"Мы вынуждены в этом абсурде находиться". Два дня допросов представителя мэрии по делу "Петропита" закончились ничем | Daily
Политика

«Мы вынуждены в этом абсурде находиться». Два дня допросов представителя мэрии по делу «Петропита» закончились ничем

Казалось, что после предыдущего заседания, когда представитель администрации города — потерпевшей стороны продемонстрировала полное невладение информацией как по обстоятельствам совершения сделки, в результате которой три человека сейчас находятся на скамье подсудимых, так и по их уголовному делу, чиновники хотя бы попробуют найти кого-то более осведомленного. Но увы. Похоже, тех, кто понимал бы, в чем заключается преступление депутата Законодательного собрания Карелии Ольги Залецкой, директора Олонецкого молочного комбината Анастасии Кравчук и экс-руководителя торговой сети «Ленторг» Александры Корниловой, в администрации нет. Поэтому в суд пришла та же сотрудница мэрии, с теми же знаниями, только уже с настроем не ляпнуть ничего лишнего и явной агрессией по отношению к тем, кто пытался вытянуть из нее хоть какую-то информацию.

Часть вопросов адвокатов ей казалась некорректной, часть – абсурдной.

— Полностью с вами согласен, — признался представителю потерпевшей стороны защитник Ольги Залецкой. – Вот такое обвинение. Мы вынуждены в этом абсурде находиться.

Напомним, что, по версии следствия, подсудимые мошенническим путем по заниженной стоимости завладели зданием, некогда принадлежавшим муниципальному предприятию «Петропит». Залецкая на момент совершения сделки была директором МУПа, Корнилова здание арендовала, а Кравчук покупала.

petropit-4-1-1

Ольга Залецкая долго пыталась добиться от администрации ответа: что же она тогда, в 2012 году, сделала не так? Предприятие находилось в кризисной ситуации, и администрация города рекомендовала ей продавать имущество. Из имеющихся у МУПа объектов (большая часть была продана еще задолго до появления на предприятии Ольги Евгеньевны) Залецкая выбрала здание комбината школьного питания. У «Петропита» было еще офисное здание, кстати, тоже обремененное договором аренды, но в случае его реализации кредиторская задолженность предприятия покрыта бы не была. Определив объект, Залецкая трижды обращалась за его оценкой, в том числе и в государственную компанию, экспертиза которой по итогу и устроила администрацию города. На аукцион здание комбината школьного питания было выставлено с согласия администрации. Аукцион организовывала и проводила не Залецкая.

Последнее, что во всей этой истории сделала Ольга Евгеньевна – это отказалась подписать договор купли-продажи с единственным участником аукциона (им была Анастасия Кравчук). Свое решение она объяснила тем, что надеялась получить от продажи здания гораздо больше 18 миллионов рублей (начальной цены): на аукционе стоимость должна была увеличиться, но из-за того, что помещение комбината оказалось интересно только одному человеку, она не изменилась вообще. В итоге суд, куда обратилась Кравчук, все-таки обязал руководство «Петропита» продать ей здание.

njihbfceec0

Залецкая сделала то, что ей рекомендовала администрация города. И сделала это в соответствии с законодательством. Прошло четыре года. И вот представитель администрации уже стоит в суде, называет Залецкую мошенницей и требует взыскать и с нее в том числе 42 миллиона рублей. Как же так?

— Тогда мы считали, что она действовала в рамках законодательства, – пояснила сотрудница мэрии.

— А сейчас ваше мнение поменялось? – уточнила у нее адвокат Корниловой.

— Это наше право. Сейчас оно поменялось, — грубо ответила женщина.

— Так, а сейчас вы считаете, какой закон нарушен?

— Все изложено в обвинительном заключении… В данном случае администрация полностью поддерживает следствие. Оснований не доверять выводам следствия у Петрозаводского городского округа не имеется.

Вот и весь ответ!

— Должностным лицам администрации не было известно, что имеется какой-то умысел и преследуются какие-то цели, — пыталась разъяснить свою позицию представитель потерпевшей стороны.

«Умысел» — ключевое слово двух последних заседаний по делу «Петропита». «Если бы не было умысла», «если бы мы знали об умысле»…

6-13-1

Никто не спорит с тем, что в 2012 году все было сделано по закону, но так как в 2014-м кому-то показалось, что законные действия совершались с плохими помыслами, законная сделка стала преступлением. Очень удобная схема для того, чтобы в любой момент можно было привлечь к уголовной ответственности любого, кто хоть раз в жизни что-нибудь покупал.

Александра Корнилова, с точки зрения потерпевшей стороны, тоже справедливо находится на скамье подсудимых. Во-первых, находясь в сговоре с Залецкой и Кравчук, за год до продажи здания комбината школьного питания она заключила с «Петропитом» фиктивный договор аренды. Это утверждение вызвало недоумение у адвокатов. Сразу после подписания документов здание было передано фирме Александры Корниловой, за него исправно перечислялись арендные платежи. В чем фиктивность?

Оказывается, в том, что арендатор, «возможно», не использовал здание по назначению. «Возможно»,  он использовал его как-то иначе. Естественно, он не использовал его по назначению. Здание комбината школьного питания на момент сдачи его в аренду находилось уже в таком плачевном состоянии (это подтверждают десятки свидетелей стороны обвинения), что использовать его для организации школьного питания не представлялось возможным, нужны были огромные вложения.

Во-вторых, с точки зрения представителя администрации города, фирма Александры Корниловой подконтрольна Анастасии Кравчук.

— На чем основано это утверждение? – поинтересовался адвокат Анастасии Андреевны.

И получил уже привычный ответ:

— Оно основано на обвинительном заключении.

Ничего конкретнее сказать представитель потерпевшей стороны, к сожалению, не смогла.

Анастасия Кравчук, с точки зрения представителя администрации, была в сговоре с Корниловой и Залецкой, в результате чего обманным путем по заниженной стоимости завладела комбинатом школьного питания и землей под ним. И если относительно здания логика сотрудницы мэрии более или менее понятна (она считает, что в этом Кравчук помогли Залецкая и Корнилова), то история с землей просто не укладывается в голове.

7-12-1

Дело в том, что после того, как было оформлено в собственность помещение комбината, Анастасия Андреевна обратилась в администрацию города с заявкой на приобретение в собственность земельного участка, на котором находится здание. Это было законно, и продажу одобрили, но…  При продаже земли чиновники ошибочно применили не тот закон и продали Кравчук землю за 15 процентов от ее кадастровой стоимости.

Когда ошибка обнаружилась, сотрудники администрации предложили Анастасии Андреевне расторгнуть договор купли-продажи, и она согласилась (!) По этому поводу было составлено соглашение, но Росреестр отказался его зарегистрировать.

Потерпевшей стороне на обозрение было представлено заявление Анастасии Кравчук, которое она писала в администрацию города. И там нет ни единого слова о том, на основании какого закона она хотела бы приобрести землю – просто просьба о продаже.

— Так в итоге закон-то кто применил? Администрация или Кравчук? – поинтересовался у представителя потерпевшей стороны защитник Анастасии Андреевны.

— Применила непосредственно администрация, ошибочно.

— Получается, что администрация ошиблась, а в вину ставится моей подзащитной, — заметил защитник Анастасии Кравчук. И поинтересовался, насколько потерпевшей стороне это кажется справедливым.

Ответ превзошел все ожидания:

— В рамках следствия было установлено, что подконтрольное Кравчук лицо — Григорян (юрист, готовившая обращения в администрацию от лица Анастасии Андреевны — прим. авт.) обратилась с заявлением, преследуя цель приобрести земельный участок именно в соответствии с этим законом.

Понятно, что этот бред женщина вычитала в обвинительном заключении. Она так и объяснила свой ответ. Но как следствие-то умудрилось «установить», что целью было приобретение земельного участка именно по примененному закону, если в заявлении об этом не написано, Григорян ничего подобного никому не говорила, и нет ни одного факта свидетельствующего бы о том, что Кравчук хоть что-то предприняла для того, чтобы сотрудники администрации применили указанный закон.

Где на скамье подсудимых сотрудники, которые продали Кравчук эту землю за 15 процентов от ее стоимости?

Где те люди, которые сдали Корниловой в аренду здание комбината (договор-то, если верить потерпевшей стороне, был фиктивным)?

Где на скамье подсудимых чиновники, которые советовали Залецкой продавать здание и после эту продажу согласовывали?

Где (раз уж все уверены, что при оценке здания не должна была учитываться долгосрочная аренда) на скамье подсудимых оценщики?

Где судья, который постановил продать здание Кравчук, когда выяснилось, что она – единственный участник аукциона?

Ни к кому из вышеперечисленных ни у правоохранительных органов, ни у потерпевшей стороны претензий нет.

Абсурд, как верно заметила сотрудница мэрии.

К сожалению, сторона защиты была вынуждена закончить допрос представителя администрации, несмотря на то, что вопросов к ней было еще очень много.

— Бессмысленно продолжать, — объяснили подсудимые и их защитники. – Она либо не хочет, либо не знает, что отвечать.

Подробности уголовного преследования фигурантов этого дела в группе.

 

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings