«Что вы хотите? Вам почти 40!» Истории россиян, которых не берут на работу из-за возраста
Интересное

«Что вы хотите? Вам почти 40!» Истории россиян, которых не берут на работу из-за возраста

В 40 лет жизнь, конечно, только начинается, зато  хорошая работа заканчивается. По данным портала Headhunter, каждый пятый работодатель не готов принять ни на какую должность сотрудника, которому больше 45 лет. Это подтверждают и исследователи из НИУ ВШЭ. Они выяснили: после 45 лет зарплата россиян снижается примерно на 20 процентов. 

И речь вовсе не о домохозяйках, решивших подзаработать, когда дети выросли и появилось наконец свободное время. Под ударом оказываются сложившиеся профессионалы со стажем и опытом. Предлагаем несколько грустных историй, подтверждающих это правило.

Ольга, 47 лет: «Меня не брали даже на должность простого дизайнера»

В мае 2009-го меня уволили с поста главного художника крупного издательства. Я не была лояльна к тогдашнему руководству, которое постоянно задерживало зарплаты. На дворе был кризис, так что из нашего издательства тогда уволили почти всех руководителей.

Мне было 39 лет, в портфолио — примерно 2000 обложек книг и большой опыт журнальной верстки. Мои работы стояли на полках в любом книжном магазине страны. Конечно, я была уверена, что подходящую работу найду быстро. Однако выяснилось, что мое резюме очень сильно портил возраст. Казалось бы, что такое 39 лет для специалиста с опытом, как мой?  Тем более что я сама избегала вакансий на руководящие позиции: мне всегда больше нравилось работать самой, чем кем-то командовать. Более того, с учетом кризиса я просила зарплату вдвое меньше той, с которой ушла. Но во всех вакансиях, что меня хоть как-то интересовали, стояло возрастное ограничение 35-40 лет, а коллектив был «молодой и энергичный».

Я разослала кучу писем, но в ответ — молчание или отказы. Кто-то так и писал: «У нас молодой коллектив, вы не впишетесь». Я была в отчаянии. Я чувствовала себя молодой, быстрой, открытой новому, готовой делать хороший, профессиональный дизайн, но это оказалось ненужным. Я понимала, что молодым можно платить меньше и ими проще манипулировать. Но разве мой опыт, мой профессионализм не должны были перевесить возраст? Меня не брали даже на должность обычного дизайнера. Я пошла в службу занятости, но и там развели руками: «А что вы хотите? Вам почти 40!»

Через год я все же нашла работу верстальщика в издательском доме, который выпускал иллюстрированные журналы. В своем отделе я оказалась самой старой, и только у меня было профильное образование. Я чувствовала себя древним ископаемым. Даже мой опыт не спасал, а, скорее, мешал расслабиться. На том месте я так и осталась чужой. Смогла продержалась примерно год, а потом ушла на фриланс.

Я очень рада, что мы уехали. В Австрии, например, молодыми считаются люди до 50 лет, и на этот же возраст приходится пик зарплат. Отношение к тебе окружающих соответствующее. Поэтому сейчас, спустя два года после приезда, я опять чувствую себя молодой, бодрой и открытой новому.

Николай, 49 лет: «Я никому не нужен»

 

У меня два высших образования – инженерно-строительное и юридическое, мне 49 лет, и, по большому счету, я никому не нужен. Работал юрисконсультом в банках, строительных организациях, помощником генерального директора по правовой части. На последней работе в электросетевой компании, где я был главным специалистом проектно-изыскательских работ, было три сокращения в течение года. Я попал под второе два месяца назад.

После 45 лет не рассматривают резюме. Я отправил 400 откликов на Headhunter. Больше половины снабдил сопроводительными письмами. Их никто не читает. Не понимаю, в чем проблема: на фотографии мое лицо, там не обезьяна, также указаны возраст и желаемая заработная плата. Последнее я убрал. Думал, может, смотрят на нее. Но до собеседований даже не дохожу.

Два раза в день отправляю две анкеты – одну инженерную, другую юридическую. Мне казалось, что два образования будут преимуществом. В конце 80-х строительство заглохло, и в течение двадцати лет инженеры не были востребованы, но сейчас спрос есть. Так же с юристами – раньше их было немного, сейчас полно. И работы на всех не хватит.

В 90-е не брали тех, кто старше 35. Прямо так и писали ограничения в возрасте. Сейчас запретили так писать, но просто не приглашают на собеседование. Только четверть работодателей отвечает: «Вы нам не подходите». Остальные игнорируют.

Мой друг на пять лет меня младше. До кризиса он был генеральным директором крупной конторы, после – два года искал работу. Все плечами пожимали, говорили, что слишком крутой опыт, ничего хорошего предложить не могут. Он в итоге пошел на курсы и сейчас делает деревянные лестницы.

Марина, 54 года: «Старые не полетят»

Фото: tourweek.ru

Впервые я столкнулась с этой проблемой в сорок девять. Я — бортпроводник, у меня огромный стаж работы для меня более тридцати лет. В 2012 году я должна была выполнять рейс в Нью-Йорк и оформляла американскую визу. Однако когда документ уже был готов, с рейса меня неожиданно сняли.

Позже выяснилось, что наше руководство приняло решение допускать до полетов в Америку только бортпроводников до 45 лет. Как нам об этом решении сообщили? Да никак. Сказали: «Старые не полетят». Также ввели список «приоритетных» рейсов, на которые брали молодых стройных красавиц. Кстати, только они и могли работать в бизнес-классе.

Ситуация меня по-настоящему задела. Было очень обидно, ведь я совсем не чувствую себя старой. Я действительно хорошо выгляжу, при росте 162 сантиметра вешу 53 килограмма, занимаюсь спортом. На работу всегда шла с установкой: у меня не будет второго шанса произвести хорошее впечатление. Продумывала свой образ до мелочей: прическа, маникюр, обувь — абсолютно все. За время работы на меня не было ни одной жалобы, а только благодарности пассажиров и подарки. В рейсах у меня часто спрашивали телефон для знакомств.

Однако это не помешало руководству списать меня в утиль. Когда мы только начинали работать, нам говорили: «Молодые еще в бизнес-классе летать, набирайтесь опыта в экономе». А сейчас в бизнесе — девочки, которые пришли в авиакомпанию меньше года назад. Им самим еще тяжело, они боятся пассажиров. Нам часто приходилось им помогать и подсказывать, ведь в рейсе мы все — одна команда. Пассажиры не должны страдать от нововведений нашего руководства.

Если летишь в Токио на сутки, то зарплата будет в разы отличаться от той, которую дадут за рейс в Магадан. Но тебя ведь обеспечили работой — будь благодарна. А начнешь добиваться справедливости, тебя спланируют так, что позавидуешь мертвым. Мои подруги по работе, которые были чуть моложе и тоже, на мой взгляд, были достойны летать приоритетными рейсами, не захотели меня поддержать — пойти на прием к высшему руководству компании.

Однако жизнь на этом не закончилась, я продолжала летать обычными рейсами. Только один раз все же попробовала добиться разрешения на приоритет. Написала заявление на имя начальника службы о том, что хочу слетать в Пекин. Пришла к нему, а он меня отправил в отдел заказов. Я с улыбкой сказала: «Там говорят — старая». Он ответил: «А ко мне что, молодая пришла?» Такая невоспитанность меня просто поразила.

Через пару лет я уволилась. Было тяжело: я любила свою работу, не представляла, как можно жить по-другому. Говорят, в 45 лет жизнь только начинается — у меня она началась в 50. Старость точно не застанет меня дома. Я веду активный образ жизни, обожаю фитнес и горные лыжи, смотрю футбол и много путешествую. Стараюсь почаще бывать в театре, в кино, на фестивалях. Слежу за модой. Мой сын считает меня очень современной и продвинутой. Сейчас для меня главное — то, что я окружена любовью близких и не жалею своей любви для них.

Алексей, 42 года: «Не уходит ощущение, что я уже старый»

 

В 41 год мне пришлось искать новую работу. Сейчас мне 42, и поиски продолжаются до сих пор. У меня большой опыт работы в сфере продаж — 19 лет. Однако, несмотря на это, откликов на резюме, где был указан мой возраст, почти не было. Потом мне посоветовали убрать из анкеты дату рождения — я так и сделал. Количество откликов и приглашений на собеседование сразу увеличилось. Но на первом же собеседовании, когда HR-специалист узнал мой возраст, он опустил глаза и сказал: «Мы вам перезвоним». Никто, естественно, не перезвонил.

Я не ищу должность какого-то определенного уровня, рассматриваю разные варианты. Был и обычным продажником, и руководителем отдела, и заместителем директора, и генеральным директором крупной компании. Сейчас на начальные должности в продажах берут кандидатов не старше 30 лет. Тридцать пять — потолок. На руководящие посты количество вакансий в десятки раз меньше. В итоге я безуспешно ищу работу уже 10 месяцев.

Несколько раз бывало такое, что на собеседовании у HR-менеджеров загорались глаза, они организовывали мне встречу с директором или собственником. Мол, смотрите, какую я вам опытную зверушку откопал. Но наемные директора, очевидно, видели во мне конкурента или какую-то угрозу. Собственники же говорили, что со мной очень интересно беседовать, но места для меня нет, да и заскучаю я на низкой должности. Им нужен шустрый малый лет двадцати пяти, желательно с ипотекой, который будет летать, как электровеник.

Я заметил, что HR-специалисты думают, будто человека за 40 сложно или вообще невозможно перевоспитать. Что он не будет прогибаться под принятые корпоративные стандарты, не будет энергичным и активным. Предпочтение отдается молодости, а не опыту. Но я к своим молодым конкурентам отрицательных чувств вообще не испытываю. Просто моя личная самооценка в последнее время сильно упала. Складывается впечатление, что я никому не нужен, и это очень неприятно.

Я не отчаиваюсь, не опускаю руки. Мне довелось пообщаться с очень интересными людьми — собственниками бизнесов, я узнал много нового. Думаю, все у меня должно получиться: вода камень точит. Но все равно не уходит ощущение, что я уже старый, а ведь еще год назад ничего подобного не было.

Мадина, 52 года: «Было бы вам хотя бы 45»

Фото: careertrend.com

У меня небольшой стаж работы — 16 лет. Я пробовала себя в разных областях: работала в отделе кадров, секретарем, диспетчером и офис-менеджером. Последние четыре года я проработала администратором в торговом доме. Но потом уволилась, думая, что смогу найти другую работу. И вот ищу ее уже год.

Основная моя проблема в том, что существуют негласные возрастные ограничения, о которых никто не говорит вслух, но все про них знают. Когда работодатели узнают, сколько мнем лет, сразу идут на попятную. Они заявляют, что я не подхожу их молодому коллективу! Я говорю: «Хотя бы на испытательный срок возьмите, давайте я попробую!». Но они непреклонно твердят о том, что им нужны 30-35-летние. А потом бросают трубку!

Я пыталась устроиться администратором или менеджером по продажам, но меня нигде не берут. Было такое, что меня пригласили на собеседование. Я, естественно, обрадовалась. Со мной встретились, побеседовали и пообещали перезвонить. И вот с тех пор перезванивают!

Пыталась наняться продавцом, но везде получила отказ: они должны быть молодыми и красивыми, чтобы привлекать клиентов. Уборщицей в кафе меня не взяли тоже из-за возраста — дескать, не впишусь в корпоративную культуру фирмы. Я уже поняла, что в моем возрасте надо брать, что дают, и  согласна на любую работу. Как-то увидела объявление, что в магазин ритуальных услуг требуется продавец. Подумала, что туда явно никто из молодых не пойдет и клиентов привлекать не надо. Но не тут-то было. Мне сказали: «Было бы вам хотя бы 45».

 

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2020 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings