«Мы проводили исследование, а не оценку»: специалист, нанятый следствием, уверяет, что не оценивал здание | Daily
Политика

«Мы проводили исследование, а не оценку»: специалист, нанятый следствием, уверяет, что не оценивал здание

Вчера в рассмотрении уголовного дела по «Петропиту» произошло знаковое событие: начался допрос питерского специалиста, который по заданию следователя оценил здание, из-за которого экс-директор «Петропита» Ольга Залецкая, экс-директор ТД «Ленторг» Александра Корнилова и директор Олонецого молочного комбината Анастасия Кравчук сейчас находятся на скамье подсудимых, аж в 60 миллионов рублей.

Напомним, что, по версии следствия, несколько лет назад подсудимые мошенническим путем завладели по заниженной стоимости зданием комбината школьного питания, тогда принадлежавшего муниципальному предприятию «Петропит». В Петрозаводске во время подготовки к продаже это здание оценивалось трижды. Результаты оценок немного отличаются друг от друга, но в одном они едины: стоимость указанного здания без обременения (а оно было обременено, и с учетом этого обременения Кравчук с разрешения суда в свое время его и приобрела) – не более 30 миллионов рублей. Как Владимир Рудич (тот самый гость из Санкт-Петербурга) умудрился вывести сумму в два раза большую? В этом вчера и начали разбираться в суде.

Забегая вперед, хочется отметить: если в уголовных делах, по которым люди уже отбывают наказание, решающую роль оказывали такие вот экспертизы, — это, конечно, беспредел. Оказывается, к сумасшедшей цифре в 60 миллионов рублей Рудич пришел при помощи огромного количества данных, которые ничем не подтверждены.

— Я это выяснил в процессе телефонных переговоров, — то и дело приходилось слышать от специалиста в суде.

С кем он там переговаривался, и переговаривался вообще, непонятно. В экспертизе это не отражено. Там есть лишь огромное количество цифр, которые сильно разняться не только с существующими реалиями, но и между собой.

Проводил Владимир Рудич эту экспертизу лично. И его, конечно, предупреждали об уголовной ответственности. На эту деталь, кстати, активно ссылается сторона обвинения, объясняя, почему работу именно этого специалиста они воспринимают как истину в последней инстанции. А вот помогал Владимиру Петровичу в работе, как выяснилось, человек, которого никто ни о чем не предупреждал. А ведь именно он приезжал в Петрозаводск, осматривал объект и производил фотографирование. Своими глазами здание Владимир Рудич не видел. При этом в документе, который лег в основу обвинительного заключения, указано, что визуальный осмотр объекта все-таки был. Более того, именно этот визуальный осмотр «свидетельствует о том, что помещения находятся в удовлетворительном состоянии». На вопрос, зачем написал о том, чего не было, Владимир Рудич, и глазом не моргнув, ответил:

— А почему я не могу написать, что визуальный осмотр был произведен?

— Потому что вы его не производили, — пояснил, казалось бы, очевидное один из защитников.

— Но это не учитывалось в расчетах.

Эксперт уверяет, что результат осмотра на оценку не влиял. Впрочем, его послушать, так там ничего из того, что кажется существенным при оценке здания нормальному человеку, на самом деле на нее не влияло. В частности, Владимир Рудич понятия не имеет, что треть здания – это подвал, который находится в чудовищном состоянии. И ему это не интересно. Выводя стоимость здания, он вообще не задумывался о том, что там внутри (не было у него поэтажного плана). Его интересовала только общая площадь. Не знает он и о том, что там было с коммуникациями, с крышей, несущими конструкциями. У него был технический паспорт объекта, Интернет с объявлениями и задание следователя. Хватило для того, чтобы насчитать 60 миллионов.

Согласно Федеральному стандарту оценки, объектом-аналогом оцениваемого объекта может быть только сходный с ним объект (по экономическим, материальным, техническим и другим характеристикам). В работе Рудича использованы аналоги, которые и близко не напоминают оцениваемый объект. Думаете, эксперт смутился, когда ему указали на это? Как бы не так. Что было, говорит, то и брал в качестве аналогов. При этом Владимир Петрович даже соглашается с тем, что цены на используемые им в качестве аналогов объекты могли бы продавцами сильно завышены.

— Откуда мы знаем, насколько они адекватны, — заметил специалист.

А по итогу мы не знаем, насколько адекватна оценка здания, произведенная Рудичем.

Здания он не видел, аналоги брал неподходящие, использовал информацию, которую якобы получал от кого-то по телефону (но при этом почему-то ее не фиксировал), какие-то параметры из-за отсутствия информации он не учитывал вовсе, а какие-то использовал с пояснениями типа «это мое мнение», «мы так предполагаем». С таким подходом даже удивительно, что он оценил здание всего в 60 миллионов. Можно же было и 90 нарисовать, на радость следствию.

Главная особенность оценки здания, которую сделал Владимир Рудич, в том, что проведена она была аж в 2015 году. А сделка купли-продажи состоялась в 2012-м. И Рудич во время допроса много раз говорил о том, что делал ретроспективную оценку и что сегодня невозможно определить, сколько на самом деле стоил тот или иной объект несколько лет назад, ведь за прошедшие годы он мог улучшиться, ухудшиться или не измениться.

Впрочем, кульминацией допроса (хоть он еще и не закончен) можно считать признание эксперта, что он вообще не оценивал здание. На вопрос одного из адвокатов, почему при таком количестве погрешностей, домыслов и недостатка информации эксперт вывел конкретную цифру, а не указал, скажем, примерный диапазон цен, Владимир Рудич ответил:

— Если бы говорили об оценке с вами, мы бы могли давать диапазон. Но здесь у нас не оценка… Мы проводили исследование, а не оценку.

К сожалению, допрос эксперта пришлось прервать на неопределенный срок. Адвокатам и подсудимым обещали, что Рудич приедет на два дня, в этом же была уверена и судья,  но на какой-то стадии произошел информационный сбой, и Владимир Петрович приехал всего на один день (говорит, его насколько и приглашали). Продолжить его допрос судья предложила уже из Санкт-Петербурга с помощью конференц-связи.

Александра Корнилова просила судью разрешить ей напоследок задать специалисту всего один вопрос.

— Он для меня принципиально важен, — пыталась объяснить подсудимая. – И я хочу его задать, пока специалист здесь, глядя ему в глаза.

Судья не разрешила.

Как выяснилось позже, Александра Юрьевна хотела сказать ему, что именно на основе его оценки ей и другим подсудимым вменяют ущерб в размере аж 42 миллионов рублей, и уточнить: почему же он в суде говорит о том, что это была никакая не оценка? Подсудимая и без разрешения успела спросить об этом Владимира Рудича. Только вопрос остался без ответа.

— Как же так можно-то? – пыталась достучаться Корнилова.

Специалист молчал.

Все подробности этого дела в группе https://vk.com/club116938395

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings