Украли и распилили: как будущие моряки остались без тренировочного судна | Daily
В центре внимания

Украли и распилили: как будущие моряки остались без тренировочного судна

Украли и распилили

В некрасивой истории оказался замешан Александр Войтехович, директор бывшего Петрозаводского речного училища (сейчас оно красиво именуется Беломорско-Онежским филиалом Санкт-Петербургского госуниверситета водных коммуникаций). Его подозревают в причастности к краже госсобственности. Речь идет об исчезновении учебно-тренировочного судна «Нарьян-Мар», которое десятки лет находилось на балансе училища. Не одно поколение курсантов отрабатывало на нем необходимые морякам навыки. Курсантов на практике учили, как, к примеру, вести себя в случае возникновения пожара на судне… Судно было да сплыло. Его распилили.

Металлолом

С годами тренировочное судно пришло в негодность. Его отбуксировали на стоянку, расположенную на судостроительном заводе «Авангард». Через какое-то время «Нарьян-Мар» наполовину затонул.

«Нарьян-Мар»

Понятно, что в таком виде судно было бесполезным, поэтому встал вопрос о том, что же делать с ним дальше. Возможных вариантов оказалось всего два: либо утилизировать, либо проводить капитальный ремонт и восстанавливать. Несмотря на то, что тренировочное судно относится к федеральной собственности, денег на его ремонт выделять не спешили. Тогда-то Александр Войтехович и решил, что от «Нарьян-Мара» куда проще будет просто избавиться – утилизировать его.

В принципе, ничего особенного в этом решении нет, если все делать по закону. Существует даже специальное постановление российского правительства, в котором четко расписана процедура утилизации федеральной собственности. Процесс небыстрый: пока все документы подготовишь, пока конкурс на утилизацию объявишь и проведешь. Так не один год может продолжаться.

Как нам известно из достоверных источников, к затонувшему судну давно присматривался предприниматель – хозяин той самой стоянки, где пришвартовали «Нарьян-Мар». Какой прок может быть от старой посудины? Ну, например, если распилить судно и сдать на металлолом, то можно получить неплохую прибыль. Примерно 3 миллиона – так, по крайней мере, казалось навскидку.

Есть версия, что подобными соображениями бизнесмен мог поделиться с директором училища. Факт остается фактом: вскоре судно исчезло.

Корабль-призрак

Поговаривают, многие сотрудники училища знали, что судно пилят, но пойти против руководства боялись. Более того, в утилизации судна принимали участие даже… курсанты училища с «хвостами» по учебе. Молодые лишних вопросов не задавали, думали, что все происходящее – законно.

В начале 2012 года «Нарьян-Мар» перестал существовать. От тренировочного судна осталась только корма, которая до сих пор лежит на «Авангарде». Войтехович тем временем постепенно оформлял бумаги, необходимые для того, чтобы утилизировать «Нарьян-Мар» по закону. Он заключил с предпринимателем, хозяином той самой стоянки, где раньше стоял «Нарьян-Мар, очередной договор на стоянку судна. И даже собирался перечислить около 150 тысяч бюджетных рублей, хотя к тому времени от судна сохранилась лишь корма, которой стоянка точно не требовалась.

Более того, «корабль-призрак» дважды проходил оценку. Каким образом оценщик изучал и оценивал его – отдельный вопрос. Но почти 200 тысяч рублей, выделенных из федерального бюджета, он за работу получил.

«Нарьян-Мар»

Проверка нагрянула

В общем, все было хорошо. Но неожиданно в училище нагрянули ревизоры. Они попросили Войтеховича предъявить судно, которое по бумагам числилось на балансе филиала. Предъявлять оказалось нечего. Директор училища написал в Транспортную полицию Петрозаводска заявление, в котором сообщил, что судно… украли! Казалось бы, такое трудно даже представить. Не машина ведь и не велосипед. Как можно украсть судно, но «забыть» забрать корму? Однако Войтехович и сейчас настаивает на этой версии и уверяет, что за судном у него присматривал специальный человек. А сам он якобы даже не бывал на «Авангарде», где «Нарьян-Мар» стоял на приколе, потому и не заметил его исчезновения.

Предприниматель, с которым был заключен договор на стоянку судна, вдруг превратился в главного подозреваемого. Ведь выходило, что это именно он втихаря утилизировал судно. А директор вроде бы и ни при чем.

– Для нас случившееся стало настоящим шоком, – рассказывает Андрей Высоцкий, непосредственно занимавшийся подъемом и распилом затонувшего судна. – С Войтеховичем общался и договаривался мой партнер, он же занимался оформлением бумаг, а на мне была вся техническая сторона работ. Откровенно говоря, у меня и мысли не возникало, что то, чем я занимаюсь, может быть незаконно. С Войтеховичем мы подписали официальный договор. О том, что это федеральная собственность и, чтобы ее утилизировать, нужно выиграть конкурс, я понятия не имел. С самим Войтеховичем встречался всего один раз. Перед тем как начать подъем судна, я еще раз захотел убедиться, что все в порядке. Тогда мой партнер организовал нам встречу с Войтеховичем в речном училище. Насколько я понял, директор опасался, что его питерское начальство узнает о том, что судно затонуло, поэтому и хотел от него как можно быстрее избавиться. О том, что ему за это какие-то деньги обещали, мне ничего не известно. Но вместо заявленных 300 с небольшим тонн черного металла в судне оказалось только 210 тонн. Поэтому мы не только никакой прибыли не получили, но и в минус ушли. Мы же на водолазов, на кран подъемный потратились, на вывоз мусора, оставшегося после разборки судна, и еще на разные необходимые в таких случаях вещи – это все очень дорого обошлось. А потом вдруг появляется это заявление от Войтеховича. И он отказывается от подписанного им же договора и начинает уверять полицию, что мы втайне от него незаконно распилили судно.

Давно бы уже сидел?

Сейчас Александр Войтехович продолжает настаивать на своей версии случившегося. Вдруг скандал со временем сам по себе утихнет? Когда мы обратились к Войтеховичу за комментарием, он заявил: мол, судно украли и распилили, а кто и как это сделал – это вы лучше в правоохранительных органах уточните.

Александр Войтехович

– Есть документы, которые свидетельствуют о том, что вы к этому тоже причастны, – удивились мы.
– Сами посудите, как такое возможно?! Если бы я был к этому причастен, то давно бы уже сидел в тюрьме, – рассмеялся Войтехович.

Несмотря на то, что история крайне подозрительная, против Войтеховича пока не выдвинуто обвинений. Как заверили нас в Транспортной прокуратуре Карелии, этот вопрос они держат под контролем. Но результатов пока нет. А ведь речь идет не только об исчезновении федеральной собственности. Курсанты училища остались без единственного реального тренажера. Поэтому все обучение у них теперь только в теории или на компьютере. Практики как таковой нет, хотя будущим морякам она необходима. Может, правоохранительным органам все-таки стоит уделить этому делу более пристальное внимание?

«Губернiя Daily» будет следить за развитием событий.

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings