«Меня избивали, резали». Мошенники оставили женщину без квартиры и выкинули на улицу, теперь она живет в «ночлежке» | Daily
Интересное

«Меня избивали, резали». Мошенники оставили женщину без квартиры и выкинули на улицу, теперь она живет в «ночлежке»

Татьяна Бороденко переехала в Петербург в 2007 году. Сначала снимала комнату, а потом, когда зарплата стала позволять, — квартиру. Спустя четыре года женщина решила выкупить жильё — собственник был не против. Татьяна даже не подозревала, что в результате принятого решения она окажется на улице и лишится всего. Но прежде женщине предстояло пройти через безразличие правоохранительных органов и жестокость криминального мира, рассказывает издание «Петербург 24/7».

«Невезучая по жизни»

Татьяна — человек с характером. Иначе неизвестно, что было бы с ней сейчас. Семейные обстоятельства вынудили женщину в 2007 году уехать из родной Башкирии. Когда-то Татьяне удалось побывать в Петербурге, который произвел на нее сильное впечатление. Поэтому она решила ехать сюда. На малой родине Татьяна работала менеджером региональных продаж, поэтому найти работу на новом месте не составило труда. А вот с жильем начало не везти с самого начала. Женщина сняла комнату на Лифляндской улице и оказалась в окружении алкоголиков и умалишенных. Один, к примеру, постоянно таскал в дом продукты и хлам из мусорных баков.

— Я невезучая по жизни, — говорит Татьяна. — Если за день не попаду в какую-нибудь историю, то день прошел зря.

Впрочем, с работой ладилось. Сначала — товаровед, потом — торговый представитель и вскоре — директор по продажам. Татьяна решила снять квартиру поближе к работе. Обратилась в агентство. Жилье подыскали быстро, собственником оказался 22-летний Константин Земцов. Прожив в квартире четыре года, женщина решила ее выкупить. Владелец дал согласие и подписал предварительный договор, по которому Татьяна должна была выплатить к 2015 году два миллиона рублей.

Бюрократическая чехарда от полицейских

— За три года, с 2011-й по 2013-й, я успела погасить большую часть — один миллион семьсот пятьдесят тысяч рублей, — рассказывает Татьяна. — И тут однажды — это однажды было 7 марта 2013 года — мне звонят с почты и зачитывают телеграмму: «Освободите квартиру. Есть новый собственник».

Земцов пропал. Татьяне ничего не оставалось делать, как ехать в полицию. Она обратилась в 88-е отделение. Заявление приняли, но перенаправили в другое — 71-е — отделение. Те его возвратили обратно. Через полгода выяснилось, что такую переписку полицейские вели все шесть месяцев, а в действительности Татьяне стоило обратиться в другой отдел — по адресу проживания.

Тем временем по документам квартира перешла в руки уже другого собственника — третьего по счету. Он решил действовать за спиной Татьяны — подал в суд на выселение, ничего женщине не сказав. Решение суда отменить все-таки удалось, но попытки выселить Татьяну из квартиры не прекращались. Напротив, они приобретали все более угрожающий характер. Так, в один прекрасный день пришел судебный пристав и потребовал освободить помещение. Татьяна поняла, что дела ее плохи.

Еще до визита пристава она обратилась к известному петербургскому адвокату Фридману. Тот взял задаток в 50 тысяч рублей, но его услуги не принесли ровным счетом никакого результата.

Женщина решила обратиться в суд, а также выяснить, как обстоят дела с ее заявлением в полицию. Уголовное дело возбудили в июне 2016 года, но оно практически не продвигалось — до сих пор находится в статусе «в отношении неизвестных лиц». Разумеется, все лица были хорошо известны, но в полиции требовали документы. В частности, копию договора с Земцовым. Татьяна его предоставила, но следователь Дорохова документ потеряла. Восстановить его труда не составляло — нужно было лишь обратиться в нотариальную контору, но в полиции почему-то такой возможностью пренебрегали. Наверное, потому, что это позволяет не менять статус уголовного дела, а значит, и не вести расследование.

Позже выяснилось, каким еще способом полицейские затягивали возбуждение уголовного дела. Татьяна писала жалобы на отказ в заведении дела, но в ее жалобах не хватало нескольких слов: «С ответом не согласна». Это позволяло сотрудникам правоохранительных органов считать заявления Татьяны как вновь поданные.

В процессе собственного расследования Татьяна узнала, что Земцов — известный мошенник. Соседи рассказали женщине, что квартира ему досталась от какой-то бабушки, которая написала дарственную на его имя и сразу же оказалась выкинутой на улицу. В «ВКонтакте» даже есть страница, посвященная его мошеннической деятельности. А новый адвокат Татьяны, Максим Воронин, говорит, что не первый раз встречает фамилию Земцова, но в полиции не обращают на его махинации ни малейшего внимания.

«Меня избивали, резали»

Тем временем Татьяне пришлось лицом к лицу столкнуться с криминальным миром. Наряду с обращениями в суды, новые владельцы не пренебрегли возможностью обратиться к бандитам. К женщине начали приезжать два головореза кавказской внешности. На их джипе красовались номера с цифрами 666.

— Три раза мне вскрывали дверь, — рассказывает женщина. — После очередного вскрытия из квартиры пропала расписка о том, что я выплатила Земцову один миллион семьсот пятьдесят тысяч.

В один из дней Татьяна обнаружила на двери другой замок. Пришлось вызывать службу вскрытия. В другой раз бандиты вышибли входную дверь. Вскоре после этого они наведались еще раз. Ворвались в квартиру и измазали все красной краской. Татьяна говорит, что у них не было ничего святого — измазали даже иконы. Полиция снова бездействовала. Пришла, взглянула. Развернулась и ушла. Всё.

— Каждый день я возвращалась домой со страхом, — вспоминает Татьяна. — То, что эти бандиты творили со мной, у нормальных людей в голове уложиться не может. Там такая бойня была: меня избивали, резали. Однажды соседи зашли ко мне и увидели в прихожей лужу крови. У меня было разбито лицо. Я не знала, что в человеке может быть так много крови, — две футболки, которые я прикладывала, чтобы остановить кровотечение, были пропитаны насквозь.

У Татьяны было медицинское освидетельствование и заключение судмедэкспертизы, но добиться возбуждения уголовного дела женщине так и не удалось.

— Я понимаю, один раз что-то не сделать, два раза. Но здесь — системное бездействие 88-го отдела полиции Всеволожского района, Всеволожской прокуратуры и прокуратуры Ленинградской области, — говорит женщина.

У Татьяны сдали нервы. Она попала в неврологическое отделение. Тогда же потеряла работу. Работодателя не устраивало то, что сотрудник постоянно отлучается с места. 16 декабря 2016 года, когда Татьяна лежала в больнице, в квартиру пришел пристав и вывез все вещи. Выписавшись с больницы, женщина не знала, куда идти. Бывший начальник разрешил пожить некоторое время в офисе. Татьяна уехала домой, в Башкирию.

«Я же боец»

Татьяна не могла оставить все так, как есть. Она решила вернуться в Петербург.

— Я же боец, — говорит женщина.

В сентябре 2017 года Татьяна ехала в никуда. Не было ничего — только страховой полис, паспорт и немного денег на первое время. Устроилась курьером, чтобы была возможность ездить на разбирательства в полицию и прокуратуру. Вещи Татьяны, которые вывез судебный пристав, найти так и не удалось. В акте было написано, что они были вывезены по адресу, которого на карте города просто не оказалось. Татьяна написала жалобу, но ей ответили, что вещи там, по несуществующему адресу. Женщине удалось попасть на прием к руководителю судебных приставов, та устроила проверку, по результатам которой уволила судебного пристава. Того, что изъял вещи Татьяны. Начальник его тоже лишился работы.

— Самое смешное в том, что мой холодильник за 100 тысяч оказался у соседки, которая мне звонила и предупреждала о приходе пристава, — говорит Татьяна. — Об этом я узнала из акта проверки, которую организовала руководитель службы судебных приставов: соседка написала, что этот холодильник забрала я.

У Татьяны была еще машина, но женщина лишилась и ее. Кредит на автомобиль был оформлен на подругу, но когда Татьяна вернулась из Башкирии, не было ни кредита, ни машины, ни подруги.

«Ночлежка»

Самым тяжелым временем стал октябрь. Женщина потеряла телефон, а вслед и работу курьера. Теплых вещей не было, она сильно простыла, болели ноги. Денег на хостел не оставалось, и Татьяна ночевала где придется: на вокзалах, в метро, в парадных. Так прошло три недели, пока женщине не удалось узнать о благотворительной организации «Ночлежка».

С этого момента женщина получила крышу над головой. У «Ночлежки» есть комната на 12 человек, в которой она предоставляет места людям, попавшим в трудную ситуацию. Конечно, жить здесь непросто — сюда попадают люди с покалеченными судьбами. Но все же лучше, чем на улице.

Татьяна продолжает вести борьбу с государственной машиной. Не сдается. До 2 апреля она надеется получить ответ от правоохранительных органов. Если женщину он не устроит, то она намерена будет обратиться в комиссию по правам человека. Цель Татьяны — вернуться к нормальной человеческой жизни.

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings