Частная патронажная служба: бизнес на грани благотворительности
Своё дело

Частная патронажная служба: бизнес на грани благотворительности

Патронажной службе «Тайто» два года. Сегодня это единственная в Карелии частная организация, через которую можно нанять сиделку или компаньона для пожилых. У руля — две женщины: Анна Лаврова и Ирина Добрышина. Открывая фирму, они не предполагали, что придется среди ночи отвечать на звонки отчаявшихся людей и давать советы. И не думали, что будут ходить по квартирам и видеть бесконечное горе.

Ирина Добрышина рассказывает, что толчком к созданию «Тайто» послужила болезнь мамы.

— Ее положили в больницу. Ходить сама она не могла. Как-то, захотев в туалет, мама не докричалась до медсестры. Терпела, терпела и, не выдержав, встала. Упала и сломала шейку бедра… Я забрала ее домой. И оказалась совершенно потеряна: с мамой нужно было находиться рядом постоянно, а я работала. Стала звонить по медучреждениям и выяснила, что при живых родственниках они оказывают помощь лишь частично. Так что уход за мамой мы разделили вместе с сестрой. А потом с Аней подумали: а не создать ли нам частную фирму, которая сможет помочь таким людям, как я? К тому времени мы уже вышли на пенсию, можно было заниматься, чем угодно.

Ирина Добрышина

Про космос и ответственность

— Мы сразу пришли в карельский Бизнес-инкубатор. Разработали бизнес-проект, подали заявку, и нас приняли. Здесь можно арендовать помещение, оборудование, получать помощь по бухгалтерским делам, по кадрам… Бизнес-инкубатор помогает поставить дело на ноги в течение трех лет. Нам осталось находиться здесь год, а потом пойдем в самостоятельное плавание.

— Первых клиентов искали по знакомым. Так же, как и работников. По городу ходят слухи, что попасть к нам в базу очень сложно. Мол, большие требования к работникам — надо собрать внушительный пакет документов, ведь мы контролируем работу на начальном этапе… «В космос, — говорят, — проще улететь, чем к вам». Да, анкета у нас подробная: автобиография, резюме, всевозможные справки, наличие образования, опыта работы, копии всех документов, отсутствие судимости… Если нет хотя бы одного документа из пакета, кандидат к работе не допускается. Но все требования — нормальные, обоснованные. Мы несем ответственность за тех, кто к нам обращается, и должны быть уверены в человеке, который будет работать.

— От сиделки многое зависит. Была история, когда при одной сиделке бабушка чахла, почти лежала пластом. А пришел потом молодой компаньон — и она стала причесываться, переодеваться. Он подключил свою семью — ходили все по очереди к ней. Бабуля стала хорошо кушать, лучше выглядеть, ходить.

Про обязанности и пожелания

— Суть проста. Заказчику нужна сиделка — он оформляет заявку, в которой расписывает все свои пожелания: когда человек должен приходить, как часто, что он должен и не должен делать. Мы предоставляем на выбор несколько человек из нашей базы данных, и дальше они взаимодействуют самостоятельно.

— Требования у каждого заказчика свои, поэтому наш подход индивидуальный. Кому-то хочется, чтобы к его маме приходили три раза в день и готовили. Кому-то готовка не нужна, но нужны патронажные услуги. А для кого-то важно, чтобы его родственнику организовывали досуг: читали книги, разговаривали, смотрели вместе телевизор. Кому-то хочется, чтобы медсестра была взрослая, а кому-то проще общаться с молодыми… Так что мы практикуем индивидуальный подход.

Таито

[nggallery id=608]

 

Про индивидуальный подход

— Однажды к нам пришел человек, мама которого умирала от рака. Хотел, чтобы, пока она жива, рядом была сиделка, которая продлила бы ее дни. Найти ее было сложно: кому захочется провожать человека в последний путь? Но все-таки нашли…

— Как-то за помощью обратился сын женщины-инвалида. Он жил в другом городе, а мама — с пьющим мужем. У женщины ампутированы обе ноги, диабет, передвигаться на коляске нет сил. Когда сын приезжает домой — мама накормлена, вовремя принимает лекарства. Когда его нет — женщина остается одна. В прямом смысле, потому что мужу до нее нет дела. И вот мы пришли к ним домой, чтобы понять, в какого рода помощи нуждается эта женщина. Пришли и ахнули: человек истощен, болен, в туалет ходит под себя — никто не убирает. Муж даже воды не поднесет. «Скорее бы подохла» — вот были его слова в ответ на наше непонимание. Наша сиделка продлила женщине жизнь, но она все равно умерла.

— Вот еще один пример. В прошлом году с нами стала сотрудничать врач. Женщине семьдесят три года, но дай Бог всем выглядеть так, как она, быть с такой светлой головой, такой активной и жизнерадостной! Началось все с того, что к нам обратилась молодая девушка. Мама живет в Москве, а она с бабушкой здесь. У внучки трое детей, муж, работа, и нет времени заниматься бабулей. А та еще решила в восемьдесят лет сделать операцию на глаза. Хочу и все! Одной по поликлиникам ей никак — вы же знаете, что значит, сидеть в наших очередях. И вот мы попросили знакомого активного доктора взять бабушку под свою опеку — на сопровождение по поликлиникам и больницам. И та с ней за ручку ходила, штурмом брала очереди, морально поддерживала. После операции (она прошла успешно) доктор навещала. В итоге они так сдружились, что доктор будет ходить туда и дальше — бабушка теперь только ее и слушает.

Про репутацию

— Подобные нашей фирмы в России, конечно, есть. Система работы — простая. Подбирают сиделку, сводят с заказчиком и все — дальше они уже взаимодействуют сами. Не сошлись «характерами», не подошли друг другу — фирма тут ни при чем. А мы чувствуем себя ответственными и перед заказчиками, и перед человеком, которого отправили работать. Поэтому являемся посредниками между двумя сторонами. Нам, например, звонят, и мы устраняем разногласия и непонимания между работником и клиентом. На первых порах контролируем работу. Может , мы могли бы больше успеть, если бы больше ничего не делали, но… Это ведь наша репутация!

Про варианты и консультации

— О нашем деле, наверное, можно сказать, что это бизнес на грани благотворительности. Вот бывает, у человека нет денег. Но надо и хочется помочь. И мы пытаемся минимизировать количество времени, которое у пациента проведет работник, ищем варианты, чтобы он уложился в посильные финансовые рамки.

— Телефонных звонков очень много. Люди звонят в панике, расстроенные. Им кажется, что самим уже не справиться. И начинаешь подсказывать: а туда обращались, а этот момент уточняли, а это пробовали? Часто оказывается, что помощь сиделки им вовсе не нужна… Бывает, консультируешь, смотришь на часы — времени половина двенадцатого вечера!

— Надо мной живет пожилая пара. Там плохо с дедушкой. Его жена мне как-то пожаловалась, что он не может ходить. А я ей сказала: «Вы знаете, что можете бесплатно получить то-то и то-то?». Она удивилась. Прихожу тут — у нее коляска и ходунки — позвонила по инстанциям, походила и получила бесплатно. Вот подобные консультации даю людям часто: многие настолько не верят в государство, что даже не подозревают, что оно что-то может дать.

Про Финляндию и наши реалии

— Мы хотим построить гостиницу для пожилых, как это есть в Финляндии. Я туда недавно съездила посмотреть. Стало и приятно, и обидно за нас одновременно, когда увидела уютный дом для людей старше восьмидесяти лет. Какие там довольные жизнью старики! У нас таких улыбающихся лиц почти не встретишь…. Поразительно: у наших ближайших соседей хватает денег и сочувствия, чтобы обеспечить старикам человеческие условия!

Довольная жизнью пенсионерка в финском пансионате

Спрашиваю, можно ли что-то подобное создать в Карелии с учетом наших реалий. Анна смеется.

— С учетом наших реалий делать порой вообще ничего хочется… И чтобы запал не пропадал, надо чаще ездить и смотреть, как хорошо бывает за границей. У нас санпиновские нормы нереальные, строительство дома дорогое, земля дорогая… Арендовать помещение страшно: сегодня все хорошо, а завтра тебя выселят, и куда девать стариков?

Про будущее и надежду на государство

— И все-таки мы не теряем надежду. В Москве и Питере есть пансионаты разного класса для пожилых людей, от «эконом» до «вип». Так же и мы хотим в будущем все устроить. Причем, эконом не будет означать железные кровати и голые стены. Все будет прилично, просто попроще. Должны быть в городе небольшие гостиницы, где будет немного старичков, где они будут между собой общаться. И можно будет их в театр водить, в кино. Вот это будет человеческий подход. Находимся в постоянном поиске партнеров — заинтересованных лиц, которые готовы поучаствовать в строительстве гостиницы.

— Надеемся на закон, который может выйти в тринадцатом году. Где мы, коммерческая организация социального обслуживания, сможем получить доступ к госсзаказу. Надеемся, что государство будет с нами сотрудничать — тогда будет легче.

— Пути назад у нас нет. Много долгосрочных договоров, много клиентов, которых мы считаем своими и бросить не можем. Они нас с праздниками поздравляют — смски шлют, открытки. Так что будем дальше работать, пока есть силы.

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings