"Дело беглецов": вопросы, оставшиеся без ответа после суда
Политика

«Дело беглецов»: вопросы, оставшиеся без ответа после суда

"Дело беглецов": вопросы, оставшиеся без ответа после суда

В минувшую пятницу сотрудники правоохранительных органов задержали юриста Григория Копнина, директора Муниципального петрозаводского предприятия электрических сетей Данила Попова, исполнительного директора компании «Чистый город» Александра Елизаркова и родного брата первого зама мэра Петрозаводска Евгения Журавлева. Задержания прошли поздно вечером в рамках расследования уголовного дела, которое было возбуждено в декабре по факту мошенничества, совершенного неустановленной группой лиц по предварительному сговору. Все произошло настолько внезапно, что многие были сбиты с толку: мол, что это было? После воскресного суда вопросов стало только больше. Почти все — к правоохранительным органам.

Где доказательства?

Впечатление, что мы имеем дело с показательной акцией психологического давления особенно усилилось после суда, который состоялся в воскресенье. По закону продержать задержанных правоохранительные органы могли только двое суток. Дальше нужно предпринимать какие-то действия: либо предъявить обвинение, либо выпустить под подписку о невыезде, либо по решению суда заключить под стражу. По идее, в суде прокурор должен был  оперировать  фактами и уликами, чтобы доказать необходимость взятия под стражу Копнина, Попова, Журавлева и Елизаркова. Однако конкретных доказательств вины задержанных следствие не предъявило. Зато сумма ущерба, который они якобы нанесли своими действиями, на глазах выросла в десятки раз. Раньше государственный эксперт оценил проданные здания в 3,5 миллиона рублей. Следователи почему-то не поверили ему и обратились в питерскую контору, которая еще раз оценила здания и решила, что их цена… 28 миллионов рублей!

"Дело беглецов": вопросы, оставшиеся без ответа после суда

На чем основывались эксперты из Санкт-Петербурга, до сих пор не ясно, но факт остается фактом: раз сумма ущерба теперь составляет почти 25 миллионов рублей, то преступление, в котором обвиняют Попова, Журавлева, Копнина и Елизаркова, автоматически попадает в разряд опасных, а задержанным теперь грозит до 10 лет лишения свободы. И их во время следствия необходимо держать за решеткой. Чтобы доказать это, следователь в суде привел несколько аргументов: якобы Попов, Копнин, Елизарков и Журавлев могут сбежать, встретиться со свидетелями и настроить тех давать «неправильные» показания, а также, используя свои связи в мэрии, повлиять на решения петрозаводских чиновников.

Но все это – лишь подозрения и слова. Конкретных доказательств вины задержанных, которых бы хватило для того, чтобы предъявить обвинение или хотя бы добиться ареста Попова, Елизаркова, Копнина и Журавлева, следователь на суде предъявить не смог. Поэтому, сославшись на то, что подозреваемых аж четверо и дело разрослось до 5 томов, он попросил продлить срок содержания под стражей задержанных еще на 72 часа.

Левин отказывается быть жертвой

У тех, кто присутствовал на суде – а среди них были и профессиональные юристы – подобная просьба вызвала, мягко говоря, недоумение. Получается, два месяца следователи усиленно работали, но так и не смогли собрать доказательства, с помощью которых смогли бы объяснить хотя бы задержание Попова, Елизаркова, Копнина и Журавлева?! Причин, по которым это произошло, может быть несколько.

Во-первых, настораживает тот факт, что Попова, Елизаркова, Копнина и Журавлева задержали аккурат за день до окончания сроков расследования уголовного дела – он истек 10 февраля. Доказательств вины задержанных у следствия за это время, похоже, так и не появилось. Поэтому единственный выход был – продлить расследование дела по каким-либо основаниям.

"Дело беглецов": вопросы, оставшиеся без ответа после суда

Кстати, круг пострадавших до сих пор не определен – по логике, главным из них должен быть мэр города Николай Левин. Но он отказывается быть жертвой и утверждает, что никакого ущерба действия Попова, Елизаркова, Копнина и Журавлева не нанесли.

Вероятно, следствие зашло в тупик и для того чтобы все-таки продлить дело, скорее всего, и потребовались новые действия – задержание подозреваемых и подготовка к предъявлению им обвинения. Хотя у юристов нет сомнений, что расследование этого уголовного дела будет длиться долго. И не в силу своей сложности – напомним, что в  деле всего один эпизод – а в силу его политической подоплеки.

Во-вторых, немало вопросов вызывает статья, по которой пытаются обвинить Попова, Елизаркова, Копнина и Журавлева. Почему именно мошенничество, а не что-то другое? Опытные  юристы объясняют, что статья о мошенничестве с точки зрения Уголовного кодекса «резиновая». При желании подвести под нее можно любой поступок и потом долго и тщательно во всем разбираться. Другие статьи УК куда более конкретные и такого простора для фантазии уже не дают.

Немало удивления у присутствующих вызвало и поведение руководителя следственной группы, которая занимается расследованием дела. Аргументы, которые он приводил, многим показались неубедительными. Было видно, что следователь хотел любой ценой добиться того, чтобы задержанным продлили срок содержания под стражей. И даже, кажется, сообщил суду неверную информацию. Так, он утверждал, что у предпринимателя Елизаркова есть недвижимость в Финляндии, поэтому он может скрыться от следствия, и уехать в эту страну. Когда Елизарков объяснил, что недвижимости в Финляндии у него нет, следователь тут же должен был предъявить документы из материалов дела. Но их там не  обнаружилось. Следователь не придумал ничего лучше, кроме как сослаться на некую оперативную информацию, которую рассекретят в ближайшее время.

"Дело беглецов": вопросы, оставшиеся без ответа после суда

Паспорта на стол

По закону бизнесмена вообще нельзя задерживать, если он находится в процессе осуществления своей предпринимательской деятельности. Но и на эту претензию руководитель следственной группы нашел, что ответить: мол, Елизарков – никакой не предприниматель. А когда судья напомнила, что тот является учредителем одной из строительных компаний, следователь сначала попытался сделать вид, что ничего об этом не знает, а потом и вовсе объяснил – раз деятельность Елизаркова нанесла государству ущерб, значит, она перестает быть предпринимательской.

Еще интереснее вышло с загранпаспортами. Руководитель следственной группы утверждал, что поскольку они имеются у всех четверых задержанных, значит, те в любой момент могут скрыться за границей. В ответ Попов, Елизарков, Копнин и Журавлев достали свои загранпаспорта и попытались вручить их следователю. Но тот заявил, что не будет забирать, ведь он еще не решил, нужно ли приобщать их к материалам дела. И до тех пор, пока решение не принято, нет резона держать паспорта у себя. И вправду, зачем забирать загранпаспорта, когда их тебе добровольно отдают? Так ведь можно лишиться чуть ли не единственного аргумента в пользу того, что арестованные могут сбежать за границу.

Версия следствия о том, что  Попов, Елизарков, Копнин и Журавлев сбегут, вообще вызывает большие сомнения. Все они – руководители крупных предприятий. Тот же Елизарков занимается застройкой Древлянки-8, которая, кстати, входит в губернаторскую программу доступного жилья. Недавно его фирма выиграла конкурс на строительство муниципального садика. Более того, у каждого из задержанных – семьи и маленькие дети. И уж если бы Попов, Елизарков, Копнин и Журавлев действительно хотели удариться в бега, то за те 2 месяца, что длилось следствие, могли сделать это много раз – возможности были. И со свидетелями встретиться тоже могли, чего сейчас так опасается следствие. Вместо этого все задержанные по первому звонку следователей ходили на допросы.

Вот почему все случившееся напоминает акцию устрашения. Вдруг напуганные Попов, Елизарков, Копнин и Журавлев посидят-подумают и начнут более рьяно сотрудничать? В том ключе, котором нужно.

Три миллиона залога

Судья встала на сторону прокурора и продлила Копнину, Елизарову и Журавлеву срок содержания под стражей еще на 72 часа – до 13 февраля. Что касается Данилы Попова, то его жена, зная о том, что минимальная сумма залога составляет 500 тысяч рублей, с помощью родственников собрала нужную сумму и предложила судье внести ее. Решение о том, чтобы продлить Копнину, Елизаркову и Журавлеву срок содержания под стражей, судья приняла за 15 минут. А вот на то, чтобы принять решение о залоге, у судьи ушло два с половиной часа. Все это время родственники Данилы Попова томились в ожидании. В итоге судья разрешила выпустить его под залог, но не в 500 тысяч, а в 3 миллиона рублей.

Самое любопытное, до сих пор не понятно, как именно Попов причастен к мошенничеству и почему оказался в роли обвиняемого? Как объяснил руководитель следственной группы, в материалах дела сказано, что на вину Попова указывают показания некоторых лиц. Но все, что он смог предъявить на суде – распечатку телефонных переговоров самого Попова, а также показания одной из свидетельниц, которая говорит о том, что лично не знает Попова и видела его только один раз, при подписании договора. Но следователя этот факт нисколько не смутил. Как и то, что Данила Попов – депутат Петросовета, куда был избран уже во второй раз, ветеран боевых действий в Чечне, а также отец двоих несовершеннолетних детей, младшему из которых только что исполнилось два месяца. Хотя бы поэтому он заслуживал снисхождения со стороны суда.

Кстати, прокурор не нашел аргументов, чтобы оспорить внесение за Попова залога. Он ограничился коротким и емким: «Я возражаю».

Не будем спешить делать выводы. Хочется верить, что суд разберется. Мы же просим наших читателей не подменять собой судей, и в комментариях высказываться корректно и по сути.

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings