Защита Алиханова потребовала оправдать экс-сенатора или отправить его дело на новое рассмотрение | Daily
В центре внимания

Защита Алиханова потребовала оправдать экс-сенатора или отправить его дело на новое рассмотрение

Адвокаты политика убеждены, что Девлетхана Алиханова преследуют по политическим причинам, а в его деле нет события преступления — то есть тех действий, которые можно было бы расценить как преступные. Об этом защита Алиханова заявила в ходе судебных прений в Петрозаводском суде.

Политические баталии вышли боком

Выступление защиты прокуроры слушали с большим вниманием, пристально глядя на адвокатов, как будто они говорили что-то крамольное. Судья же Наталья Маненок нередко опускала лицо к столу или закрывала его руками, с явным нетерпением ожидая, когда защита произнесет свои речи. Видимо, суду было из-за чего нервничать.

Так, выступивший первым адвокат Михаил Ямчитский заявил, что за долгую политическую деятельность в качестве депутата, первого вице-спикера Заксобрания и замглавы Карелии у Девлетхана Алиханова было два крупных конфликта, которые во многом объясняют его дальнейшую судьбу.

Михаил Ямчитский (слева)

Первый из них случился во время выборов мэра Петрозаводска в 2009 году, которые Алиханов как оппозиционный кандидат имел все шансы выиграть. Но такой вариант очень не устраивал руководство республики, и от крайне нежелательного Алиханова «откупились», предложив взамен место сенатора. Однако, по мнению политологов, это стоило тогдашнему губернатору Сергею Катанандову его должности. Второй крупный конфликт, по словам защиты, был связан с именем следующего главы Карелии Андрея Нелидова, которого Девлетхан Алиханов не раз резко критиковал за провальную работу его правительства.

Сменивший Нелидова Александр Худилайнен, по всей видимости, воспринял экс-сенатора как опасного человека, которого ради своей безопасности нужно удалить с политической арены. Ведь Алиханов не только способствовал уходу двух предыдущих губернаторов, но позволял себе критиковать уже и Худилайнена. В связи с этим между политической деятельностью Девлетхана Алиханова и возбуждением уголовного дела против него защитники видят прямую связь. Еще больше адвокатов в этом убеждает ряд моментов, сопровождавших расследование дела.

Главный из них в том, что оперативное сопровождение дела вела ФСБ, хотя Алиханову инкриминируют экономическое преступление 10-летней давности, а не терроризм, шпионаж или коррупцию. Более того, адвокаты пришли к выводу, что ФСБ интересовало не какое-то конкретное преступление, по которому она вышла на Алиханова. Напротив, тщательно проверяли всю деятельность Алиханова в различных сферах, словно искали, в чем бы его сделать виновным.

Фото: aif.ru

Еще одним признаком политизированности адвокаты считают то, что делом Алиханова занимался не карельский Следком, а Главное следственное управление Следственного комитета. Подобные примеры в Карелии, напомнил Михаил Ямчитский, можно пересчитать по пальцам одной руки, и все они связаны с громкими трагедиями, из-за которых погибло много людей. Например, во время катастрофы Ту-134 под Петрозаводском в 2011 году или закончившегося гибелью 14 детей водного похода на Сямозере в 2016-м.

Кроме того, «астрономический» срок ареста Алиханова по экономическому делу — 2 года и 9 месяцев — по мнению его адвокатов, тоже говорит о том, что правоохранительная система относится к политику с большим пристрастием. Об этом же свидетельствует и предложение прокуратуры осудить политика почти на максимальный срок — 8 лет тюрьмы — с максимальным штрафом по этой статье в 1 млн рублей.

Ну, и не могло не озадачить защитников то, что потерпевшей стороной по делу Алиханова выступило правительство Карелии. Хотя никакого отношения к сделке, которую ставят в вину экс-сенатору, и проданной муниципальной собственности оно не имело. Этот беспрецедентный случай, по словам адвоката Ямчитского, опять же говорит о том, что дело носит политический характер. Потому что петрозаводская мэрия до последнего отказывалась признавать ущерб, и правительство фактически играло в деле роль технического потерпевшего.

Александр Худилайнен

— Я не могу не обрадоваться тому, что абсурдность этого решения понятна даже стороне обвинения, которая в прениях сказала о том, что никакой ущерб правительству республики не нанесен, его исковое заявление надо оставить без удовлетворения. Но это обстоятельство было понятно сразу. Очевидно стремление прежнего руководства Карелии участвовать в преследовании Алиханова, — отметил адвокат Ямчитский.

Переписывая на ходу обвинение

Само же предъявленное Алиханову обвинение защита считает несостоятельным и не основанным на законе. Это относится и к пересечению границы по якобы недействительному дипломатическому паспорту, который был выдан и оформлен надлежащим образом и который у Алиханова никто не пытался забрать после того, как он сложил полномочия члена Совета Федерации. К тому же журнал учета диппаспортов в Совфеде свидетельствует, что не только Алиханов, но и многие другие сенаторы не сдавали документ после получения, пользовались им в рабочих и в личных целях, однако их почему-то никто за это не судит.

Еще более абсурдным защите представляется обвинение в приватизации 15 помещений сберкасс, в результате которой администрации Петрозаводска якобы был нанесен ущерб. Дело в том, что гособвинение считает, что при определении цены помещений нельзя было учитывать долгосрочную аренду, в которой они находились у Сбербанка (хотя на деле такая аренда всегда приводит к снижению стоимости, потому что новый собственник долгое время не сможет пользоваться своим имуществом или пересдать его в аренду по более выгодной ставке). Настаивая весь процесс, что аренду нельзя было учитывать, прокуроры произвольно толковали Федеральный закон №178 «О приватизации государственного и муниципального имущества» и делали это вопреки сложившейся в России практике приватизации, обвиняя Алиханова в занижении стоимости помещений.

Прокуроры Александр Вешняков и Сергей Торопов

Поэтому защите пришлось вновь напомнить, что точно такие же сделки по приватизации проводились 10 лет назад на всем Северо-Западе, о чем свидетельствуют ответы на адвокатские запросы. Более того, адвокаты Алиханова предлагали Генпрокуратуре возбудить уголовное дело по поводу аналогичной продажи 23 помещений сберкасс в Санкт-Петербурге, которые тоже были на длительный срок арендованы Сбербанком. Однако ответ на это предложение пришел категорически отрицательный. По поручению генпрокурора Юрия Чайки его дал прокурор Северной столицы Сергей Литвиненко, который сообщил, что сделка в Петербурге прошла в полном соответствии с законом и имущество было правомерно продано с учетом обременения арендой. Это, по мнению адвокатов Алиханова, еще раз говорит о том, что в действиях экс-сенатора и других участников сделки не было ничего незаконного, как не было и самого преступления.

Возможно, поэтому, выступая в прениях по делу Алиханова, прокуроры в корне изменили предъявленное обвинение. Если быть точнее, они указали уже совершенно иной способ совершения преступления. Как уже говорилось, с самого начала суда и почти до его завершения прокуратура настаивала, что Федеральный закон №178 о приватизации был нарушен тем, что аренда была неправомерно учтена в качестве обременения — таким способом Алиханов якобы занизил стоимость имущества. Под занавес же процесса прокуроры заявили уже о том, что аренда была учтена потому, что приватизация помещений проводилась специально под Сбербанк, который должен был стать их собственником. Однако благодаря чрезвычайно сложной и нереализуемой в жизни схеме им якобы стал Алиханов, хотя на самом деле он не только не участвовал в приватизации, но и имущество на него никогда не оформлялось впоследствии.

Нагородив все это, гособвинение будто забыло, что помещения продавались не кому-то и не под кого-то, а с открытых аукционов, в которых мог участвовать почти любой желающий. Не имел такой возможности только Сбербанк и аналогичные организации, в которых больше 25% акций принадлежит государству, потому что покупать госсобственность им запрещено законодательно.

Девлетхан Алиханов

Столкнувшись с тем, что гособвинение радикально изменило свою позицию, защите пришлось специально напомнить суду, что прокуроры не имели права переписывать первоначальное обвинение, дополняя его чем-то новым. Это не только противоречит уголовно-процессуальному законодательству и пленумам Верховного суда России, но и нарушает право подсудимого (в данном случае Алиханова) на защиту, потому что он весь процесс опровергал другое обвинение. По мнению адвокатов, единственным законным шагом в этой ситуации для суда остается оправдать экс-сенатора или вернуть дело на доследование.

— Суд должен дать свою оценку, — заявил в прениях адвокат Михаил Ямчитский. — Полагаю, что коль скоро суд посчитает невозможным по каким-то причинам вынести оправдательный приговор, то в этой ситуации, безусловно, суд должен будет тогда решать вопрос о невозможности вынесения обвинительного приговора и возвращении дела прокурору. Чтобы Алиханов имел возможность получить надлежащим образом предъявленное обвинение и имел возможность защищаться.

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings