Ушли и не вернулись | Daily
В центре внимания

Ушли и не вернулись

За последние шесть лет в России не было ни одного года, когда пропало бы менее 70 тысяч человек. Целый город. А находят – живыми или мертвыми – меньше половины из пропавших. В нашей республике в этом году исчезли 793 человека. Но за сухими цифрами скрываются настоящие трагедии. Куда в Карелии пропадают люди и как их разыскивают?

«Человек как будто растворился»

В сентябре в Петрозаводске исчез 86-летний Алексей Павлов. Известный в Карелии человек, ветеран войны, полковник запаса как обычно вышел из своей квартиры на улице Антикайнена на прогулку. И не вернулся. Родственники сразу же хватились. Поначалу надеялись, что он просто заблудился. Но время шло, а пожилой мужчина все не объявлялся. Сын Александр самостоятельно начал поиски. Вместе с друзьями он «прочесал» все ближайшие к городу леса, использовал даже поисковых собак. Он перепробовал все: объявления, «бегущая строка» на экране телевизора, группы в социальных сетях. Все тщетно.

— История странная, — рассуждает друг семьи Павловых Артем, — Человек как будто растворился. Вряд ли он смог бы прожить на улице больше месяца. Однако тела мы не нашли. Но и сам он нигде не объявился. Алексей Егорович – не беспомощный старик. Он сам за собой ухаживал, ничем серьезным не болел. Просто из-за пожилого возраста некоторые вещи забывал, дольше, чем молодые, соображал.

Артем вспоминает: в первые дни после пропажи Алексея Егоровича они постоянно получали звонки. Пожилого мужчину то видели на остановке, то он переходил дорогу. К одной женщине Алексей Егорович даже на улице подходил. Объяснял, что потерялся и живет у кинотеатра. Он имел в виду «Победу». Но она отправила его к «Атмосфере», потому что дело было на Древлянке.  Объявление о розыске висело на двери соседнего подъезда. К сожалению, женщина увидела его уже после того, как потерявшийся дедушка ушел.

Спустя месяц звонки стали поступать все реже и реже…

Побег из детского сада

В Карелии информация о пропавших без вести стекается в отдел розыска управления организации оперативно-розыскной деятельности МВД. Начальник отдела, подполковник Алексей Бродкин рассказывает: всех пропавших они делят на несколько категорий. Есть без вести пропавшие, в простонародье – «потеряшки». Это те, кто ушел без внятных причин. Обычно именно их – большинство. Еще есть скрывшиеся преступники, сбежавшие несовершеннолетние и неустановленные граждане. К последним относят и людей, которые попадают в больницу и не могут вспомнить ни имени, ни фамилии. Бывает и такое. Психических больных, состоящих на учете, тоже выделяют в отдельную категорию.

— Количество пропавших людей с годами понемногу снижается, — говорит Алексей Бродкин, — Серьезный рост пришелся на 2009 – 2010 года. Подростки сбегали из детских домов и спецучреждений. Помню, раньше они любили в Питер ездить на открытие фонтанов. Вот и удирали.

Бытует мнение: если человек пропал, должно пройти какое-то время, прежде чем можно обращаться в полицию. На самом деле, это не так. Заявлять о пропаже можно когда угодно. Даже если прошло всего несколько минут. Такие случаи, кстати, тоже бывают. Обычно – с родителями. Отпустили они играть ребенка во двор, выглянули потом в окно – а его нет. И люди сразу же звонят в полицию. Например, мальчик сидел с отчимом, пока мама была на работе. Что-то они не поладили, пятилетний малыш обиделся, сел в маршрутку и поехал к бабушке. Полиция быстро нашла его. Случается, ребята, никого не предупредив, уходят из детского сада.

Кстати, заявления о пропаже человека полиция принимает не только от родственников, а от любого гражданина. Сразу же заводится розыскное дело, срок действия которого – 15 лет. Но если дело кажется подозрительным, есть криминальный след, возбуждается уголовное дело. Тут сроки действия уже другие.

— Обычно людей удается найти гораздо быстрее, — говорит Алексей Бродкин, — По 15 лет розыскные дела длятся в основном у тех, кто пропал в лесах и на водоемах. Мы уже почти наверняка знаем, что человек погиб. Но тело его не найдено, поэтому и дело не закрывается.

Самая «горячая» пора для розыскников – осень. Рыбаки, грибники и ягодники пропадают с завидной регулярностью.

Помутнение рассудка

В лесу временное помутнение рассудка случается и у совершенно трезвых людей. Не так давно пожилую женщину нашли в 20 километрах от того места, где она вязала веники. К сожалению, уже мертвой. Как у старушки хватило сил одолеть такое расстояние – загадка. Следователи объясняют: нам не дано понять то состояние транса, в которое может впасть человек в лесу. Они консультировались с  врачами, пытались выяснить: можно ли предугадать поведение человека, предположить, куда он в таком состоянии мог уйти? Медики ответили коротко: «Нет».

Начальник отдела розыска Алексей Бродкин отмечает: люди, особенно благополучные, редко пропадают без причин и с «концами». Если, конечно, не скрываются намеренно. К примеру, наделали долгов, а возвращать нечем. Однако их судьбу рано или поздно удается выяснить.

— Случается всякое, — вспоминает Бродкин, — На моей памяти был такой случай: пропал мужчина. Пошел к другу на работу, там посидел, потом отправился домой, и как в воду канул. Через десять дней его нашли в Ленинградской области. Причем он туда уехал на машине. Но зачем, объяснить не смог. Полный провал в памяти. И ведь не сказать, что запойный. Обыкновенный человек.

Схема для поиска пропавших в Отделе наработана годами. Сотрудники выявляют круг связей и знакомств «потеряшки», изучают его личные вещи, блокноты, телефоны, календари, компьютеры, странички в социальных сетях. Все, что может дать зацепку. Осматривают квартиру, одежду пропавшего. Бывает,  родственники утверждают, что человек ушел, к примеру, в красной куртке. А она в шкафу висит. Сразу возникает вопрос: сам ли человек пропал или ему «помогли»?

За 9 месяцев 2011 года в Карелии в розыск было объявлено 793 человека. 762 из них найдено. За истечением срока давности в этом году прекратили 15 дел.

Добровольцы

В России за розыск пропавших без вести все чаще берутся волонтеры. Сейчас активно развивается движение «Поиск пропавших детей». Как только поступает информация об исчезновении ребенка, собирается группа добровольцев. Они расклеивают листовки, обследуют дворы, леса и парки. Многие волонтеры действую настолько профессионально и организованно, что ничем не уступают профессиональным розыскникам. Есть такое движение и в Карелии. Вот только желающих помогать у нас, увы, мало.  Волонтер «Поиска пропавших детей. Карелия» Наталья Афонина рассказывает: пока присоединиться к движению захотели всего четыре человека. Да и то, когда дошло до конкретных действий, сами «пропали». Хотя требовалось-то просто раздать листовки. Никто не просит волонтеров прочесывать окрестности.

Эта проблема хорошо знакома и Алексею Глушкову. Свою работу в качестве координатора программы «Жди меня» в Карелии он называет «социальным хобби».

— Мне приходит информация обо всех пропавших людях, — говорит Глушков, — Честно говоря, в 80-90% случаев даже нет смысла реагировать на обращение. Иногда возникает ощущение, что люди пишут их, приняв на грудь. Выпил и вдруг решил найти соседа по комнате из своей общаги. Еще есть заявления о поиске людей, которых мы найти никогда не сможем. Гастарбайтеры нигде не регистрируются, поэтому узнать что-то об их перемещениях по стране почти невозможно. Но были случаи, где я реально смог помочь. К примеру, недавно я искал по просьбе людей из Мурманска семью в Кондопоге. А в результате нашел еще и их родственников в Англии.

Глушкова удивляет пассивность наших людей. Бывает, ищут родственников, о которых знают практически все: и где те работали, и где жили. Но при этом даже в отдел кадров не позвонят.

Сейчас Алексей собирает команду добровольцев, которые будут помогать искать пропавших людей. Говорит, желающие есть. Глушков сумел найти в МЧС человека, который готов обучать и курировать волонтеров.

— Существуют и особые правила «прочесывания» городов, — объясняет Алексей, — Территория разбивается на квадраты, несколько людей одновременно проходят один квадрат, проверяют чердаки и подвалы, опрашивают людей. Столичные волонтеры проходят специальное обучение, прежде чем приступить к поиску. У нас такого пока не было. Попробуем, что из этого выйдет.

У сына же Алексея Павлова последняя надежда на то, что его отца приютили люди, ведущие уединенный образ жизни. Например, члены некой религиозной организации. Если вам что-то известно о местонахождении Алексея Павлова – звоните по телефонам 8-921-702-35-38, 8-921-936-93-79 или  8-911-411-53-03. Дополнительная информация – на странице в «ВКонтакте».

Ксения Сорокина

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings