Видели эти популярные фото из Чернобыля? Это постановка! Мифы и правда о мертвом городе от человека, который бывал там несколько раз
Обзор

Видели эти популярные фото из Чернобыля? Это постановка! Мифы и правда о мертвом городе от человека, который бывал там несколько раз

Фото: https://twitter.com/maxim_nm/

О заброшенной Припяти ходит множество слухов, многие из которых очень далеки от правды. Белорусский блогер Максим Мирович четыре раза был в Чернобыльской зоне отчуждения. В своем «Твиттере» он рассказал о том, какие места в зоне самые опасные и почему большинство фотографий — постановка. 

Уровень радиации в зоне. Насколько там опасно?

Вокруг Чернобыльской АЭС есть 10- и 30-километровые охранные зоны. При этом второй периметр местами гораздо шире. На запад, например, зона отчуждения тянется почти на 90 километров. Это название «30-километровая зона» — очень условная. Максим поясняет, что местами эта область практически чистая, но жить там все равно нельзя — вся земля в радионуклидах.

Сейчас в Припять активно ездят туристы, и это вполне безопасно. В 12 км от АЭС радиационный фон не превышает московский (10-15 микрорентген в час). В Припяти в 3 км от станции средний фон составляет 50-80 мкР/ч. «Это абсолютно безопасно для кратковременного пребывания», — поясняет Максим. Правда, на сам реактор забираться не стоит. Рядом с недостроенным 5-м и 6-м энергоблоками дозиметр показывает уже гораздо более опасные значения. Так, на смотровой площадке ЧАЭС уже около 300-400 мкР/час, а если воздушные потоки идут со стороны саркофага, фон здесь бывает до 600-800 мкР/час.


Самые опасные места в зоне

Как рассказывает Максим, самым страшным местом в Припяти остается подвал больницы МЧС-126. В первые часы после аварии свозили пожарных и работников станции. В этот подвал относили одежду и снаряжение пожарных, которая впитала в себя цезий, стронций, плутоний и америций из ядерного пожара.

«На фото — ребята из «Чернобыль-тур» замеряют сапоги пожарного в этом подвале. Местами на полу там «светит» фоном в 1-2 рентгена в час, что в сто-двести тысяч раз выше нормы. Не ходите туда, не надо», — поясняет Максим Мирович.

Сейчас основной вход в подвал засыпан, но некоторые зачем-то все равно ищут другие возможности туда залезть. В самой Припяти тоже есть грязные места.

«Во-первых, это площадка в парке аттракционов и те самые машинки автодрома – рядом с ними садились вертолеты, что летали тушить пожар над 4-м блоком».

«Во-вторых, это вот эта лестница, что ведет от кафе «Припять» к набережной. Во время дезактивации города по лестнице стекала вода, и между ступенек скопилось множество всякой радиоактивной дряни».


«И в третьих, это вот такая штука, прозванная ковшом смерти, с помощью которой разбирали ядерные обломки. Еще большой фон на территории припятского завода «Юпитер» – там как раз прошел Западный след, и завод никто толком не дезактивировал».


Еще один неизвестный мертвый город

Блогер рассказывает, что в западной части зоны есть небольшой мертвый город Полесское. Туда почти не добираются сталкеры, потому что город слишком далек от привычных маршрутов. Недалеко от Полесского даже есть трасса, но выходить из машины пассажирам запрещается.

«После аварии Полесское хотели сделать образцовым городом вблизи периметра загрязнения, для чего даже после аварии что-то там строили и развивали. В СССР скрывали, что в Полесском на самом деле колоссальное загрязнение почвы цезием-137», — пишет Максим.

Максим также добавляет, что далеко не всех жителей вывезли из зоны в первые дни после аварии.

«На самом деле есть на территории зоны деревни и целые города, которые не были отселены ни в первые дни, ни даже в первые годы после аварии. Город Полесское был отселен только в начале 90-х годов – спустя 7 лет после аварии и спустя 2 года после конца СССР. До этой поры люди продолжали жить в загрязненной зоне», — пишет Максим в своем блоге.


Все популярные фото — постановка

Ради красивого кадра фотографы готовы пойти на многое, что, конечно, Максиму не нравится. Он отмечает, что большинство душераздирающих кадров с куклами и противогазами — обычная постановка.

«Современные фотографы больше ищут эмоциональные кадры, для чего разбрасывают повсюду кукол и противогазы – это все постановочные фото, на улице куклы не валялись, а детские противогазы 26 апреля 1986 года никто даже не распаковывал – это все сделали журналисты», — рассказывает Максим.

Кадр ниже, например, яркий пример постановочного фото. «Детям 26 апреля 1986 года было больше нечего делать, как укладывать кукол в свои кровати», — с негодованием отмечает блогер.

«А вот школьные тетрадки в Припяти самые настоящие, последние записи в них датируются двадцатыми числами апреля, во многих дети пишут о своих планах на лето… По-моему, это намного более трогательно, чем глупые постановочные фото с куклами и противогазами», — рассказывает Максим.


Действительно ли Припять — полностью мертвый город?

Многие думают, что в Припяти уже давно никто не живет. На самом деле даже сейчас там живут люди. Конечно, это не гражданское население, а работники станции.

«До 1998 года в Припяти для работников зоны работал бассейн «Лазурный», а сейчас работает припятская спецпрачечная, где стирают загрязненную одежду. Выглядит прачечная точно так же, как в игре «S.T.A.L.K.E.R. Зов Припяти»», — пишет Максим.

Если вы играли в эту игру, то кадр ниже покажется вам знакомым.

В Припяти совсем не осталось нетронутых квартир. Осенью 1986 года по домам ходили дезинфекторы, которые выбрасывали холодильники с едой, чтобы не допустить эпидемии. Несколько позже в окна полетела и мебель — ее выбрасывали прямо в кузова автомобилей и увозили в могильники.

Ценные вещи увезли в магазин «Радуга», который долго стоял с сигнализацией. Вещи, правда, уже никому не нужны — их уничтожило время.

Как пишет Максим, изрядно постарались и мародеры, которые разбили и растащили то, что не выбросили дезинфекторы.

«В 90-е годы отковыривали даже кафель. Россказни о том, что где-то в Припяти есть квартиры, где все осталось как в 1986-м, абсолютные сказки», — пишет Максим.

Работники зоны отчуждения живут в городе вахтовым методом в общежитиях.

«Общежития размещаются в бывших жилых домах. Там есть вода, свет и отопление. Мебель внутри вся местная, из доаварийных времен, часто привезенная из Припяти. Быт рабочих Чернобыля – довольно скромный. В каждой из комнат небольшой трехкомнатной квартиры живут по два человека. Все вещи – доаварийные, советские, за исключением обязательного фильтра для воды и полиэтиленовой скатерти, на которой не задерживается пыль», — пишет Максим.

Внешне Чернобыль напоминает обычный провинциальный город. Однако есть одна особенность – в Чернобыле очень чисто и постоянно что-то метут (повышенные требования радиационной безопасности).

«Вот так выглядит типичный дворик в Чернобыле – обращает на себя внимание малое количество автомобилей и полное отсутствие детей», — пишет Максим.

В Чернобыле даже есть несколько обычных магазинов, которые немного напоминают советские сельпо. В них есть все необходимое для работников.

В 2017 году в Чернобыле открылся вполне приличный хостел с вайфаем. Правда, остановиться там могут только те, у кого есть разрешение на посещение зоны отчуждения. Еще в городе есть несколько кафе (и действующих, и заброшенных).

«Вот так выглядит заброшенный чернобыльский бар «Полесье», туристов туда не водят», — пишет Максим.

Туристы могут перекусить в столовой на Чернобыльской АЭС.

«Обедают там в основном работники станции, ну и редкие туристы тоже. Чтобы попасть в столовую, нужно пройти через специальную рамку, которая не пустит вас внутрь в том случае, если на одежде есть радиоактивные частички. А кормят в столовой очень сытно и вкусно», — рассказывает Максим.


Радиоактивные грибы и леса

В конце треда Максим рассказал еще о нескольких мифах зоны. Так, огромные сомы в пруду-охладители на ЧАЭС — это не шутка. Они действительно там водятся.

«Сомы достигают длины в несколько метров – из-за того, что их никто не ловит, а наоборот, периодически подкармливает с моста батоном. Сомы видят и знают туристов, и подплывают просить еду. В Интернете очень любят рассказывать, будто это рыбы-мутанты. На самом деле обыкновенный сом – это крупнейшая чисто пресноводная рыба Европы. Средняя длина – 1,3-1,6 метра, но некоторые особи в определенных условиях вырастают почти до 3 метров. Полуметровая длина красноперок – тоже в пределах нормы», — рассказал Максим.

В зоне действительно много животных. Там отлично живется лошадям Пржевальского, кабанам, волкам и лисицам. Радиация не успевает причинить ему никакого существенного вреда.

«Рыжий лес, который есть в игре «S.T.A.L.K.E.R. Чистое небо» – не сказка, а абсолютно реальный объект. Лес находился возле ЧАЭС и порыжел в первые часы после аварии – хвоя быстро рыжеет и погибает от высоких полей радиации», — пишет Максим.

Позже лес решили уничтожить и закопать в грунт.  В 1987-1988 годах ликвидаторы резали лес бензопилами и укладывали в траншеи.

«Сейчас на месте Рыжего леса ничего нет, растет только высокая трава. Вот мой снимок этих мест – несколько сухих деревьев на заднем плане и есть остатки того самого Рыжего леса. При шаге на обочину с чистой дороги радиационный фон возрастает в десятки, а чуть дальше и в сотни раз», — рассказывает блогер.

А вот грибы в зоне лучше не собирать. Они имеют просто какой-то запредельный уровень активности. По сути, это уже не грибы, а радиоактивные отходы. На фото ниже – сыроежка, на которой дозиметр фиксирует под 100 мкР/ч.

«Скорее всего, это цезий-137 и стронций-90. Если такую скушать, то радионуклиды могут остаться в организме и создать за пару лет весьма серьезные проблемы», — рассуждает Максим.

Фото: https://twitter.com/maxim_nm/

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings