Из-за волокиты пожилая женщина в муках умерла от рака | Daily
В центре внимания

Из-за волокиты пожилая женщина в муках умерла от рака

НЕ УСПЕЛИ: из-за волокиты женщина в муках умерла от рака

В Петрозаводске умирала пожилая женщина. Ей было очень плохо, она уже не могла ходить и даже поворачивалась с трудом. Ее сын жил и работал в другом городе. Он приехал навестить мать и, застав ее в таком состоянии, позвал знакомого доктора. Тот осмотрел старушку и, отозвав мужчину в сторону, сообщил, что у нее рак, и жить ей осталось считанные дни. Единственное, что сын мог сделать, это постараться уменьшить ее страдания. В смысле, достать сильнодействующее обезболивающее. Но сделать это в Петрозаводске оказалось невозможно. Женщина умерла в муках.

По словам сына, страшная история развивалась следующим образом: в первых числах июня он вызвал участкового врача и попросил выписать для матери обезболивающее. Но доктор объяснила ему, что не имеет права сделать этого. Наркоконтроль запрещает обычным терапевтам выписывать наркотические вещества. Это прерогатива онкологов. Поэтому участковая смогла лишь написать для онкологического диспансера справку с просьбой разрешить данной пациентке колоть наркотик. С этой справкой сын умирающей отправился в онкодиспансер, но там, в регистратуре, ему объяснили, что у них нет оснований выписывать столь опасные медикаменты. Ведь простой терапевт не компетентен ставить подобный диагноз. Бабушку нужно привезти к ним, ее посмотрит специалист, и он уже решит, рак у нее или нет. Узнав же, что она нетранспортабельна и подобное путешествие может забрать у нее несколько дней жизни, работница регистратуры сообщила, что онколога можно вызвать на дом. Казалось бы, вот оно, решение вопроса. Но нет. Ни пациент, ни его родственники не имеют права вызвать онколога. Это может сделать только участковый врач. Мужчине написали телефон, по которому следовало позвонить.

Потом начались светлые праздники, посвященные победе русского народа над польским. И именно в эти дни боли у бабушки резко усилились. Она стонала и мучилась. Сын пытался вызывать скорую, но врачи скорой имели право давать лишь обычные анальгетики, которые уже не действовали. В первый же рабочий день мужчина бросился в поликлинику, чтобы позвать участкового, чтобы тот позвонил онкологам, чтобы те пришли к пациентке и написали предписание для скорой, разрешающее избавлять женщину от боли. Вот такая сложная и неповоротливая система. Но, видимо, по убеждению наркоконтроля, только так можно сдержать в стране рост наркомании.

Однако и это было еще не все. Придя в поликлинику, мужчина наткнулся на толпу людей с номерками, которые совсем не были расположены пропускать его в кабинет к врачу. Не догадавшись пойти к заведующей или просто наплевать на сидящих в очереди больных, он решил на следующий день вызвать участкового на дом. Вызвал. Оговорив, что прийти нужно обязательно до часу дня, потому что в диспансере его предупредили: онкологам можно дозвониться лишь до часу. К сожалению, доктор смогла подойти только после часа и до нужного кабинета она уже не дозвонилась. Собиралась завтра позвонить еще раз. Но на следующий день бабушка умерла.

Ерванд ХидишянДико? Дико. Мы обратились к заведующему онкологическим диспансером Ерванду Хидишяну, чтобы узнать, неужели нельзя было помочь человеку более оперативно? Едвард Арутюнович объяснил, что у них, в отличие от обычных поликлиник, нет системы вызова врача на дом, но все же подобная практика существует, и два-три, а то и пять раз в неделю их врач посещает нетранспортабельных больных на дому. Однако, действительно, вызвать онколога имеет право только участковый врач. Ни пациент, ни его родственники сделать этого не могут. Почему? Ну, наверное, чтобы вызовов не было слишком много.

Обратились мы и в поликлинику. Там нам пояснили, что сыну умершей следовало быть более настойчивым. Не пытаться пробиваться сквозь очередь, а сразу идти к заведующей, не ждать, а требовать, и тогда ему бы обязательно пошли навстречу. Хотя даже при самом благоприятном раскладе выписка наркотиков заняла бы дня два-три. Ведь, во-первых, онкологи каждый день на дом не ходят. Во-вторых, выписанный онкологом рецепт нужно было передать в поликлинику. Там его должна была рассмотреть врачебная комиссия, и уже она передала бы заявку на станцию «Скорой помощи». Так что правильней всего было положить старушку в городскую больницу, где бы ее окружили настоящей заботой.

В общем-то, совершенно здравая идея. Известно, что, скажем, в США больница была бы самым правильным решением в подобной ситуации. И ни у родственников, ни у самого больного не возникло бы ни малейших сомнений на этот счет. Но мы-то с вами знаем, что отправить 70-80-летнего старика в нашу БСМП – по сути, обречь его на еще большие страдания. Историй о том, как стариков на несколько часов «забывали» в приемном покое на клеенке, предостаточно. Или как за ними не убирали, не мыли, лечили не от той болезни. В конце концов, все мы знаем, какие там палаты, уборные и еда. Так что сама мысль угодить туда многим из нас представляется ужасной.

Интересно, что в тех же Штатах наркотический препарат может выписать абсолютно любой врач. Там не нужно пробиваться к онкологу, ждать комиссии в поликлинике и приезда скорой. Все проще и быстрее. Доктор выписывает лекарство, и через пять минут вы уже можете купить или, если есть соответствующая страховка, получить его в ближайшей аптеке. Как в виде инъекций, так и в виде микстур, специальных пластырей или таблеток. Это, правда, действительно, привело к тому, что в США возросло количество молодежи, покупающей наркотики не у наркодилеров, а ворующей их из тумбочек своих больных родственников. И это тоже проблема. Серьезная проблема. Вопрос в том, какое из двух зол страшнее?

Александр Фукс

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings