"Мы были уверены, что хорошая жизнь наступила навсегда". История женщины, которая взяла ипотеку, и потеряла и квартиру и деньги | Daily
Из жизни

«Мы были уверены, что хорошая жизнь наступила навсегда». История женщины, которая взяла ипотеку, и потеряла и квартиру и деньги

ипотека, валютная, монолог, женщина, рассказ

Валютные ипотечники — это те люди, которые сильнее всех в России пострадали от рухнувшего рубля. Они взяли ипотеку из-за выгодной ставки, а теперь не знают, как расплатиться с долгами. Публикуем рассказ 45-летней женщины из Санкт-Петербурга, которая взяла ипотеку в долларах и все потеряла.

Эта история началась давно, в 2007 году. Времена в стране были хорошие, у нас в семье тоже все было отлично. В 2004 году муж организовал свой небольшой бизнес, связанный с грузоперевозками, а меня повысили до главного бухгалтера сети магазинов бытовой техники.

Пожив в девяностые, мы привыкли к бедности: покупка дубленки была эпохальным событием. А тут пошли деньги – купили сыну хороший компьютер, две машины, привели в порядок дачу в Ленобласти. Жили все это время с мамой в ее квартире, о покупке своего жилья не думали. Собственная квартира казалась чем-то из области личного вертолета или виллы в Монако.

Но как раз к 2006 году муж впервые заговорил о том, что с мамой пора разъезжаться. Сначала казалось, что купим жилье своими силами, ведь уже тогда слово «ипотека» было для нас синонимом кабалы. Но посчитав, поняли, что придется копить много лет, а вопрос хотелось решить скорее. Хотели взять «двушку» во вторичке, но новостроечная история была сильно дешевле. К седьмому году созрели – пора.

Стоимость выбранной нами квартиры на юго-западе Питера составляла в рублях около пяти миллионов. И тут сразу два облома. Крупный государственный банк, на который мы очень рассчитывали, отказал в рублевой ипотеке. Аргументация была смешная – невысокий уровень дохода. Анекдот! Может быть, андеррайтер был не в настроении, может, кредитный специалист криво оформил документы, не знаю.

Здесь мы совершили первую ошибку, решив, что ипотеку нам не дадут вообще. А ведь надо было просто внимательно изучить другие предложения! И тут, как на грех, муж узнал о том, что ипотеку в иностранной валюте одобряют чаще, и мы просто загорелись этой идеей. Подвернулся оффер от другого крупного банка. Условия звучали очень вкусно. Ставка в 9,9% годовых (при 13% в рублях), платеж – 1000 долларов США в месяц, срок – двадцать лет. На тот момент доллар стоил 25 рублей, для нас это были не копейки, но и не самые ощутимые расходы. Тут – вторая ошибка. У нас были накопления, позволявшие заплатить в качестве первого взноса около 35-40% стоимости жилья, но мы решили, что лучше потратим эти деньги на что-то еще. Поэтому взяли в кредит 80% квартиры, внеся только 20% цены.

В 2008 году наступил мировой финансовый кризис. Нас он задел совсем немного, по касательной. У мужа дела вообще не ухудшились, у меня немного сократилась премиальная часть зарплаты. Доллар к ноябрю подскочил до 28 рублей. Тогда это нас не сильно потревожило, в возвращение 1998 года не верилось совсем. Однако в районе новогодних праздников нам позвонили из банка и пригласили на беседу. До сих пор помню сосредоточенное лицо сотрудницы банка и ее слова. А сказала она следующее. Вы, мол, знаете, в какой стране мы живем, экономическая ситуация нестабильна, курс валют тоже. Предложила зафиксировать курс доллара на текущий момент и составить новый договор, рублевый. Процентная ставка – 13%. Мы ответили категорическим отказом.

Сейчас, конечно, жалеем об этом, но мы были железобетонно уверены, что хорошая жизнь наступила навсегда.

В последующие годы доллар только рос по отношению к рублю. 30, 31, 32… Но мы не отчаивались, с 2010 года жили уже в своей квартире. Не по себе нам стало к февралю 2014 года, когда американская валюта стала стоить 34 рубля. Но мы еще держались. В сентябре я в тайне от мужа взяла нецелевой потребительский кредит, но не тратила его – он выполнял роль подушки безопасности, благо, платеж по нему был смешной.

Все окончательно пошло прахом в декабре-январе. Курс упал до отметки примерно в 60 рублей/доллар. А тут еще начались проблемы у нас. Бизнес мужа стал убыточным, он продал его за три копейки, а меня сократили на работе – из-за кризиса магазин ушел с российского рынка. Да, звучит нереалистично, но что было, то было.

Продажа двух машин позволила закрыть тот потреб (потребительский кредит — прим. ред.), который брала я, и еще некоторое время вносить платежи по ипотеке. Через некоторое время я нашла работу личного бухгалтера у женщины, сдававшей помещения в аренду, а муж устроился водителем. К концу 2015 года пришлось признать – выплачивать ипотеку мы больше не в состоянии.

Мы стали ходить в банк как на работу. Сначала попросили о фиксации курса на момент декабря 2014 года. В банке только посмеялись и сказали, что могут подумать о заморозке на момент подписания нового договора (все те же 60 рублей). Просили о кредитных каникулах, тоже отказали, причем сразу. Мы думали о том, чтобы избавиться от ипотечной квартиры, но так и не поняли, как. Свет в конце тоннеля появился, когда мы попросили банк о реструктуризации. Они предложили реструктуризационный заём, который помог бы нам рассчитаться с ипотекой. Но мы отказались, условия были совсем уж кабальными. Мы вздохнули и написали в банк заявление о невозможности исполнения кредитных обязательств и предложили подать в суд.

Мы наскребли денег на адвоката, который клятвенно уверял, что квартиры нас не лишат. Сейчас понятно, что это был бред сивой кобылы. Первое время нам звонили коллекторы, но вяло – это не микрозаём и не потреб, здесь банки с судом не медлят. Суд тоже прошел очень быстро. И я, и муж получаем серую зарплату (белая часть минимальная) – надеялись, что над нами сжалятся как над малоимущими, но нет. Суд постановил покинуть квартиру.

Мы затянули с выселением, потому что мама болела, и снова переезжать к ней было проблематично. Поэтому дотянули до принудительного выселения. Судебные приставы пришли в сопровождении телевизионщиков из «Лайфа», но те ничего не сняли. Ждали, что мы забаррикадируемся, будем визжать и драться, но мы спокойно вышли с вещами. Честно говоря, ревела потом три дня. Настолько это было мерзко и унизительно.

Из-за падения курса рубля стоимость кредита взлетела до небес, она теперь составляет около 10 млн. Квартира частично покрыла долг, теперь мы ежемесячно отдаем небольшую сумму (по решению суда). Видимо, будем расплачиваться всю жизнь. Сейчас потихоньку встаем на ноги, жизнь уже не кажется таким адом.

Пока длилась вся эта история, я очень боялась за сына, но, видимо, воспитали мы его хорошо. Сложности воспринял стойко, сейчас живет с девушкой, работает и помогает нам. В митингах мы не участвовали. Какой в этом смысл? Я не совсем идиотка и понимаю, что банки не будут работать себе в убыток. Нас, по сути, сгубило одно – уверенность в том, что мы будем жить богато вечно. Я считаю, что валютных ипотечников надо пожалеть. Во-первых, многие банки навязывали кредиты в долларах или евро, а во-вторых, процентная ставка была слишком привлекательной. Плюс один. Хотя бы один урок наши люди извлекли навсегда.

 

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings