«Однажды я не проснулась!» Люди, потерявшие память, рассказали, как жить с амнезией — Daily
Интересное

«Однажды я не проснулась!» Люди, потерявшие память, рассказали, как жить с амнезией

Память кажется чем-то абсолютно естественным, данным нам от рождения и навсегда. И тем удивительнее кажется статистика, которая говорит, что различными проблемами с памятью страдает 25% населения Земли. Полная амнезия — явление редкое, а к частичной потере памяти могут привести болезни, травмы, алкоголь и даже сильный стресс. Но люди учатся жить, даже частично лишившись собственных воспоминаний. Многие даже  говорят, что не хотели бы вспомнить все. 

Истории людей, живущих с разными формами амнезии, собрала корреспондент РИА Новости Ануш Долуханян.

Кристина: «Идеально помню детство, а после — пустота»

Кристине 29. Девушка живет в Москве и уже 7 лет страдает потерей памяти. Ее недуг врачи называют  антероградной амнезией — Кристина не может запомнить все, что случилось с ней после определенной даты. В 23 года она вместе со своими родителями и младшим братом попала в ДТП. Девушка выжила, но, очнувшись, узнала, что вся семья погибла. Кристина почти месяц не разговаривала. Врачи диагностировали у нее посттравматический стресс, а позже и амнезию. Несмотря на свой недуг, девушка работает — она пишет тексты на фрилансе для корпоративной газеты небольшой компании. Три года назад Кристина родила ребенка, но не помнит, как проходила ее беременность. Быть в курсе собственной жизни ей помогают записные книжки, стикеры и смартфон.

Я помню все, что было до аварии, в мельчайших подробностях: какими духами пользовалась мама, что мой брат в день отъезда ел морковное пюре, как папа не любил рыбные котлеты. В отличие от многих, я идеально помню детство, но все, что происходило после, — это пустота.
 Для меня каждый день новый. На стене напротив кровати написано: «Кристина, тебе 29». Каждый год в мой день рождения эта цифра меняется. Рядом на тумбочке лежит записка: «У тебя есть ребенок и муж». Такие памятки воспроизводят мои чувства, связанные с ними, и я понимаю, кто я есть.

Моя память совсем не мешает работе. Я помню лица, но не помню имена и как мы с этим человеком связаны. Именно поэтому у меня в сумке есть такая стопочка фотографий, распечатанных из соцсетей. Сзади написано, кто это, кем он мне приходится. Они все рассортированы по категориям: друзья, коллеги, соседи, врачи. Когда я куда-то иду, долго готовлюсь: достаю фотографии, беру, например, врачей, и иду на прием. Сложно, но я справляюсь.
Рождение сына меня изменило. Я стала больше запоминать из-за страха, что могу ему навредить. Например, у него аллергия на чернослив. Если я забуду это, то у ребенка будут проблемы. Или если я забуду сводить его к врачу, он ведь умереть может. Я этого допустить не могу: хватит смертей в моей жизни.

 Даже последний год я помню  пятнами из ярких воспоминаний. В основном это воспоминания, основанные на сильных эмоциях. Например, я упала с лестницы — больно, поэтому помню. Муж подарил мне огромный пакет со сладостями — было слишком сладко, помню.

Пока врачи не могут на 100% гарантировать, что память полностью вернется к Кристине. По словам клинического психолога и когнитивно-поведенческого терапевта Олеси Францыной, неприятные воспоминания из жизни влияют на память подсознательно и вытесняют происходящее в реальной жизни.

Степан: «Я выпью одну рюмку — и все, конец»

37-летним Степан был обычным офисным сотрудником, работал в небольшой туристической компании. Сначала выпивал одну банку пива в день, потом одна банка превратилась в десять. Степан потерял работу и спился. Теперь он не просто не помнит детали, а забывает целые периоды своей жизни. Например, он не может вспомнить ни одного события, которое произошло, когда  ему было 30 лет. Мужчина ведет электронный дневник, записывает важные события, произошедшие за день. Жениться Степан не собирается. Он боится, что любимая женщина уйдет, потому что он не сможет вспомнить какую-то деталь из их совместной жизни.

У меня синдром Корсакова из-за того, что употреблял много спиртного. Теперь я «тут помню, тут не помню». Сегодня с утра я еще помнил, где мы отмечали мой день рождения в прошлом году, уже вечер — не помню. Я каждый день забываю что-то из прошлого: имя своей тети, номер школы, в которой учился, и имя первой любви.

Это не сильно мешает жить, я ведь понимаю, где я и кто я. Но спроси меня про места, где работал, я ничего не вспомню: ни чем занимался, ни кто были мои коллеги. Иногда я боюсь, что проснусь и не вспомню вообще ничего о себе, поэтому начал готовиться к «апокалипсису» — полной потере памяти.

Я выпью рюмку водки, всего лишь одну. А после нее я совсем ничего не вспомню — все, конец. От моей пьянки не останется ничего: ни улыбок, ни лиц, ни любви. Я во всем сам виноват. Сам дурак, нечего было пить. Зато сейчас я все ценю, каждый момент жизни, без планов на будущее. Я просто живу, чтобы жить.

Врачи говорят, что пока Степану не о чем беспокоиться, полностью потерять память он не может.

Николай: «Она рассказала, что она — моя жена»

Сейчас Николаю 40, он счастливый отец троих детей. Но до сих пор он не помнит, как познакомился с женой и как появился на свет его первенец. 5 лет назад он попал в ДТП и получил черепно-мозговую травму. В результате лишился большинства воспоминаний до аварии. касающихся его жизни до аварии.

Я очнулся в палате, помнил, как меня зовут, кто я, в каком городе родился, помнил родителей. Рядом сидела женщина, плакала, говорила: «Коленька, ты очнулся». А я просто не понимал, кто это вообще. Потом она рассказала, что она моя жена.

Последнее яркое воспоминание у меня — рыбалка с друзьями, мне было где-то 28 лет. Я тогда точно не был женат и даже в лицо не узнаю свою жену. Через год после терапии я вспомнил отрывками свадьбу и жену. Она в тот день прыгала от счастья.

Мой психотерапевт допытывается постоянно, не было ли чего болезненного в детские годы. Он даже проводил сеансы гипноза, но пока все равно не ясно. Я на самом деле отношусь к своей потере спокойно. Если быть честным, даже восстанавливать все это не хочу.

Николай посещает психотерапевта и невропатолога, которые совместно проводят лечение. Они считают, что такой локальный провал памяти может уходить корнями в детство и влиять на какие-то социальные контакты.

Следующие истории  пересказаны авторами  Афиши Daily.

Сергей: «Я понял, что не знаю, как меня зовут»

Сергею 22 года, и последние три из них он учится жить заново. Врачи предполагают, что молодой человек мог потерять память из-за стресса — они не обнаружили никаких травм и воздействия на его организм наркотиков или лекарств. Не нашли также никаких повреждений мозга, костей, внутренних органов. После всех анализов и опросов врачи собрали комиссию и подтвердили диагноз «психогенная амнезия», то есть  вызванная психологическим стрессом потеря памяти. Почти все воспоминания Сергея начиная лет с пятнадцати  — «синтетические», ему заново рассказали обо всем, происходившем в этот период. Возможно, причиной сильного стресса стала учеба: Сергей был студентом-очником, учился очень плохо, имел несколько академических задолженностей, и, видимо, из-за нагрузки и переживаний и случился нервный срыв.

Я очнулся  в каком-то дворе. Ни двор, ни улицу не узнавал и слабо понимал, какое сейчас время суток. Встал, пошел, по пути стал осознавать, что я не понимаю, куда иду и как меня зовут. Начал осматривать себя, ни одну вещь не узнал: пуховик, шапка, рюкзак, в рюкзаке тетради, в пуховике паспорт и кошелек. Фотография и имя в паспорте незнакомые. Нашел телефон, он не включался. Вот тут началась паника: я понял, что мне нужен врач.
 Путь к больнице показал прохожий. Боялся, что врачи сочтут меня наркоманом, но меня выслушали и моментально, вне очереди, повели к неврологу. Тот долго задавал мне разные вопросы, к тому времени включился телефон, и мы решили позвонить двум контактам — «Котенок» и «Тетя Галя». Котенком оказалась моя девушка Люба, тетей Галей — собственно тетя. Положили на полное медобследование, назначили токсикологическую экспертизу.

В палате я листал фотографии в телефоне, которые не узнавал, пока не наткнулся на фото родителей. Тут в голове что-то щелкнуло, и их я вспомнил, а за ними как-то сразу вернулись воспоминания о моем детстве класса до девятого. Родители оказались за полторы тысячи километров от меня, я оказался студентом. А вот тетя и девушка были в том же городе, они тут же приехали.

Девушку я не узнал: она протягивает мне руку, я беру ее в свою и ничего родного не чувствую. Тетя тоже никаких воспоминаний не вызвала. Девушка осталась рядом со мной и, я считаю, совершила подвиг: возила меня на каталке из кабинета в кабинет, поддерживала, помогала подняться и пересказала всю нашу предыдущую жизнь.

Я думал, что я хороший, порядочный, примерный молодой человек. А оказалась вот такая история с учебой… Сейчас я стараюсь относиться к ней более ответственно и хочу быть лучше, чем, как говорят, был.

Отношения у нас с Любой возобновились с новой силой. Сначала я свыкся с мыслью, что это мой близкий человек, а потом влюбился заново. Люба говорит, я стал как-то взрослее после произошедшего. Большинство дружеских и приятельских отношений амнезия стерла, наладить их заново не удалось. Но двое друзей остались рядом со мной и помогали восстановить воспоминания.

Раиса: «Однажды я не проснулась!»

Раисе 41 год, и она помнит почти всю свою жизнь, даже имя девочки, с которой конфликтовала в детском саду. Стерлись лишь воспоминания о нескольких месяцах осенью 2010-го. Именно тогда женщина попала в больницу с серьезной травмой головы неизвестного происхождения. Раисе потребовалась трепанация черепа, которая и привела к частичной амнезии. Женщина не знает, что могло стать причиной травмы и, возможно, не узнает этого никогда.

Однажды утром я просто не проснулась, мой гражданский муж испугался и вызвал «скорую». Оказалось, я впала в кому, и мне назначили операцию. Врачи позже говорили мне, что они нашли внутреннюю гематому в голове, которая могла случиться только от внешнего удара. Упасть так я не могла, биться головой об стену тоже вряд ли стала бы. Скорее всего, меня кто-то избил, но мой мужчина никогда не говорил об этом ничего. Мы продолжали жить вместе после моей выписки, он помогал поначалу, когда я передвигалась на коляске. Потом наши отношения расстроились.

После больницы ко мне приходил не то участковый, не то следователь. Не знаю, откуда он узнал про меня, но попросил рассказать все, что я помню о произошедшем. А я ему говорю: «Совсем ничего». Он так и ушел. Единственное, что я знаю, — операция была 20 октября, а когда я вернулась домой из больницы, в шкафу оказалась развешена зимняя одежда, и так ее могла развесить только я. Значит, когда той осенью похолодало, я еще была здорова.

Я не хотела бы вспомнить тот момент, из-за которого у меня произошла амнезия, и точно знать, кто виноват. Думаю, мне бы лучше не стало. Сейчас думаю, что все это со мной произошло не случайно, а чтобы я задумалась: жизнь одна и надо жить со смыслом. Я же была деловая, успешная и думала только о том, как бы пожить хорошо. Сейчас мне принеси шубу, браслеты, бриллианты и скажи: «Рая, бери что хочешь», — я не возьму. Возьму только то, что действительно нужно сейчас. У меня записаны слова Сергея Бодрова: «Бедным быть не стыдно — стыдно быть дешевым». Раньше я переживала по любому поводу, сидела на антидепрессантах, а сейчас они мне не нужны.

Я бы с удовольствием помогала таким же больным, как я. Хочу, чтобы моя история кому-то помогла, подбодрила. Два года назад впервые узнала про Ника Вуйчича — человека без рук и ног, у которого жена, дети, который ездит по миру и делает почти невероятные вещи. Значит, это возможно, только надо захотеть с чистым сердцем.

Я не планирую свою дальнейшую жизнь. Мне хотелось бы чем-то заниматься, но неинтересно все время быть одной. Хотела бы, чтобы рядом был сильный человек, ответственный, который будет понимать, чего он хочет и что делает.

Читайте также

Интересное в сети

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2017 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх