«На кастингах я чувствовала себя куском мяса на рынке»: российские модели откровенно о работе моделями в Азии | Daily
Обзор

«На кастингах я чувствовала себя куском мяса на рынке»: российские модели откровенно о работе моделями в Азии

Общепринято модными столицами считаются Нью-Йорк, Милан, Париж, Лондон, но не только в этих городах развита фэшн-индустрия. В последнее время все чаще требуются модели в страны Азии – Китай, Японию, Индонезию, Южную Корею. Казалось бы, чем может отличаться работа модели в известных модных столицах мира от работы в странах Азии? Однако различия есть, и они связаны не только с рабочим процессом. Три модели из России, среди которых есть и мужчина, рассказали о своем первом опыте поездки в Азию, о специфике работы и о том, к чему следует подготовиться, если ты решил связать свою жизнь с модельным бизнесом.

Анна П. (имя изменено по просьбе героини)

— В единственное в моем городе модельное агентство я пришла в 2009 году. С одной стороны, хотелось доказать, что я не хуже других, а с другой — просто мечтала поехать за границу. Но в агентстве мне объяснили, что сначала нужно обязательно отучиться в специальной школе моделей — только после этого я смогу состояться. Конечно, это никакое не обязательное условие, но зато платное. Денег не было, и агентство согласилось на часть оплаты. Позже я сполна отработала все на бесплатных показах местных дизайнеров.

Маме о своих планах я призналась позже в каком-то случайном разговоре. Она обрадовалась, потому что сама хотела уехать из России. Как нам казалось, возможность работы за границей сулила безбедное существование. Однако первые поездки оказались неудачными, прошло много времени перед тем, как я стала зарабатывать столько, чтобы быть независимой.

В первую поездку я старалась урвать как можно больше и больше полугода колесила по разным странам и городам, не возвращаясь в Россию – Гонконг, Шанхай, Сингапур, Куала-Лумпур. Я училась на заочном отделении, пару лет приезжала домой незадолго до сессии и снова уезжала обратно.

Все, что нужно знать об Азии, — это специфический рынок. Моим потолком стали рекламные кампании и редкие журналы – оказалось, что мой рост совсем не подиумный. Несмотря на необычную внешность и худобу, там я считалась скорее коммерческой моделью, зато пышнотелые блондинки с правильными чертами лица пользовались популярностью у местного глянца.

Говорят, в Азии начинающим моделям нужно наработать портфолио, но это миф – их туда отправляют за деньгами. Несмотря на то, что все азиатские страны разные и модный рынок сильно отличается, в целом пребывание в Азии плохо сказывается на моделях. Так, например, в Китае есть практика, когда модель проводит больше двенадцати часов непрерывной съемки с постоянным переодеваниями. Я считаю, что такая работа – издевательство. Самое жуткое – каталоги одежды: многие нарочно задерживаются в примерочной, чтобы отдохнуть. Я не падала в обморок, но сильно уставала, чувствовала близость депрессии. Сильно болели ноги – я постоянно ходила на массаж. К тому же еще один минус – дешевая косметика и грязные кисточки для макияжа, многие визажисты даже руки не моют, поэтому всегда нужно брать свою косметику и кисточки, а иногда быть жесткой и настаивать на том, что ты сама справишься с макияжем. В том же самом Шанхае можно заработать много денег, но потерять здоровье и не развиться в карьерном плане. Мне драли волосы, сжигали их. Очень часто на кастингах я чувствовала себя куском мяса на рынке. Неудивительно, когда девочки едут в Европу или Нью-Йорк, они сжигают посредственные фотографии азиатского периода.

Английский подтянуть можно, только общаясь с моделями-носителями языка, а девочки из России держатся группками. Требования позированию в Азии иные, чем в Европе – зачастую нужно много и неестественно улыбаться и делать «милые жесты». Такие навыки на европейском и американском модных рынках никому не нужны.

У девочек, приехавших работать моделью в Азии, разные судьбы. В Токио я жила с 14-летней девочкой – она много работала и постоянно ходила понурая. Когда я ее спросила, почему она продолжает работать, услышала ответ: «Родители заставляют». Другие девушки, наоборот, сами убеждают родителей, что им нравится этим заниматься – это прибавляет тысячу баллов к самооценке. Юным моделям кажется, что работа в Азии – путь к достойной жизни, возможность увидеть мир, а на самом деле этот мир ограничивается апартаментами и фотостудией.

Больше всего мне понравилось работать в Токио: побывав там однажды, я стала ездить туда часто. Японцы постоянно путешествуют, как дети, каждый год радуются цветению сакуры. В Японии не бывает скучно, люди вечно чем-то увлечены – комиксами, модой, искусством. И что ценное – они относятся друг к другу с уважением и вниманием. Японцы – перфекционисты, они никуда не спешат и работают на качество.

Как-то, находясь в Японии, я подхватила вирус и слегла с температурой. Агентство сделало все, чтобы мне не пришлось ни о чем заботиться – отменило кастинги, меня отвезли в больницу, заплатили за анализы, купили продукты и необходимые лекарства. Но вряд ли так бы поступили в Китае – там я никому не доверяла даже в вопросах оплаты, не то что здоровья, хотя, возможно, в случае болезни они бы поделились телефоном скорой и не заставили бы силой работать.

Страховка по несчастным случаям в таких ситуациях должна быть оформлена до поездки. Иногда мне приходилось делать это самой – в большинстве моих контрактов предоставление страховки не входило в обязанности принимающего агентства.

Платят за работу по-разному, но иногда получается, что простенькие азиатские агентства подписывают модель на любую работу, какая попадется, не переживая за ее дальнейшую репутацию и карьеру. По контракту ты можешь отказаться от работы, если это съемка белья или ню, но в остальных случаях ты ничего не решаешь. Еще нельзя ходить на вечеринки, приглашать гостей, толстеть на килограмм – есть миллион способов оштрафовать модель и запугать ее.

В целом, я считаю, что мой опыт сильно отличается от опыта большинства девочек, которые отправляются в Азию работать совсем юными. В первую свою поездку я была уже совершеннолетняя и чувствовала ответственность за все, что делаю, все время была настороже. Я преследовала свои интересы, зарабатывала деньги и путешествовала, знакомилась с людьми, следила за здоровьем и внимательно читала контракты, узнавала об агентствах.

Маша Штанова, Санкт-Петербург

– О работе моделью в Азии говорят разное, мол, они работают проститутками или не работают совсем, лежат на пляжах и ходят на вечеринки – все, что угодно, кроме того, что они действительно работают там моделями. Эти мифы сложились от провинциальности нашей фэшн-индустрии, дурного наследия 90-х и непонимания, сколько всего можно производить и рекламировать.

Часто моделями русские девочки и мальчики едут, будучи школьниками, и, периодически возвращаясь на время экзаменов и контрольных, становятся объектами насмешек. Однако модель в 15-17-19 лет зарабатывает за пару месяцев в несколько раз больше, чем все соседи и одноклассники вместе.

На азиатские страны приходится от 40 до 60% мировой индустрии легкой промышленности, тогда как на долю России приходится около 1%. Всю эту одежду шьют заключенные, соответственно, в рекламе она не нуждается. Наверное, поэтому в России, особенно в провинции, для моделей мало работы «по специальности», и многие не воспринимают работу манекенщицы как что-то действительно серьезное и престижное.

Помимо рекламы одежды моделей часто нанимают автомобильные и электронные корпорации, международные марки косметики, витрины магазинов одежды. В Азии нет своих длинноногих девочек, именно поэтому им требуются модели из других стран. Несмотря на то, что на такой работе ты можешь получать несколько тысяч долларов в день за съемку или показ, в случае перехода на другую работу тебя могут депортировать из страны – поэтому  большинство девушек и парней работают именно моделями, потому что ни желания, ни прав заниматься чем-то другим они не имеют.

Хотя в Азии и требуются длинноногие модели, в некоторых странах не так все строго по параметрам и отбору. Например, в Японии, Корее и Китае нужны не очень высокие девушки – ростом до 175 см, при этом у них должна быть ангельская внешность babyface: чем младше ты выглядишь, тем лучше. Размер ноги – 37-й или 38-й размер, приветствуются формы и ненулевой размер груди. В Сингапуре в своем малом весе я была очень скромном меньшинстве – в Малайзии любят высоких моделей с формами.

Контракт обязательно должен быть подписан только после внимательного прочтения и одобрен юристами твоего материнского агентства, иначе можно попасть в неприятную историю. Также не нужно доверять многим полунезависимым скаутам, готовым отправить девочек работать за границу. В России есть несколько скаутинговых агентств, которым можно доверять и которые имеют хорошую репутацию. В «Фейсбуке» есть специальное сообщество – International Modeling Blacklist, где можно найти черный список модельных агентств; также закрытая группа Modelaccess для путешествующих моделей, где можно задать конкретный вопрос. Можно найти и других моделей, чтобы узнать все подробности, прежде чем переехать работать в Азию. Главное – это хорошее знание английского, «Фейсбук» и гугл.

В Малайзию, Сингапур, Индонезию и Таиланд ездят за хорошими фотографиями, так как там печатается много модных журналов, работают профессионалы-фотографы и существует относительно небольшая конкуренция среди моделей. Однако стоит помнить, что те же самые Сингапур и Малайзия в плане преступности различаются: Сингапур, отделившись от криминализированной Малайзии, превратился в современный мегаполис с минимальным уровнем преступности. Но за использование наркотиков так или иначе в этих странах ты получишь смертную казнь или пожизненное заключение. В Гонконге моделей очень много, а работы для них мало, хоть этот город и считается азиатская модная мировой столицей.

Япония и Китай разнятся в качестве и количестве работы: при удачном раскладе девочки зарабатывают примерно одинаково, но количество проведенных на съемках часов будет разное. Япония – самая приятная страна в плане отношения к моделям, там агентства скрупулезно относятся к соблюдению контракта, поэтому неудивительно, что из трех лет работы в Азии я два года провела в Токио. Но работая моделью в Японии, нужно учитывать, что твои данные не должны меняться от заявленных параметров и оставаться в этих границах на протяжении всего срока действия контракта, нельзя пить алкоголь и ходить в клубы – за это вышлют из страны. Но документы все делаются белые и прозрачные, весь рынок легален.

Сравниться с Японией может только Южная Корея: моделинг, киноиндустрия, музиндустрия, новые технологии и современное искусство тесно переплетены между собой и находятся на очень высоком уровне.

В первую поездку я бы рекомендовала юным моделям не суетиться, закрепляться в английском и излучать молодость и уверенность в себе и своем будущем. Да, не с первого раза все получается – я сама попала в тренд в той же самой Японии в очень успешном агентстве, перед этим поработав в другом и ничего там не получив. Я знаю многих, кто не справлялся с первого раза в какой-то стране, но зато в другой раз или в другой стране они становились звездами. Не стоит отчаиваться, если вас отправят домой – будут другие страны и агентства, более «заточенные» на ваш типаж.

Кирилл Васильев, Екатеринбург

– Я снимаюсь для молодежных брендов, потому что выгляжу юным. Я начал работать в 19 лет, когда мое лицо уже повзрослело, и я могу продолжать работать долго. У девочек все сложнее. В 15 и в 20 лет – совершенно разный типаж.

Я никогда не думал, что стану моделью. Знакомые отправили мои фотографии в агентство в Москве, и меня пригласили сняться для модного каталога в Лондоне. С этого все и началось. За первый год я успел поработать в Париже и Милане, затем впервые отправился в Японию. Я знал, что рано или поздно туда попаду, потому что это мировой уровень и мировой маркет.

Азия очень разная. В Японии царит холодный расчет, никто никуда не торопится. Во время работы все продумано до деталей. В Сингапуре тоже медленная жизнь. В Гуанчжоу (Китай), где я живу, наоборот, жизнь стремительная.

Азиаты – такие же люди, как и мы, только с черными волосами. У меня светлые волосы, и со мной постоянно фотографируются. В Азии считается удачей, если у тебя есть фото со светловолосым человеком.

Работа моделью – непростой физический труд, как бы странно это ни звучало. Тело находится в статическом напряжении иногда по десять часов, что тяжело для спины. Из-за этого я регулярно прохожу курсы массажа. Каждый день мне наносят слой макияжа, поэтому я хожу к косметологу и стараюсь беречь кожу, например, не загораю.

Работа моделью – это образ жизни. После съемок тебе надо оставаться в тусовке, общаться с людьми. Для клиентов ты человек, который приехал к ним из другой страны. Им интересно с тобой пообщаться, сводить в ресторан. Я отношусь к этому как к работе. Если я понравлюсь клиентам, они предложат работу мне в будущем.

Мало кто готов бросить школу, институт, чтобы работать моделью за рубежом, хотя все девочки с детства хотят быть моделями. Более того, никто не представляет, что это за работа. Все модели, которых я встречал, попали в этот бизнес случайно. К ним подошел агент и сказал: «Мне кажется, из вас выйдет отличная фотомодель. Хотите попробовать?». А представьте, если в нашей стране кто-то подойдет к тебе в метро и предложит поехать работать моделью в другую страну? Девушка в первую очередь подумает, что это опасно, ее возьмут в рабство и заставят заниматься проституцией.

В России деньги делаются на том, что ты проходишь школу моделей, учишься по-особенному двигаться. Но это никогда не пригодится тебе в работе за границей. Мой первый выход на подиум был связан с презентацией бренда TopMan в Лондоне. Я спросил стилиста, как мне надо ходить, и он ответил: «Иди, как удобно, делай, что хочешь. Ты должен просто чувствовать себя комфортно». Я возразил, что в России учат по-особенному ставить ноги, параллельно друг другу. Он ответил: «Брось, ты что, шутишь, что ли? Расслабься и чувствуй себя комфортно». Единственное, во время прохода по подиуму надо все время смотреть в одну точку впереди, так как в конце коридора камера. Во время фотосессий для журналов фотограф всегда подскажет, что от тебя требуется. Кроме того, у всех моделей есть свои выгодные ракурсы, так что говорить о каких-то стандартах тут не приходится.

Я хорошо понимаю, какие типажи нужны сегодня модельному бизнесу. Америке интересен уникальный типаж: большие зубы, щель между зубами, маленькие глаза, либо глубоко посаженные. В реальной жизни таких людей посчитали бы фриками. В Европе и Азии тяготеют к правильным чертам лица. Выраженные скулы всегда в предпочтении. В Азии есть типаж Babyface, под который берут девочек 14-15 лет. Считается, что в этом возрасте девочки особенно красивые. У девушек рост от 172 сантиметров, у молодых людей – от 185 сантиметров. У меня 183, но я стал моделью, когда этому не придавали большого значения. Качок из спортзала – умирающий мужской типаж. Бразильцы с 50-м размером уже не в моде. Сейчас востребованы худые мальчики. Мы рекламируем одежду, а не тело, и надо, чтобы одежда хорошо смотрелась.

Я хотел бы открыть в Екатеринбурге свое агентство, которое помогало бы юношам и девушкам стать моделями за рубежом. К сожалению, обычно в модельной индустрии в нашей стране приходится сталкиваться с обманом. Агентство набирает людей и берет с них деньги за фотосессии. Естественно, модели потом никуда не едут. В этой индустрии наоборот тебе должны платить деньги. Когда впервые московское агентство пригласило меня поехать на съемки в Лондон, я платил только взнос за оформление британской визы. Мне бесплатно сделали тестовые фотографии, дали жилье в Москве, когда я приезжал в консульство. Если в тебе заинтересованы, то все сделают для тебя – это не проблема. Когда я открою свое агентство, собираюсь работать с клиентами, с кем знаком лично. Есть контакты, в которых я уверен.

Моделями работают люди из разных стран от 14 до 35 лет. Самые маленькие девочки приезжают с родителями. Кто-то боится отпускать девочку в другую страну одну, но одна такая девочка может содержать всю семью, дедушку и бабушку и купить им дом. В Японии очень беспокоятся о девочках. Их встречают в аэропорту на машине, за ними постоянно присматривают, чтобы ничего не случилось. Агенты ходят с ними в клубы, а чаще просто никуда не пускают.

В каждой стране есть клубы, куда модели могут ходить бесплатно. Также для нас устраивают бесплатные ужины, собирают на тусовки. Клубы соревнуются за то, чтобы к ним приходили модели. Для них это выгодно, так они привлекают клиентов: на белых людей все хотят посмотреть. Для нас это тоже удобно – есть место, где можно весело провести время и пообщаться.

У каждой модели есть свой контракт. Мы можем включать в него требования на свое усмотрение. Например, я указываю, что не хочу жить с соседями. Мне нравится побыть наедине с собой, с компьютером, почитать книгу. В последний раз я писал в контракте, что не хочу рабочий день дольше восьми часов, но передумал, когда увидел гонорары. Контрактом можно установить себе выходной в определенный день. Агент решает за меня любые вопросы. Даже если я стою перед клиентом в азиатском агентстве и возникает спор, я в него не вступаю. Я звоню агенту и говорю: «Решите этот вопрос».

Во время съемок клиенты пытаются угодить модели. Они говорят: «Мы хотим, чтобы у нас были хорошие фотографии, поэтому готовы сделать все, чтобы ты был счастлив». Предлагают включить музыку, которая мне нравится, или сходить на массаж – в Азии это популярно. Я не злоупотребляю такими предложениями.

О своих планах на завтра я узнаю из sms от своего агента. Каждый день – новые съемки для новых журналов и каталогов. Иногда я могу ездить на съемки и в другие страны. Я стараюсь, чтобы в моем загранпаспорте было открыто несколько виз, например, не только в Китай, но и в Южную Корею. Так я могу чередовать страны. В Южной Корее меня уже знают и не нужно тратить время на кастинги.

Есть постоянный набор вещей, которые я вожу с собой. Это ограниченное количество предметов, которое умещается в 20 килограммов. Заполнить их достаточно легко. Я всегда беру с собой косметологические продукты, потому что не всегда можно найти нужные крема, лаки для волос. Я покупаю их в России или Европе. В Азии есть похожие линейки, но они адаптированы для азиатской кожи, а вот продукты для волос здесь наоборот гораздо лучше. Я никогда не перевожу с места на место одежду. Мне проще купить себе новый гардероб, потому что в Азии дешевая одежда. Кроме того, мне часто дарят вещи после съемок.

При моей работе сложно наладить постоянные социальные контакты с людьми. Твое окружение постоянно меняется. Каждый новый день ты встречаешь кого-то нового. Поэтому, если ты с кем-то начинаешь говорить и у вас находится хоть какой-то общий интерес, то вы быстро становитесь «друзьями». При знакомствах люди всегда спрашивают: «Из какой ты страны? Кто твой агент?». Одни и те же вопросы каждый день, одни и те же ответы. Нет необходимости много рассказывать о себе, потому общение перетекает в быстрый обмен репликами о чем-нибудь. И так каждый день.

Я живу в Гуанчжоу в центре города. Агентство, с которым я работаю, снимает здесь для меня квартиру. Я нахожусь в Китае четвертый месяц. Прежде я никогда так долго не задерживался в одной стране. Но сейчас разгар рабочего сезона: идет съемка летних каталогов одежды. Мое агентство работает по всему Китаю, поэтому часто приходится летать на съемки в разные города. На днях был в Шанхае. Сегодня ты можешь поехать на работу в пять утра, если надо снимать на рассвете, и освободиться уже к десяти утра. Может быть две съемки в день. А иногда несколько выходных подряд. За пять лет я объехал почти всю Европу и Азию. Работа в Азии для модели более прибыльная, потому что оплата почасовая.

Я живу, как и все другие люди: хожу на работу, вечером люблю почитать книгу. Каждый день читаю новости и слушаю музыку. В Гуанчжоу только одна европейская музыкальная радиостанция. Но на ней такие помехи, что слушать ее нереально. Поэтому я слушаю радио «Максимум» через Интернет. Стараюсь здорово питаться, иногда сам готовлю себе еду, одно время даже был вегетарианцем.

Моя жизнь похожа на отпуск. Да, мой агент подбирает для меня работу, но я сам принимаю решение, куда двигаться дальше. Захочу – куплю билет и приеду домой в Екатеринбург или отправлюсь в любую другую страну. Я путешествую совсем немного времени, а есть люди, которые путешествуют всю жизнь, работают семьями. Я встречал немало таких.

В своей жизни я видел вживую только одну звезду – Филиппа Киркорова. Это было на показе в Милане. Я шел по подиуму, а люди сидели так близко, что невозможно было не увидеть их лица. Мой взгляд упал на Филиппа Киркорова: в компании других людей он громко обсуждал показ на русском.

Читайте также

Интересное в сети

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2017 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх