Сироты, усыновленные иностранцами, рассказали о своей жизни — Daily
Обзор

Сироты, усыновленные иностранцами, рассказали о своей жизни

Фото: livejournal.com

Когда-то иностранцы тысячами усыновляли российских сирот. Например, в 2006 году в приемные семьи за границу уехали 6 689  детей. Спустя 10 лет, в 2016-м, только 486.  Мы не будем анализировать причины, просто расскажем несколько историй русских сирот, оказавшихся за границей еще в 90-е годы прошлого века. 

Алеша — Алекс Фокс

Алешу Том и Нэнси Фокс усыновили 15 лет назад. Тогда у мальчика появились не только родители, но и сестра: кроме него, американские родители удочерили еще и девочку Марину. Вот как теперь Алекс Фокс оценивает эти 15 лет:

— Когда я только приехал сюда, было трудно, потому что я просто не понимал американскую культуру. Я думал, что я сейчас выйду на улицу, кину камень кому-нибудь в окно, и все будет хорошо. Но родители объяснили мне, что я больше не в России, что здесь нельзя так делать, здесь есть законы и правила, и я должен им следовать. Я думаю, мне это помогло вырасти как личности здесь, в Соединенных Штатах, и понять культуру и людей. Я уже был не такой сумасшедший, как в начале. По мере того, как я рос, я взрослел и становился серьезнее, и мои родители всегда были рядом и говорили, что хорошо и что плохо.

Но приемные родители считают, что трудностей с сиротами из России у них практически не было:

— У нас очень удачный опыт усыновления. Мы были готовы к сложностям, но нам удалась их избежать. Наши дети очень ласковые и отзываются на все наши усилия. Они быстро выучили английский, их очень хорошо приняли в школе. Но что еще было интересно, они освоили английский, но потом вернулись к русскому. Мы даже пригласили учителя русского языка, и они вместе читают русские книги и сказки, – вспоминает Нэнси Фокс.

Семья много путешествовала по стране, но за границей Алекс оказался, только став студентом.

— Это была моя программа для обучения за границей, она проходила в Кракове в Польше. Мы были там четыре недели и знакомились с культурой, пытались понять, насколько она отличается от нашей. Там все абсолютно другое, все течет очень медленно, тут быстрый ритм жизни. Там никто никуда не торопится, мне казалось, все всегда опаздывают.

Отец семейства Том Фокс – преуспевающий бизнесмен. Воспитывая своих детей, он постоянно напоминал им, что для жизненного успеха самое важное – учиться. Родители оплатили учебу в университетах, а Марина и Алеша, усвоив отцовские наставления, прекрасно учились и получили дипломы.

— Я хочу работать в бизнесе, потому что моя основная специализация – бизнес-менеджмент, но, кроме этого, я изучал русский язык и русскую культуру. Надеюсь, что найду хорошую работу. Я готов много работать. Если ты хочешь чего-то добиться в этой стране, ты должен много работать, много уделять времени карьере, как и все, – говорит Алексей.

Дети пока живут вместе с родителями. Друзья часто наведываются в этот гостеприимный просторный дом. Город небольшой, почти все знают друг друга. Алексей сейчас ищет работу: «Моя самая большая мечта – стать мультимиллиардером. А вообще, я просто хочу быть счастливым, уверенным в себе, вот и все. Но деньги — это тоже хорошо».

Наташа — Лили Уэйтс

О том, что когда-то ее звали Наташей, Лили узнала только в 14 лет. Сейчас ей 22, девушка живет в Великобритании, работает в магазине. У Лили есть старший брат, которого также усыновили в России.

— Моя мама родилась и выросла в Англии, но у нее есть русские корни, а еще она немного говорит по-русски. Мой папа какое-то время работал в России, и они вместе с мамой жили там. Папа, кстати, прекрасно знает русский язык. Они решили усыновить ребенка, потому что не могли иметь собственных детей. Они даже не выбирали меня, им просто сказали, что есть такая девочка, которую можно удочерить. И это была я. Тогда мне еще не было даже года, поэтому я, конечно, ничего не помню из своей прежней жизни.

По английским законам, приемные дети имеют право ознакомиться со всеми документами, касающимися их усыновления, после достижения 18 лет. Тогда Лили и узнала имя своей биологической матери, а потом начала ее искать.

— Мне дали контакты моей биологической сестры в социальной сети VK, так что, получается, моя сестра была первым родственником, с которым я связалась. Тогда я была настроена скептически: в течение нескольких недель я не могла поверить в то, что эта девушка действительно моя сестра. Ей 21 год, она живет в Москве и работает парикмахером. Я рассказала папе о том, что общаюсь с ней, а через какое-то время я сообщила об этом маме, и она ответила, что это очень здорово.

С биологической мамой Лили-Наташа познакомились в августе этого года, когда приехала в Москву.

— Она вела себя сдержанно, но в то же время она была рада меня видеть, сказала, что счастлива тому, что меня удочерили такие прекрасные люди. Все было хорошо, хотя и напряженно. Встреча проходила вместе с моими приемными родителями, и это было классно, именно этого я и хотела. Я пока не говорю по-русски, хотя учу его, поэтому переводил мой папа.

Лили знала, что ее приемным родителям сказали в детском доме, что родная мать не может заботиться о ребенке-инвалиде.

— Мне всегда казалось это странным, я же здорова, у меня нет никаких особенностей. При встрече моя биологическая мама сказала, что я просто родилась с ненормально большой головой, а так все было в порядке. После знакомства с ней я подумала, что у нее, скорее всего, были проблемы с алкоголем. Мне было важно понять, что проблема была не во мне. Но я все равно всегда буду чувствовать себя ребенком, от которого сразу же отказались, хотя головой я прекрасно понимаю, что матери было трудно обо мне заботиться.

Саша — Алекс Гилберт

Сашу усыновили в 1994-м. Его и еще одного мальчика по имени Андрей забрала бездетная пара из Новой Зеландии — Макс и Дженнет Гилберт. От детей не скрывали, что они приемные.

— У нас в семье никогда не было тайн, кто мы с братом и откуда, — рассказывает Алекс. — В школе все знали, что мы приемные дети, и это не вызывало ни вопросов, ни удивления. Все вещи и документы, что остались от прошлой, сиротской жизни, бережно хранились у нас дома. Альбом с фото, видеозапись из дома малютки, также всегда были фотографии России, русские сувениры. Я часто спрашивал маму и папу, кто мои кровные родители. Как они выглядят? Где живут? Почему оказались от меня? Но они ничего не знали больше того, что им сообщили при моем усыновлении. «Мы верим, что когда-нибудь ты найдешь их», — отвечали они.

И такой день действительно настал — через соцсети Алекс нашел маму Татьяну и папу Михаила. С биологической матерью отношения не сложились — появление сына не вызвало у нее особенных эмоций. Татьяна сама выросла в детском доме и так и не обзавелась семьей — живет одна, работает уборщицей в кафе, выпивает. Зато кровный отец принял сына с радостью. Оказалось, что Михаил до этого момента не знал о его существовании. Приемные родители очень переживали, но все же дали сыну денег на поездку в Россию. При встрече общение с Татьяной заняло не больше двух часов.

— Зато отец встретил меня очень тепло, — рассказывает парень. — Папа принял меня у себя дома, его жена приготовила много еды. А папа подарил мне столько подарков! И магнитики, и матрешки, и конфеты, и книги про Санкт-Петербург, и шапку-ушанку. И не только мне, но и моим родителями, брату и друзьям. Мы сразу нашли общий язык с ним, я так на него похож. Это так удивительно — видеть человека, похожего на тебя. А еще у меня есть маленькая сестренка София и старший брат, который живет в Архангельске. Я был счастлив узнать их всех и познакомиться. У меня такая большая семья, моя русская семья.

Переживания приемных родителей оказались напрасными — Алекс вернулся домой в Окленд. В 2013 году, находясь под впечатлениями от поездки, Алекс написал книгу «Моя русская семья», которая тут же стала бестселлером и разошлась огромными тиражами. Парень получил много писем от таких же, как он, усыновленных детей из России. Тогда он и создал проект I am adopted.

— Истории приемных детей не всегда позитивные, бывает, что родители спились или сидят в тюрьме. Или вообще не хотят общаться со своими детьми, но для приемного ребенка, это теперь уж я точно знаю, очень важно найти свои корни, знать, кто тебя родил и почему бросил.

Сейчас Алексу  25 лет, он живет в Окленде, работает оператором на телевидении, продолжает учить русский язык и намерен еще не раз приехать в Россию.

Лена — Елена Лачевитс

Лена родилась родилась раньше срока и весила всего около полутора килограммов. Она говорит, что при рождении ей поставили серьезный диагноз. В какой-то момент маме предложили отказаться от дочки. В доме ребенка Лена прожила несколько месяцев, а потом за ней приехали приемные родители.

— Я всегда знала, что меня удочерили, и в этом не было ничего странного. Мне и моему брату, он тоже приемный, рассказывали: наши мама и папа оставили нас, потому что любили, потому что хотели сделать как лучше. Я знала, что у меня где-то есть сестра, и всегда включала и ее, и кровных родителей в генеалогическое древо, когда рисовала его для школы. У меня было обычное счастливое детство: спорт, кружки, гости, друзья по выходным, отпуск всей семьей. Мои приемные родители – потрясающие люди, они нас, детей, очень сильно любили. У нас много хороших общих воспоминаний, которые есть, наверное, в любой другой семье. Правда, мне пришлось бороться с гепатитом, так что я часто находилась в больнице, — вспоминает Лена.

Сейчас девушка получает диплом трудового терапевта и работает сиделкой несколько дней в неделю у молодой женщины-инвалида. Лена говорит, что ей нравится работать с людьми.

— Моя приемная мама научила меня смотреть на мир позитивно, и мне кажется, именно благодаря этому я могу быть сильной и добиваться того, что мне нужно. У меня был гепатит на протяжении 18 лет, и я была частым гостем в больницах. Мне пришлось иметь дело с неизвестностью, с тем, что я не знала, кто я. Мне пришлось столкнуться с давлением общества, в которое ты не всегда можешь вписаться, потому что ты приемный ребенок.

Болезнь удалось победить. И Лена очень признательна людям, которые помогли ей это сделать — своей приемной семье.

 — Мой совет всем приемным семьям: говорите детям правду, в этом нет ничего плохого. Вы спасли жизнь этому ребенку, и он заслуживает того, чтобы знать об этом. Он также заслуживает того, чтобы знать, откуда он. Скажите ребенку, что он приемный, признайте это, обнимите его – это лучшее, что можно сделать. Потому что, если честно, быть приемным ребенком – это потрясающе. И быть приемным родителем – великий опыт. И здесь нечего стыдиться.

Читайте также

Интересное в сети

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2017 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх