"Подруги перестали со мной общаться, считают меня сумасшедшей". На какие жертвы приходится идти людям, которые не первый год спасают бездомных животных в Петрозаводске | Daily
Интересное

«Подруги перестали со мной общаться, считают меня сумасшедшей». На какие жертвы приходится идти людям, которые не первый год спасают бездомных животных в Петрозаводске

зоозащитники петрозаводск собаки

Они вычерпывают море ложкой — море проблем с бездомными животными в Карелии. На свободные деньги эти люди идут не в кино, а за мешком крупы. Глубокой ночью едут за город, чтобы достать из канавы сбитого кем-то полуживого пса. Ищут хозяев котятам, которых какой-то упырь выставил в коробке на мороз. А еще — сами ждут и просят о помощи. 

«Не пойму я их»

Приют «Преданные сердца» находится за городом, под Падозеро. Отстроили его в январе этого года две приятельницы — Анастасия Садовникова и Надежда Андрианова. Раньше женщины просто искали передержки для бездомных животных: но почти все они — платные, влезли в долги. Стали думать о земле, где можно было бы построить вольеры — так помочь большему количеству зверья. С мая прошлого года начали поиски.

Пряжинская администрация предлагала участки на болоте, без электричества — они никуда не годились, — говорит Надежда. — Год назад нашли это место, до сих пор оформляем участок. Электричества тут пока тоже нет — работаем от генератора. Но земля лучше — вольеры построили.

Вложили свои деньги, попросили  у «частников», взяли кредит. Денег было едва-едва. Один только забор обошелся в 188 тысяч.

Помню, сидели с Настей в банке и буквально копейки отсчитывали, чтобы хватило, — грустно улыбается Надежда.

Кое-какую мебель — диван и столы — ей отдали на работе.  Помогли местные бизнесмены: кто-то привез щебень, кто-то доски. Сейчас в приюте 94 собаки, с десяток кошек и целый выводок щенков. Недавно вот приехал в приют мужчина с коробкой малышей. Говорит: «Не возьмете — оставлю их в лесу». И хоть плачь.

Тут половина собак — хозяйские, — говорит Надежда. — Дачники уезжают на зиму в город, а их с собой не берут. Они и бродят по деревням, сидят у магазинов, выходят на дорогу, там их давят машины. Иногда насмерть, иногда — как Бима.

Хозяева трехлапого Бима — как раз такие вот «сезонники». Наступила осень — про пса забыли. Он мучился, искал их, бродил по поселку и в итоге попал под машину. Ему чуть было не оторвало лапу: так он и болтался, с куском мяса вместо нее. Бедолага лежал у местного Сбербанка, пока его не забрали зоозащитницы.

Сделали операцию — лапу было не спасти.  Сейчас Бим охраняет хозяйскую «бытовку», смотрит недоверчиво. Его, калеку, уже вряд ли кто возьмет в дом. Он как будто это тоже понимает.

надежда андрианова петрозаводс

Высокий красавец Чак жил в семье 10 лет. А потом его, мощного метиса овчарки, привели в приют хозяева. Причина банальная: мужчина женился, в семье родился ребенок. Собака большая, квартира — маленькая. Люди подумали-подумали да и отказались от друга.

А он сидит теперь в вольере и ждет их, — говорит Надежда, махнув рукой. — Не пойму я их, не пойму.

На корм для собак в месяц тут тратят 30-40 тысяч рублей. Еще 80 — на зарплату двум наемным работникам, сторожу. Плюс строительство: здесь готовят ветеринарный блок — в город животных возить неудобно, да некоторых еще и в машину не усадить. Поэтому будут привозить ветеринаров и оперировать прямо тут. Недавно построили еще и утепленный домик.

Теплый дом — для Дори. Ее зимой 2017-го сбил поезд — отрезало передние лапы. Окровавленная собака несколько дней пролежала в сугробе, пока ее не нашли прохожие. В итоге животное удалось спасти: ветеринары сделали из лап культи, кураторы отпоили лекарствами. Сейчас у Дори есть коляска, но она ей уже не нужна. Теперь, как говорят зоозащитницы, Дори бегает быстрее, чем ее четырехлапые собратья. Но потенциальных хозяев все равно пугает ее инвалидность — не берут.

Надежда и Анастасия оформили контракт: теперь бездомных псов в Пряжинском районе отлавливают они. Все пойманные едут в приют. Только меньше их на улицах не становится.

Мне сестра вечно говорит: «Надя, ну сколько можно! Свои же деньги отдаешь! Ну, может, хватит?» — смеется женщина. — А что я их, брошу, что ли? Не брошу…

«Загоню в угол и мну»

Людмила Егорова живет на окраине города. В ее доме — одна из самых больших передержек в Петрозаводске. Сколько у нее точно «постояльцев», женщина не знает. Собак — 25 штук, кошек чуть меньше. Говорит, некогда ей считать.

Купила этот дом 10 лет назад и со всего района, как специально, начали приходить животные, — вспоминает она. — Сначала пришли собаки. Потом пришли кошки. И все стали мне тут рожать, представляете? Не знала, что им сооружать, чтобы все вместе ужились!

Людмила Егорова

Потом Людмила познакомилась с зоозащитниками из Первого петрозаводского приюта: они помогли всех «гостей» хотя бы стерилизовать. Так женщина и попала в зоозащиту: пристраивать-то их куда-то надо было. А дальше пошло поехало.

Сначала мы жили с мужем, потом он уехал на родину и не вернулся больше. Я осталась одна, жить особо не на что было. Вот и открыла передержку: по 50 рублей в день с животного, плюс корм. Но его мало кто приносит. Сейчас у меня 8 собак на платной передержке. Другие, больше половины — бесплатные. С крупами, с мясом помогает приют, но этого все равно не хватает. Потому что в день на моих собак уходит примерно 7,5 килограммов крупы — это много. Вообще, собаки же все есть могут. Хотелось бы, чтобы предприятия какие-нибудь помогали, учреждения: часто ведь они выбрасывают просроченные продукты, а могли бы отдавать нам. Мы бы сами продукты у них забирали — но нет, звонили, предлагали — все впустую. Я еду готовлю с вечера. Мясо ставлю на маленький огонь, всю ночь оно у меня варится. Утром встаю, раскладываю все по ведрам с крупой — и кормлю. Зимой варить надо больше в два раза, соответственно таскать на себе — тоже. У меня уже и спина, и руки болят…

Прямо во дворе у Людмилы стоят вольеры и будки для собак — построить всё это помогли волонтеры. Стоит подойти к сетке — раздается громкий лай. Тот, кто посмелее, встает на крышу будки и выглядывает: идут? Кто-то, наоборот, услышав шаги, прячется подальше. Людмила ходит с палкой в руке — с некоторыми лучше так.

Если пес был домашним, это видно — такой тебя ждет, не огрызается. Но есть и те, что в пятом поколении родились и выросли на улице. Таких очень трудно перевоспитать. Но я считаю, что можно. У меня есть такая бывшая дикарка, Дина — сначала кусала меня за руки, а сейчас ручная, полностью. Кого люблю больше? Ой, не знаю. Вот Вальку люблю — потому что она сама всегда первая ластится, так что хочешь-не хочешь, а полюбишь. Вот ту светлую собаку Белочку люблю — тоже ласковая. Ярика обожаю: когда его из отлова привезли, он всего пугался. Я придумала тактику: загоню его в угол и мну. Буквально, как тесто. Оттаял.

Иногда животных удается пристраивать. Порой не с первого раза.

Некоторые берут животных в семью, а потом отдают обратно. «Вы знаете, этот щенок у нас все обгрыз и везде написал». Ну так а как вы думали? Они и писают, и какают, и грызут. Но это тоже опыт  — понять, можешь ли ты завести домашнее животное. Лучше уж пусть обратно отдают, чем на улицу вышвыривают.

Людмила Егорова, зоозащитница

«Если бы помогала сиротам — все хлопали бы в ладоши»

Галина Кузьмина живет с четырьмя собаками. Иногда берет на передержку еще. Сейчас у нее на кураторстве 15 собак, плюс на работе две: Галина их кормит и лечит на свои деньги.

Четыре года назад у нас на работу собака принесла щенков. Обратилась к зоозащитникам, но у тех не было мест: ответили, чтобы я искала щенкам передержку. Ну я и начала — втянулась. Через меня уже собак 50-60 прошло. Самое сложное — всем время выделить. Не просто покормить, а погулять, пообщаться.

галина кузьмина петрозаводск

Став зоозащитницей, Галина потеряла почти всех друзей:

Подруг у меня больше нет: все потихоньку стали отдаляться, так и закончились наши общие интересы. Они считают, что у меня с головой не все в порядке. Вчера вот с сыном поругалась: говорит, что я внука совсем забросила, все с собаками да с собаками. Но они-то тоже должны уважать то, что я люблю. Если бы я детям-сиротам помогала, все бы хлопали в ладоши: «Ой, какая молодец». Но животные тоже нуждаются в помощи. Всем я, конечно, не помогу, но хоть кому-то из них…

Галина уверена: в стране нужно создать службу, которая занималась бы регистрацией животных. Чтобы человек, заводя животное, знал: оно за ним закреплено и если что — придется отвечать по всей строгости. Потому что человеческая безответственность и жестокость ее не перестает удивлять:

Мы можем без конца их подбирать, кастрировать и пристраивать, но если в России не будет культуры обращения с животными — все это впустую. Иногда в ступор впадаю, когда слышу очередную историю, как кто-то покалечил или убил своего питомца. Первое время спать не могла, рыдала ночами — так мне их жалко. К жестокости нельзя привыкнуть. Убивает еще и то, что обратишься в полицию — возьмут заявление, найдут свидетелей, а изверга в итоге так и не накажут.

«Рыдают тут регулярно»

В приюте «Дорога домой» 60 собак. Еще десятки — на передержках. Раньше сюда другие люди свозили животных из отлова. Основатели «Дороги домой» арендовали эту территорию вместе с собаками.

Потихоньку мы их откормили, вольеры расчистили, открыли кухню, — рассказывает волонтер приюта Михаил Терентьев.

приют бездомные животные петрозаводск

В европейских странах, говорит Михаил, есть службы по контролю численности животных. Бездомное животное забирают с улицы, отправляют в карантин, проверяют чип. Если хозяева есть — с ними связываются, если нет — каждому питомцу отведено 10-15 дней. Если в течение этого времени никто не обратится по его душу, животное усыпят. Параллельно в странах открываются другие учреждения, которые могут забирать из этих служб собак и кошек на содержание и дальнейшее пристройство. Но финансирование подобных приютов в Европе и в России, увы, совершенно разные. В России волонтеры едва сводят концы с концами.

У нас в стране животные попадают в отлов, потом их забирают зоозащитники, отправляют на платные передержки — при этом люди силы свои не рассчитывают, вязнут в чудовищных долгах. Не всех собак и кошек можно пристроить — много попросту пугливых животных, с психологическими проблемами. Их никогда не возьмут в дом, и они так и будут сидеть на передержке, пока за них платят и платят деньги добрые люди, попадающие в финансовую яму. Сейчас ласковых и ко всему приученных собак-то редко берут — а что уж говорить про тех, кто не идет на контакт с человеком. В идеале приют должен постоянно обновляться: какие-то собаки поступили, каких-то забрали. Если такого нет, работа будет парализована.

Потенциальных хозяев в «Дороге домой» не обманывают: о животном рассказывают все, без прикрас. Предупреждают о каких-то особенностях, рассказывают, как их скорректировать. Питомца отдают сперва на испытательный срок, в течение которого люди в любой момент могут вернуть его обратно. Главное чтобы вернули, а то полно случаев, когда волонтеры потом видят знакомых животных на обочинах дорог и в подъездах.

Людей, которые готовы заниматься с животным, очень мало. В основном, все хотят, чтобы собака без поводка рядом шла, команды выполняла, все ела и в рот хозяину смотрела.

С самого начала существования приюта там образовалась очередь. Сейчас с ходу ни в «Дорогу домой», ни в любой другой приют города найденное на улице животное не пристроить. Многие петрозаводчане этого не понимают и возмущаются, когда им отказывают, но предлагают альтернативу — платную передержку.

Люди думают, что зоозащитники по городу на спецмашине с мигалками ездят и ищут бездомных собак и кошек, а потом сходу привозят их в приют, — говорит Михаил. — Но нам тяжело, и с каждым месяцем все тяжелее. Работаю в женском коллективе — регулярно кого-нибудь успокаиваю, рыдают тут регулярно. Да, пару раз в год мы проводим городские акции, собирая на них только около 100 тысяч рублей. Но в 100 тысяч рублей обходится содержание приюта всего за один месяц. И зачастую эти деньги приходится попросту доставать из собственного кармана.

От редакции: ссылки на страницы приютов «ВКонтакте» отмечены в тексте синим цветом. Если после прочтения этого материала вам захотелось чем-то помочь животным (и людям тоже) мы будем только рады. Спасибо.

фото: Мария Смирнова, Лиля Кончакова

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings