В своем цинизме карельские адвокаты порой не знают границ | Daily
В центре внимания

В своем цинизме карельские адвокаты порой не знают границ

В своем цинизме карельские адвокаты не знают границ

В тот вечер Костя Мацкевич стоял с друзьями у магазина. Болтали. Сейчас он даже толком не помнит, откуда взялся парень, который с разбегу ударил его кулаком по голове. После удара незнакомец сбежал. Костя остался жив только благодаря тому, что мимо проезжала «Скорая помощь». Несколько дней он пролежал в коме, перенес трепанацию черепа, получил инвалидность. Все это время его обидчик гулял на свободе и даже минуты не нашел, чтобы зайти в горбольницу и извиниться. Тем более, как выяснилось позже, удар предназначался другому человеку – на Костю он напал по ошибке.

Неосторожность?!

Парень, от чьих рук пострадал Мацкевич, не отрицает, что бил именно он. Говорит, за минуту до этого его тоже обидели, и он всего лишь хотел за себя постоять. Только своего обидчика он не видел и ударил того, на кого ему указали товарищи.

Завели уголовное дело. Стражи порядка посчитали, что злодей причинил тяжкий вред здоровью по неосторожности. Родные Константина были в шоке: «Какая неосторожность? Мы видели видеозапись с места происшествия. Все было сделано намеренно». Как бы то ни было, под суд парень пошел именно по этой статье.

– Я устал от расследования этого дела и уже давно его простил, – говорит Костя. – Всякое в жизни бывает.

И простил, и на особый порядок в суде согласился: это сокращенная процедура уголовного судопроизводства, которая предоставляет существенную льготу подсудимому – верхний предел наказания не может быть выше двух третей санкции. То есть если законом предусмотрено наказание в виде 6 лет лишения свободы, то суд не может назначить больше 4 лет.

Увы, подсудимый благородства не оценил. То, какое местами откровенно хамское отношение со стороны защиты к себе встретил в суде потерпевший, повергло в шок его родных. В какой-то момент государственному обвинителю пришлось даже сделать замечание адвокату.

До больницы не дошел

В суде подсудимый несколько раз извинился перед потерпевшим. Спустя почти 8 месяцев после случившегося, в присутствии мирового судьи. Хотел – не хотел, ошибся – не ошибся, но человек по твоей вине получил инвалидность, несколько дней пролежал в коме. Другой бы ночевал у палаты, спрашивал, как можно помочь. Но подсудимый выбрал другую тактику. Этот же не только ни разу не пришел в больницу, но вместе с адвокатом боролся за каждую копейку, которую попросил возместить потерпевший. В частности, оплату отдельной палаты.

Костя Мацкевич получил серьезные травмы и... ни копейки компенсации морального вреда

Костя Мацкевич не получил ни копейки компенсации морального вреда

_________

– У Константина была очень серьезная травма (перелом основания черепа. – Прим. авт.), и находиться в общей палате ему было тяжело, – пояснил представитель.
– Я не считаю, что мой подзащитный должен оплачивать дополнительный комфорт потерпевшего, – с усмешкой отмахнулся защитник.

Цинично выглядел и отказ подсудимого оплатить стоимость пропавшего билета до Петербурга. Константин должен был ехать в Питер устраиваться на работу, но из-за травмы поездка сорвалась. Цена вопроса – каких-то 700 рублей.
– Он вполне мог сдать билет и вернуть себе деньги, – твердили на суде подсудимый и его адвокат.
– Да вы что?! – не выдержала в какой-то момент мать потерпевшего. – Он же в коме лежал!
– Ну, он мог его сдать потом, – невозмутимо ответил защитник. – Когда вышел из комы.

Не Квазимодо и ладно

Карельские адвокаты и в самом деле не страдают тактичностью. Помнится, несколько лет назад в Петрозаводске произошла чудовищная авария: «девятка», мчавшаяся по Первомайскому проспекту в сторону центра города, столкнулась с «семеркой» и, перелетев через широкую разделительную полосу, уже на встречной полосе врезалась в «шестерку». Девушка, сидевшая на пассажирском сиденье «шестерки» – 21-летняя Настя Фахриева, скончалась на месте. Ее жених чудом выжил и присутствовал в суде в качестве пострадавшего. После аварии у него на лице остался большой шрам.

– Что-то я не вижу, где у вас шрам, – докапывался на суде до него адвокат водителя «девятки». – Вы его стыдитесь, прикрываете? Издалека даже не видно. Может, он и неизгладимый, но не обезображивающий. Обезображивающий – от слова безобразный. А безобразный, значит, отталкивающий, вызывающий отвращение. Если в лицо человеку попала кислота и вызвала серьезный ожог, появляются струпья, или если повреждение вызвало перекос лица, рта или разреза глаз, то можно говорить, что внешность отталкивающая. Но мы этого не видим.
– Он не стал Квазимодо, – пояснял другой адвокат.

Звучало ужасно. Однако судья прислушался и позже исключил причинение тяжкого вреда здоровью из состава преступления, вменяемого водителю «девятки».

И подобных случаев – предостаточно. Недавний процесс не стал исключением.

– Я потерял работу, здоровье, время, – робко объяснял Константин Мацкевич то, что, казалось, не требовало никаких разъяснений. Но это суд – здесь не до церемоний, и необходимость денежной компенсации морального вреда нужно было обосновать.

Сначала подсудимый заявил, что готов выплатить моральный вред в размере 150 тысяч рублей. Спустя буквально пять минут он передумал, и назвал сумму в 100 тысяч рублей. А еще через две недели заявил суду, что готов оплатить не более 50 тысяч рублей. Удивил и наш гуманный суд. Судья решила, что моральный вред возмещению не подлежит вообще. Злодея признали виновным в причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности и приговорили к 240 часам обязательных работ.

Илона Радкевич

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings