Карельские наркополицейские угрожали, но не мучили? | Daily
В центре внимания

Карельские наркополицейские угрожали, но не мучили?

Карельские наркополицейские угрожали, но не мучили?

О том, как работают сотрудники карельского Госнаркоконтроля, много говорят. Деликатными их методы точно не назовешь. Не так давно в Петрозаводском городском суде рассмотрели дело, фигурантами которого стали двое оперативных сотрудников  карельского Госнаркоконтроля – Евдокимов и Чикулин. Их обвиняли в превышении должностных полномочий и в том, что они угрожали одному из задержанных убийством. Судя по тому, какие подробности всплыли во время судебного разбирательства, перегнуть палку наши наркополицейские действительно могут.

Утопил диктофон

Оговоримся сразу, нижеизложенная история описана со слов жертвы, жителя Петрозаводска Ивана Алексеева (имя изменено – прим. Daily). За ним водились прегрешения – раньше он попадался на употреблении и даже сбыте легких наркотиков. Свою версию происшедшего, с которой, кстати, были согласны в Петрозаводской прокуратуре, Алексеев озвучил в суде. Судья в нее не поверил. Однако мы считаем своей обязанностью рассказать историю, прозвучавшую в суде, чтобы вам было понятно, в чем же конкретно обвиняли наркополицейских.

Карельские наркополицейские угрожали, но не мучили?Итак, по показаниям Алексеева, в один из июньских дней его доставили в Управление ФСКН и составили протокол об административном правонарушении – парень попался на употреблении «травки».  Во время беседы оперативный сотрудник Евдокимов пытался узнать, у кого Алексеев покупал товар. На одни вопросы Иван отвечал, на другие  – нет.

Сотрудника это не на шутку разозлило, и он, со слов парня, ударил его кулаком в грудь. А потом и вовсе намекнул: в соседнем кабинете есть электрошокер. И если задержанный откажется сотрудничать, он им воспользуется.

Испуганный Алексеев на ходу придумал некоего Артема, у которого якобы покупал наркотики. И даже согласился еще раз встретиться с дилером под присмотром оперативников. На встречу с продавцом дури наркополицейские отправили Алексеева со служебным диктофоном «Октава», который стоит больше 31 тысячи рублей. Как уверяли сами оперативники, сделано это было не только для того чтобы записать все разговоры во время встречи, но и ради безопасности Алексеева. Однако парень широкий жест не оценил. После того, как Евдокимов вместе с Чикулиным и другими оперативниками отвезли его на остановку на улице Сегежской и там высадили, Алексеев скрылся. Он отключил мобильник, а диктофон полетел в Ключевской карьер.

Вскоре Евдокимов заволновался. И чтобы, как он сам потом объяснил, «выпустить пар»,  отправил Алексееву несколько смс с угрозами. Смысл их сводился к тому, что если Алексеев не вернет диктофон, быть беде. Процитируем два последних сохранившихся на сим-карте сообщения: «Время вышло. Не дай Бог, когда тебя найдут, при тебе не будет диктофона – одним трупом «на районе» будет больше. Ты не тех решил кинуть. Желающих тебя у@#бать … с каждым часом больше… Лучше сам верни технику, обещаю – останешься жить и даже пальцем тебя не трону, иначе все равно найду»; «Сучонок, я же тебя сегодня закопаю! Не возьмешь трубку, тебе край!».

Оперативники стали разыскивать Алексеева. Они даже подкараулили у подъезда его маму и рассказали, что ее сын сбежал от них и ей надо устроить с ним встречу. Женщина пообещала: если Алексеев выйдет с ней на связь, она ему все передаст. Но наркополицейские решили не ждать, пока тот сам объявится: казенный диктофон нужно было возвращать. Нести за его утерю материальную и дисциплинарную ответственность Евдокимову и Чикулину совсем не хотелось.

Пакет и перчатки

Через несколько дней наркополицейские снова нагрянули в квартиру Алексеева и принялись ломиться в дверь. Парень был дома и спрятался за диван. Там-то его и нашли оперативники. Надев на Алексеева наручники, Чикулин и Евдокимов вывели его на улицу и усадили на заднее сиденье «Жигулей» с тонированными стеклами. Подспудно наркополицейские поинтересовались судьбой диктофона, уточнив, что стоит он порядка 100 тысяч рублей.

Заехав в управление, оперативники взяли электрошокер. Потом наведались в магазин и прикупили резиновые перчатки и полиэтиленовый пакет с нарисованной на нем клубничкой. Снова поехали. Куда его везут, Алексеев не знал. Когда его, наконец, достали с заднего сиденья, он увидел вокруг себя только лес и заброшенные гаражи. Оперативники отвели его в один из гаражей, посадили в приготовленное кресло и начали спрашивать Алексеева о диктофоне. Тот рассказал, как все было. Тогда Евдокимов надел перчатки, достал шокер и стал им бить Алексеева по  коленям, локтям, в пах, в грудь.

Всего парень получил около 20 разрядов. Но и этого показалось мало. Если верить Алексееву, Евдокимов вытащил пакет с клубничкой, надел его на голову жертвы, перекрыл доступ к воздуху и еще раз ударил шокером. Чикулину при этом было велено держать Алексеева за ноги, если тот начнет дергаться. Парень действительно сопротивлялся и брыкался, ведь ему не хватало воздуха. Но оперативники продолжали экзекуцию. Евдокимов требовал, чтобы Алексеев вернул ему деньги за диктофон, угрожал, что увезет на болото и там утопит.

Затем Алексеева свозили на освидетельствование, установили факт употребления наркотиков и отправили в изолятор. Там он отсидел десять суток. А когда вернулся домой, узнал, что его мама написала заявление в ФСБ Карелии. И его уже приглашают на встречу.

Следов не нашли

Оперативники принялись все отрицать. Они уверяли, что весь день трудились, проводили задержания и освидетельствования совсем других наркоманов. И нашлись свидетели, которые это подтвердили. Того, что Алексеева действительно отвозили сначала в наркодиспансер, а затем – в КПЗ, Чикулин и Евдокимов не отрицали. Объяснили тем, что парень был в состоянии наркотического опья-

нения. Но этим якобы все и ограничилось, никаких гаражей и электрошокеров в помине не было. И в квартиру к Алексееву они не вламывались. По рассказам Евдокимова и Чикулина, когда они приехали к парню, его мама сказала, что того нет дома. А вот бабушка кивнула в сторону комнаты и глазами показала, что Алексеев там. Поэтому-то они и решились войти.

Коллеги Евдокимова в один голос уверяли: электрошокера у него в руках никто ни разу не видел. Да и получить его в управлении, оказывается, можно только под расписку. У простого же оперативника к шокеру якобы нет доступа. Странно, но друг Алексеева шокер у Евдокимова почему-то видел – он размахивал им перед носом у парня, пытаясь заставить того нырнуть в карьер и найти диктофон.

Суд встал на сторону оперативников. В решении судья указал на некоторые несоответствия в показаниях Алексеева. Да и врач-нарколог, осматривавший его перед отправкой в КПЗ, никаких следов от шокера не обнаружил. Доказано, что накануне случившегося Алексеев употреблял марихуану. Судья посчитал, что это могло повлиять на его память, восприятие окружающей обстановки и тех событий, которые с ним произошли. Суд заподозрил Алексеева и в том, что у него имелись мотивы для того, чтобы специально оговорить оперативников: парень уже был однажды условно осужден за незаконный оборот наркотиков. И то, что его поймали на курении «травки», могло послужить поводом для отмены условной судимости. А всю историю с шокером Алексеев придумал, потому что не хотел признаваться, что он добровольно согласился сотрудничать с сотрудниками Госнаркоконтроля.

В итоге Чикулина суд полностью оправдал и он до сих пор благополучно работает в органах. Евдокимову же за смс с угрозами на год запретили работать в правоохранительных органах. Все!

Карельские наркополицейские угрожали, но не мучили?

Поражение

– И этого наказания не было бы, если бы Алексеев не сохранил отправленные ему Евдокимовым смс, – говорит гособвинитель Светлана Борисова. – Когда я спросила его, зачем он это делал, Евдокимов объяснил: мол, хотел  получить отчет о доставке, когда Алексеев включит телефон. На мое возражение о том, что можно было отправлять пустые смс – он ничего вразумительного не ответил. Фактически  суд оправдал и Чикулина, и Евдокимова. Хотя на стороне Алексеева выступало множество свидетелей, которые подтверждали его слова. Но судья посчитал, что все они заодно с потерпевшим и что они хотят посадить сотрудников Госнаркоконтроля. Прямых свидетелей того, как его вывозили в лес, у Алексеева не было. Хотя откуда им было взяться? А пакет и перчатки, в отличие от телефона, он предъявить, понятное дело, не мог. Говорят, когда это дело только начали расследовать, один из оперативников «не для протокола» все-таки признался, что все так и было на самом деле. Но в своих официальных показаниях он уже утверждал обратное.

На вопрос, почему столь резонансное дело рассмотрели «без лишних свидетелей», а прессе о случившемся стало известно совершенно случайно, Светлана Борисова объясняет: прокуратура не хотела афишировать тот факт, что им не удалось добиться наказания для обидчиков Алексеева. Лично нам кажется, что подобные случаи все-таки надо обязательно предавать широкой огласке. Вряд ли казанские полицейские из «Дальнего» отделения, издевавшиеся над заключенными, сразу же стали зверями. Такими их сделала безнаказанность.

Дело Ивана Алексеева  пересматривали несколько раз. Первый судья полностью оправдал и Чикулина, и Евдокимова. И только со второй попытки Евдокимова все-таки на год отстранили от работы за превышение должностных полномочий. Приговор обжаловали и городская прокуратура, и сам Алексеев. Но Верховный суд оставил его без изменения.

Ольга Градова

Читайте также

Новости партнеров

Интересное в сети

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2017 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings