Родители против оптимизации, власть против родителей…
Республика

Родители против оптимизации, власть против родителей…

В поселке Ламбасручей Медвежьегорского района жители бойкотировали начало нового учебного года. Событие не только для Карелии, но и для всей России из ряда вон выходящее. Многие центральные СМИ сообщили о ламбасручьевском демарше на своих страницах. Но что же заставило родителей пойти на отчаянный шаг? «Карельская Губернiя» выехала на место и попыталась разобраться.

Начало конца

Попробуем по порядку. В этом году правительство Карелии урезало субвенции на образование в Медвежьегорском районе на 40 миллионов рублей. Было 210 миллионов, и этого едва хватало, а стало 170. В этой ситуации местным властям нужно было срочно искать какой-то выход, и они, как им казалось, этот выход нашли. В конце прошлого учебного года людям объявили, что в целях улучшения образовательного процесса и исключительно в интересах детей сельские школы будут подвергнуты реорганизации. Но в чем конкретно будет заключаться эта реорганизация, людям толком не объяснили.

Заонежье– Разговоры об оптимизации идут уже несколько лет, – говорит жительница Великой Губы Галина Аверьянова. – Сначала школы в соседних поселках из самостоятельных превратили в корпуса Великогубской школы. Потом закрыли школу в Космозеро и сократили ее учителей. Космозерских детей стали возить к нам. А теперь девятилетку в Великой Ниве сделали начальной, перевели ее в помещение детского садика, в Ламбасручье учителям урезали нагрузку и плюс ко всему обещают объединять классы. Это когда, например, ученики 7-х и 8-х или, скажем, 5-х и 9-х классов сидят на одном уроке, а учитель пытается за 45 минут научить и тех и других. Это же абсурд. Мы не можем понять, как такое возможно, и никто нам не объясняет. По-моему, это начало конца.

ЗаонежьеС мая родители несколько раз пытались организовать встречу с директором школы Верой Акинфиной, но та почему-то упрямо с ними не встречалась. Перед выпускными экзаменами она и вовсе оказалась в отпуске, а летом просто игнорировала их вопросы. Родители первоклассников написали ей коллективное письмо с просьбой разъяснить, какая судьба ожидает их детей, но директор не ответила, сославшись на то, что родители не указали адрес, по которому следует отвечать.

Майор Пронин противодействует экстремизму

Василий Пронин (справа)

Василий Пронин (справа)

В отсутствие достоверной и точной информации по деревне поползли слухи. Ходили разговоры, что детей из Великой Нивы будут отбирать у родителей и отправлять в интернат в Толвую, что у одного учителя будет по три разновозрастных класса и что, в конце концов, все маленькие школы позакрывают, а это беда. Мириться с таким люди не хотели. Народ жаловался депутатам, министру образования, премьер-министру России. В деревню приглашали главных чиновников республики. Некоторые из них даже приезжали, но слова, которые они произносили, казались селянам слишком общими и реального спокойствия не внушали. Родители начали собираться и обсуждать, что им делать. По поселку развешивались объявления с информацией о времени и месте проведения встреч. Но перед очередным собранием, которое в Великой Губе было назначено на 27 августа, почти все объявления вдруг оказались сорваны, а у Дома культуры, в котором было назначено мероприятие, стояло несколько полицейских, трое загадочных людей в штатском и глава поселения Игорь Панкратов. Они объясняли подходившим людям, что на собрание почему-то никто не явился, и люди уходили. В итоге, несколько десятков родителей, обеспокоенных за судьбу своих детей, встретились в частном доме у одного из них. А потом почти каждого из «заговорщиков» приглашали к местному участковому Василию Пронину, который проводил с ними профилактическую беседу на предмет недопустимости экстремизма.

Глава на тропе войны

Заонежье– Понимаете, – возмущается руководитель КРОО «Заонежье» Валентина Сукотова, – это же Панкратов, глава наш, и объявления срывал, и на нас заявление написал в ФСБ и в полицию. Он же наш, местный, мы его всю жизнь знаем. А он с бабами решил бороться. Как же он в глаза нам смотреть будет после этого?

Сам Игорь Панкратов объяснил свой поступок тем, что обязан был поступить как должностное лицо.

– По закону о массовых мероприятиях нужно уведомлять власти за 10 дней, – объяснил свою позицию глава поселения. – Я как должностное лицо в свете закона о противодействии терроризму был обязан сообщить в соответствующие органы. Ну да, мы здесь все свои, и раньше такие собрания проводили без уведомления. Но меня ведь что задело? То, что всё за моей спиной. Первых лиц приглашают, а мне говорят об этом в последнюю очередь. А надо же подготовиться. Принять, накормить. А тут, я слышал, они решили сорвать 1 сентября – государственный праздник. А государственные праздники срывать нельзя. Так что у меня было два варианта: выйти прямо на собрании, сказать, что оно незаконно, и закрыть его или снять объявления, чтобы о собрании никто не знал. Решил, что второй вариант правильнее.

Может быть, Игорь Аркадьевич прав, и люди действительно обязаны заранее уведомлять власти о родительских собраниях? Мало ли, в непростое время живем. Однако депутат Законодательного Собрания Карелии Эмилия Слабунова считает, что Великогубский глава просто неправильно трактует федеральный закон.

– В законе все четко и ясно написано! – говорит Эмилия Эдгардовна. – Вот Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании», статья 7, пункт 1, читаем: «Уведомление о проведении публичного мероприятия (за исключением собрания и пикетирования…) подается его организатором…». Понятно же – «за исключением собрания и пикетирования». То есть собрания не относятся к тем видам публичных мероприятий, о которых нужно уведомлять власти. Граждане имеют право обсуждать общественно значимый вопрос о своей школе, когда хотят, без всяких предупреждений! А вот то, что глава поселения на жителей своего же поселения заявления пишет, о многом говорит! Вот почему и довели ситуацию до такого состояния горе-управленцы. Это еще вопрос, кто на самом деле экстремистом является!

В общем, в канун 1 сентября ситуация в Заонежье сложилась по-настоящему напряженная.

Что-то пошло не так

Тем не менее в Великой Губе торжественная школьная линейка прошла без каких-либо эксцессов. Теплое солнечное утро, дети, родители, учителя, цветы, собаки. Единственно, что несколько изумило селян, так это непривычно большое количество стоящих в сторонке полицейских. Не грузовики с ОМОНом, конечно, а так, человек 6-7, включая начальника отдела МВД по Медвежьегорскому району Андрея Гречнева, но для такого небольшого поселка как, Великая Губа, и этот десант выглядел вполне внушительно.

Не грузовик с ОМОНом, конечно, но все-таки

Не грузовик с ОМОНом, конечно, но все-таки

Две ведущих девочки-школьницы задорно обжигали собравшихся рифмами:

Как делишки, ребятишки,
И девчонки, и мальчишки?
Мы сейчас вас посчитаем
И про вас мы все узнаем.

Глава Медвежьегорского района Николай Тихонов говорил приветственную речь. Плясал девчоночий ансамбль «Зернышко» – одним словом, все было спокойно. Но вот после линейки все как-то спешно засобирались в Ламбасручей. Там впервые в истории линейка почему-то должна была состояться не в 9 утра, как во всех школах, а в 11. Ответ на то, почему перенесли праздник, оказался прост: руководство школы опасалось, что ламбасручейцы бойкотируют линейку, и поэтому решило провести ее своими великогубскими силами.

Ансамбль «Зернышко»

Ансамбль «Зернышко»

Действительно, из 26 детей, обучающихся в Ламбасручье, на линейку пришли только 11. И тех, как потом оказалось, родители привели не совсем добровольно. Школьницы из Великой Губы вновь прочли «как делишки, ребятишки», девочки из «Зернышка» станцевали свой искрометный танец, Тихонов произнес напутственное слово, и тут что-то пошло не так. Микрофон неожиданно оказался у одной из родительниц, и доброе лакированное мероприятие стало шершавым, как наждак.

– Да, мы сорвали линейку! – говорила женщина. – Но это был единственный способ привлечь внимание к нашей проблеме… Мы не согласны с объединением классов!.. У нас ужасная дорога, а гладили вы ее вчера специально для начальства… Те, кто привел сегодня детей, вчера были запуганы. По нашим квартирам ходили полицейские и представители органов опеки. Нам угрожали лишением родительских прав, стращали тем, что поставят на учет…

Тут у выступающей отключили микрофон, но она продолжала говорить без микрофона.

Глава района как мог отвечал на вопросы селян

Глава района как мог отвечал на вопросы селян

Люди обступили главу района и начали высказывать то, что у них накипело. Они не хотят объединения классов, они боятся отправлять своих детей в другой поселок по плохой грунтовой дороге, им не нравится, что к ним домой приходит полиция, они опасаются, что с каждым годом денег на образование будет выделяться все меньше и их школу вообще закроют.

Ничего страшного

ЗаонежьеНиколай Тихонов, надо отдать ему должное, не ушел, а, как мог, пытался отвечать на вопросы. По его словам, в объединении классов нет ничего страшного, так как все здесь будет зависеть от силы учителя. Дескать, хороший учитель должен уметь обучать детей разного возраста разным темам одновременно без ущерба для качества. Что до дорог, то за них руководство района не отвечает, так как дороги находятся в ведении республиканской власти. И еще в этом году конкурс по обслуживанию заонежских дорог выиграла какая-то гадкая компания, которая даже не приступала к работам. Договор с ней расторгли еще в июне, но процедура расторжения договора и оформления следующего конкурса столь длинна, что заняла почти все лето. В общем, причина уважительная.

По поводу того, что директор школы не объясняла ни родителям, ни учителям нюансов готовящейся оптимизации, Николай Иванович пояснил, что директор у них еще молодая, и ее нужно не ругать, а поддерживать. Ну а касательно ФСБ и полиции, живо заинтересовавшихся родительским собранием, высказался в том плане, что объявления были написаны не по форме. В смысле, не были подписаны. Вот стояла бы внизу подпись «Администрация школы» или «Родительский комитет», и вопросов бы ни к кому не было. А так получилась чистой воды листовка. А коли листовка да еще и в канун государственного праздника, то, понятное дело, здесь без ФСБ никак.

Урок на троих

Учителя, меж тем, пригласили журналистов в учительскую и обрисовали свое видение ситуации.

Заонежье– Нам обещали, что объединение коснется только таких предметов, как физкультура, ИЗО, труды, – говорила учительница иностранного языка Татьяна Мамонтова. – Но только что нам выдали расписание. Смотрите, завтра у меня урок английского у трех классов одновременно. У 5-го, 6-го и 9-го. Вот, вечером буду думать, как с этим быть. И ведь с нас требуют, чтобы мы говорили родителям, что гарантируем высокий уровень знаний у их детей. Но как?

Та же ситуация с географией и биологией. Только эти предметы одновременно должны преподаваться не в трех, а «всего лишь» в двух классах.

– О каком качестве знаний можно говорить при таком объединении? – развела руками учительница младших классов Вера Косачева. – Мы хотели встретиться с родителями, чтобы обсудить эту ситуацию – нас обвинили в подстрекательстве. Пытались организовать собрание – не дали. Мы хотим объяснить людям, что оптимизация, проводимая таким образом, неизбежно ударит по детям. А Панкратов называет наши старания мышиной возней.

На этом автобусе по этим дорогам будут перевозить заонежских детей. А ведь осенью дороги станут еще хуже

На этом автобусе по этим дорогам будут перевозить заонежских детей.
А ведь осенью дороги станут еще хуже

Заонежье

Кроме того, учителя обратили внимание журналистов на то, что система с транспортировкой школьников тоже отработана очень плохо. Первоклассников из Космозера возят в Великую Губу, они заканчивают учебу в 12:20 и до 15:30 вынуждены ждать, пока закончатся уроки у тех, кто постарше. Автобус один. Гонять его несколько раз накладно – у района нет денег на бензин. Дороги мерзопакостные. Учителя уверяют, что прошлой зимой были случаи, когда этот автобус ломался в двадцатиградусный мороз посреди леса.

Конец

Итак, налицо по-настоящему серьезный конфликт между населением и властью. Люди протестуют против тех методов, с помощью которых власть проводит оптимизацию образования. Власть же пытается доказать, что причина конфликта не в ней, а в тех людях, которые этой оптимизацией не довольны. Кто же прав, а кто не прав в этой ситуации?

С одной стороны, трудно не согласиться с тем, что содержать большие полноценные школы ради десяти или двадцати детей не рационально. И, наверное, прав министр образования Карелии Александр Морозов, когда ссылается на опыт других стран, где детей из небольших поселков возят учиться в какую-то одну центральную школу. Но нельзя же путать порядок действий! Сначала нужно решить вопрос с дорогами. И автобус должен быть не один. И на трассе не должно быть участков, где бы отсутствовала телефонная связь. Сначала нужно решить все эти вопросы, и лишь потом браться за транспортировку детей. Только так, а не наоборот! Это же очевидно. И министр образования тоже это понимает, но не смеет сказать вслух. Потому что он российский чиновник, а российский чиновник сначала переживает о том, чтобы его не наказал губернатор, и только потом о безопасности детей.

Трудно не согласиться и с тем, что в классах с маленькой наполняемостью можно попробовать совмещать уроки. Но подобные методики сегодня наработаны только для начальной школы. Как говорит председатель Карельской организации профсоюзов народного образования и науки Тамара Мешкова, совмещение уроков в школе начального звена практиковалось еще в СССР, но как совмещать уроки в средних и старших классах, учителя не знают. Их этому не учили. К такого рода работе учителей надо готовить, проводить курсы, тренировать, нарабатывать методики. Подобная подготовительная работа проводилась в Ярославской и Вологодской областях. В Карелии специалисты педакадемии выезжали с этой темой в Пушнинскую школу Беломорского района. Но переводить школы на такую систему без предварительного обучения учителей нельзя. И ведь это тоже понимают все. И глава Великогубского поселения, и капитан полиции из инспекции по делам несовершеннолетних – все они говорили, что, как родители, они понимают: совмещение уроков – это плохо. Но присоединиться в своем протесте к учителям и родителям они не смеют. Ведь они должностные лица. А должностное лицо сначала должно заботиться о сохранении своей должности и лишь потом о благополучии посторонних детей.

На вопрос, с кого, по ее мнению, нужно спрашивать за ту дикую ситуацию, которая сложилась сейчас в Заонежье, Тамара Мешкова ответила, что, конечно, все на своих местах должны работать добросовестно, но, в конечном итоге, по Конституции за все в регионе отвечает его глава. А в нашем случае – губернатор Александр Худилайнен. Ведь разговоры об оптимизации ведутся уже 3 года, но за это время никакая подготовительная работа проведена не была. Как глава Карелии мог допустить, чтобы оптимизация свалилась на Заонежье, как ледник на Кармадонское ущелье? Но ведь и губернатор Худилайнен наверняка все понимает. Понимает, только сказать не может. Ведь он тоже должностное лицо и тоже боится не угодить тем, кто его назначил на эту должность. И страх этот у него гораздо более сильный, чем страх за каких-то великогубских, великонивских, космозерских или ламбасручьевских детей.

– Оптимизация запланирована до 2020 года, – говорит руководитель КРОО «Заонежье» Валентина Сукотова. – При тех тенденциях, которые мы наблюдаем, учить детей в наших деревнях станет просто невозможно. Учителя будут увольняться, уровень знаний понизится, люди будут переезжать в города. Все наши школы закроют. А нет школы – нет села. Вот, в общем, и все.

И кажется без Божьей помощи Карелии уже не обойтись

И кажется без Божьей помощи Карелии уже не обойтись

Александр фукс

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings