словам свидетеля, изначально она пыталась отказываться, говорила, что не видит себя в указанной должности.

— Но в ее голосе чувствовались интонации угрозы и нажима, — призналась проектор. – И поэтому какое-то время она меня еще дожимала, после чего я согласилась стать ректором. Мошенница начала меня хвалить, а потом сообщила, что теперь необходимо срочно выехать в Москву.

Поняв, что проректор засомневалась, отключившись на какое-то время, злоумышленница сообщила, что ей удалось договориться о заочном представлении нового ректора карельской консерватории министру культуры России.

— Дальше она сказала: «Вы понимаете, для того, чтобы в будущем у вас не было проблем с силовыми структурами, необходима определенная сумма для перечисления», — рассказала в суде проректор.

Женщина сообщила преступнице, что готова перечислить 80 тысяч рублей. Названная сумма звонившую, конечно, расстроила, но, поняв, что больше проректор ей точно не перечислит, согласилась и на нее. Свидетель позвонила мужу и поросила срочно привезти ей на работу банковскую карту.

— Я побывала в состоянии стресса, — говорит женщина. – И трезво мыслить я тогда не могла. Шел такой нажим, такой напор.

И, тем не менее, ее сообразительности в тот момент можно только подивиться. Сначала она позвонила в Министерство культуры России и попросила к телефону Манилову — хотела сравнить голос звонившей с голосом заместителя министра, но чиновница оказалась занята, и проректора с ней не соединили. Тогда женщина, вспомнив о том, что в разговоре было упоминание о назначенной с ней наутро встрече у Худилайнена, позвонила в приемную теперь уже экс-губернатора и уточнила, назначено ли такое событие. Когда выяснилось, что ничего подобного в планах у главы Карелии нет, проректор вновь набрала на телефоне номер Министерства культуры России. Поговорить с Маниловой ей так и не удалось, зато удалось выяснить, что в Петрозаводск в тот день чиновница не звонила.

— Когда женщина, представившаяся Маниловой, перезвонила мне в очередной раз, я сказала, что хочу поговорить с ней по стационарному телефону, — рассказала свидетель. – Она спросила: «Вы что, мне не верите?» Я ответила: «Нет. Я вам не верю». Она сказала: «Ну, вы еще об этом пожалеете!» и повесила трубку.

Позже, когда начала рассказывать о случившемся коллегам, проректор выяснила, что по похожей схеме мошенники пытались обогатиться и в консерватории Ростова-на-Дону.

Амбиции

Антонина Камирова, в отличие от своей коллеги, сказать «нет» преступникам не смогла. Согласно обвинительному заключению, она успела перевести женщине, именующей себя заместителем министра культуры Аллой Маниловой, 300 тысяч рублей (по 100 тысяч на три разные карточки). По факту совершенного в отношении нее мошенничества тоже заведено уголовное дело.

Государственный обвинитель всем свидетелям задает один и тот же вопрос: были у Камировой амбиции стать ректором или нет? И хотя понятно, что достоверно ответить на него невозможно, с точки зрения коллег подсудимой, на место руководителя она никогда не стремилась. Об этом косвенно свидетельствует и реакция подсудимой на свалившееся на нее «счастье». С одной стороны она искала сауну, чтобы принять «заместителя министра», обещавшую ей новую должность, а с другой стороны, одалживая у друга деньги, Антонина Камирова обронила совершенно несвойственную ей фразу: «Они вообще в министерстве охренели». При этом женщина была очень расстроена.

Мы будем следить за ходом этого судебного процесса.

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings