"Сыну приходится иногда покупать фрукты". Одинокая молодая петрозаводская мама рассказала, как живет на 25 тысяч рублей в месяц и на что хватает этих денег | Daily
Личный счет

«Сыну приходится иногда покупать фрукты». Одинокая молодая петрозаводская мама рассказала, как живет на 25 тысяч рублей в месяц и на что хватает этих денег

мать-одиночка пособие деньги прожиточный минимум

Петрозаводчанке Офелии тридцать два года, она содержит маленькую швейную мастерскую и зарабатывает двадцать тысяч в месяц. Она вдова с десятилетним сыном и получает пенсию пять тысяч сто восемьдесят рублей по потере кормильца. Женщина ни на что не жалуется, принимает судьбу как должное и считает, что если рядом хорошие люди, то можно пережить любые трудности. А еще она уверена, что надо заниматься любимым делом, вкладывать в него душу и что многое в ее жизни держится только на оптимизме.

Меня зовут Офелия, уменьшительное — Офик: в Армении это распространенное имя, как и Гамлет, Вагнер, Джульетта, Эсмеральда. Всем интересно, почему у нас так называют детей, но этого я не знаю. Мы с мужем и ребенком переехали в Карелию восемь лет назад — тогда сын был еще совсем маленьким, поэтому не помнит города, в котором родился. Русский он знает так же хорошо, как и армянский, может быть, даже немного лучше. К сожалению, мой муж погиб на стройке в Москве — это был несчастный случай, но никакой компенсации нам не выплатили, потому что он работал без оформления. Нанялся вахтовым методом, думал заработать денег, а вышло совсем по-другому.

В семье, где я родилась, всегда считалось, что если человек что-то умеет делать руками, любит порядок и способен честно трудиться, то он не пропадет. Мой дед и отец были сапожниками, и отец говорил: «Работка грязна, да денежка бела». И всегда добавлял, что главное — чтобы не получилось наоборот. Сначала я мыла полы в магазине, но там платили совсем мало. Мы с сыном едва выживали, близких родственников у нас здесь нет, да и обращаться к кому-то за помощью я не привыкла.

Вспомнив любимую пословицу своей бабушки «сколько ни тряси мешок из-под муки, все будет мука сыпаться», я задумалась, как изменить свою жизнь. Задала себе вопрос, что я хорошо умею и что люблю делать. А умею я шить — в нашей семье женщины всегда шили сами, одежду в магазине или на рынке покупали редко. Но мы жили в маленьком городке, там понятия о моде совсем другие.

Для начала я решила заняться ремонтом и переделкой: при нынешнем качестве вещи часто рвутся, а еще, бывает, становятся малы, и это беда, особенно для женщин: гардероб есть, а надеть нечего. И это раньше все женщины умели вязать и шить, занимались штопкой, а сейчас есть немало таких, кто и пуговицу пришивает с трудом. Творчество нужно даже в ремонте, например, есть много вариантов, как заделать дырку на куртке или даже на пододеяльнике и простыне. Всегда надо думать, как лучше сделать, и почти любое изделие можно спасти, а не выбрасывать или пускать на тряпки.

На пошив одежды уходит много времени: надо снять мерки, подобрать модель, ткань, фурнитуру, сделать лекала, затем будут многочисленные примерки. И если по сарафанному радио передадут, что там-то и там-то плохо сшили платье, то люди не будут давать заказы такой мастерице. Петрозаводск, конечно, город, но город не такой уж большой, многие друг друга знают. Поэтому я пока не рискую кроить и шить новые вещи, хотя в плане переделки берусь и за сложные материалы, такие, как кожа и мех. Количество заказов бывает разное, за ремонт я беру сто-триста рублей, за переделку — от пятисот до (если что-то сложное) полутора тысяч.

У меня есть старая швейная машинка, так называемая «русская зингеровская» — на ней яркими красками и позолотой нарисован советский герб. Она сделана в начале прошлого века, но до сих пор отлично шьет. Ее мне отдала одинокая старушка-соседка, которая ни за что не хотела брать денег, мол, лучше поможешь, чем сможешь. Этой соседке я часто приношу еду и беру ее вещи в стирку.

И, конечно, зашью и сошью всё, что надо. Вторую машину, промышленную, с петрозаводской швейной фабрики, я по случаю купила очень дешево, а вот чтобы приобрести остальное оборудование (оверлок, паровой утюг), а потом зарегистрировать предприятие, сделать первоначальный взнос за аренду помещения, пришлось взять кредит, и сейчас я выплачиваю банку по две тысячи в месяц. Когда все верну, станет легче, в том числе и морально, потому что в долг я жить не люблю.

«Мы бедные и работаем для бедных», — так говорил мой отец. В мою мастерскую богатые люди не приходят, они покупают в бутиках, да и не здесь, а в Санкт-Петербурге. А люди среднего достатка порой не решаются приобрести новую вещь, им проще и дешевле переделать старую. Пенсионеры и вовсе прикипают сердцем к какой-то одежке, вроде уже надо и выбросить, потому что буквально в руках рассыпается, а они никак не могут с ней расстаться. Очень часто обращаются с просьбой вставить молнию, потому что те быстро ломаются, хотят укоротить брюки, подогнать по фигуре платье. Однажды пришла девочка, которой на уроке технологии задали сшить юбку. Не знаю, поверила ли учительница, что юбку сшила именно школьница!

Все, что мы с мужем сумели купить здесь на деньги, вырученные от продажи жилья на родине, — это двухкомнатная квартира в старом деревянном доме. За коммунальные услуги я плачу немного, три с половиной тысячи рублей. Четыре тысячи в месяц «съедает» аренда помещения, и основное мое беспокойство в финансовом плане, чтобы хватило хотя бы на это. Расходные материалы (нитки, иголки, тесьму, молнии) закупаю примерно раз в полгода, и уходит на них немного, тысячи две. Я — «сапожник с сапогами», себе и сыну, если что надо, сошью, а еще лучше — перешью. Дешевые китайские вещи не покупаю и никому не советую: мне их постоянно сдают в ремонт, потому что качество низкое.

Мы с сыном не можем без овощей, фруктов, орехов, меда, а они дорогие, потому беру понемногу, и все-таки ежемесячно трачу на них где-то две-три тысячи рублей, в зависимости от сезона. Люблю готовить национальные блюда, делать домашний сыр, лепить хинкали — эти продукты в магазине по вкусу вообще никакие. А так мы люди неприхотливые, живем скромно.

На проезд расходуем мало — все рядом. Пять тысяч рублей, пенсию сына, я трачу исключительно на его нужды: развлечения, книги, канцелярские принадлежности, технику и прочее. Себе я позволяю недорогую косметику и парфюмерию, примерно на четыреста рублей в месяц. Больше всего мне нужно то, что нужно всякой женщине: чувствовать уважение людей, иметь уверенность в завтрашнем дне и быть любимой. А еще я очень хочу съездить на родину: пока не получается, но я не теряю надежды.

_______________________________________________________________

Итак, доход Офелии 25 000 руб. (20 000 руб. заработок плюс 5000 руб. пенсия по потере кормильца).

Расходы:

коммунальные услуги — 3500 руб.,

кредит — 2000 руб.,

плата за аренду помещения — 3000 руб.,

покупки для сына — 5000 руб.,

овощи-фрукты — 3000 руб.,

косметика и парфюмерия — 400 руб.,

Итого: 16 900 руб. На все другое остается 8100 руб.

_____________________________________________________________________

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings