Мама продала квартиру вместе с 10-летней дочкой и ее отцом | Daily
Daily News

Мама продала квартиру вместе с 10-летней дочкой и ее отцом

Владимир Цыбулько с дочкой Евой

Бывшая петрозаводчанка Алена Тимофеева продала квартиру… вместе с дочерью. В четырехкомнатной квартире в столице Карелии жил не только ее бывший муж Владимир Цыбулько, но и их десятилетняя Ева. Однако женщину это не остановило. Предупредить Владимира она не посчитала нужным, поэтому для него эта новость стала полной неожиданностью: новые собственники квартиры просто позвонили и назначили встречу. Мужчине продемонстрировали договор купли-продажи, свидетельство, оформленное на новых хозяев, и предложили освободить квартиру. Цыбулько отказался, ведь идти им с Евой просто некуда. В ответ новые собственники квартиры и бывшая супруга Владимира Алена Тимофеева подали в суд иск на выселение отца и девочки.

Редко виделись

В суде выяснилось, что уже восемь лет мама Евы живет в Санкт-Петербурге. Когда-то женщина уехала на заработки, да там и осталась. С собой она забрала старшую дочь от предыдущего брака. Недавно Алена Тимофеева снова вышла замуж и у нее родился сын. Может, именно поэтому судьба средней дочки и перестала ее волновать? За восемь лет Ева ездила в гости к маме только два раза. Алена особо не рвалась принимать участие в воспитании девочки. Владимир Цыбулько даже подал в суд на лишение Тимофеевой родительских прав, но она неожиданно начала бороться за Еву и дело ничем не закончилось. За Аленой числится долг по алиментам почти в 200 тысяч рублей. И воспитатели детского сада, в который в свое время ходила Ева, и школьные учителя подтверждают: девочку видели только с отцом. Он ходил на родительские собрания, отводил Еву в школу и забирал ее после уроков. На вопрос, почему мать не принимала участия в воспитании девочки, Владимир только руками разводит:

– Она далеко живет, редко приезжала. А Еву я боялся одну в Питер отпускать, она же еще маленькая. Один раз я ее вот так отправил – так бывшая жена мне ее потом не привезла.

У Алены Тимофеевой другое мнение на этот счет. Она стала утверждать, что Цыбулько просто запрещал ей общаться с дочерью. И чинил всяческие препятствия: то иск о лишении родительских прав подал, чтобы за квартиру меньше платить, то в розыск ее объявил – чтобы «выбить» алименты и купить новую машину.

– Родительских прав меня не лишили, потому что я – нормальная мама, – уверяла в суде Тимофеева. – Мы составили соглашение, что полгода Ева будет жить у меня, а полгода – у отца. Но, сами понимаете, у нее тут и школа, и друзья. А из квартиры, которая изначально была моей, я не выселяла бывшего мужа из чисто человеческих соображений.

Правда, упомянуть о том, что эту квартиру они с Владимиром приобретали на общие средства, женщина почему-то забыла. Зато в красках расписала суду, что Цыбулько – плохой отец. По словам женщины, дочку он кормил самыми дешевыми продуктами и совсем за ней не следил.

– Однажды я приехала зимой и пришла за Евой в школу, – возмущалась Алена. –  Так она была одета в летнюю юбочку и кофту. Владимир постоянно стирал из дочкиного мобильника мой номер. Не хотел, чтобы я с ней общалась. Но я бы и дальше позволила ему жить в моей квартире, если бы не обстоятельства. Моя старшая дочка работала аниматором в Египте и попала в аварию. Ей срочно были необходимы деньги на операцию – пять тысяч долларов. Вот я и вспомнила про квартиру.

Квартира интереснее, чем дочь?

На вопрос, почему свою жилплощадь она продала «втихаря» и Ева с папой почти два месяца пребывали в неведении о том, что вот-вот окажутся на улице, Тимофеева объяснила: иски против нее Владимир тоже подавал без предупреждения. Вот и она решила поступить так же. Да и вообще бывший муж в случае чего угрожал чуть ли не сжечь квартиру. Потом женщина и вовсе заявила: мол, спасибо отцу, что восемь лет воспитывал Еву, но девочке пришло время жить с матерью.

– Сейчас я в декретном отпуске и могу посвящать ей больше времени, – рассказывала Алена. – У Евы скоро начнется переходный возраст, ей больше будет нужна мама, а не папа. У нее вон и «тройки» уже начали в дневнике появляться.

– Зачем же вы квартиру вместе с дочерью продали, раз так о ней заботитесь? – поинтересовалась судья. – Вы же сейчас подали в суд иск о выселении без предоставления другого помещения. Значит, судебные приставы придут и выгонят вашу дочь на улицу!

Владимир Цыбулько с дочкой Евой

– Я хотела временно прописать Еву к своей матери, – пустилась в объяснения Тимофеева. – Мы скоро хотим купить свою квартиру в Питере. Ева бы переехала ко мне и мы бы ее туда прописали потом. Я и сейчас готова ее к себе взять. У меня хорошая работа, мы снимаем большую трехкомнатную квартиру. Еве там будет лучше. Как раз сейчас я готовлю иск об определении ее места жительства через суд.

Хороший план, ничего не скажешь. Только вот каково будет девочке расставаться с родным отцом? Да и не слишком ли поздно браться за воспитание дочери? Она ведь не игрушка, которую можно передавать туда-сюда, а живой человек. Эти вопросы возникли и у представителя органов опеки. Смутило опеку и то, как Тимофеева отреагировала на вопрос: сможет ли она жить вместе с Евой, пока решается вопрос о ее переезде в Питер?

– Если надо – я приеду в Петрозаводск и буду с дочерью, – кивнула женщина.

– Что значит «если надо»? – возмутилась представительница опеки. – Это же ваша дочь! Девочка восемь лет прожила с отцом, которого вы теперь очерняете, а вы бывали в Петрозаводске только наездами. Продав квартиру вместе с Евой, вы еще раз подтвердили, что не интересуетесь жизнью девочки и вам все равно, что с ней будет. Квартира вам интереснее, чем дочь.

Вердикт

Суд смутил и еще один момент: новые хозяева квартиры, которые тоже обратились с иском о выселении Евы и Владимира, знали о том, что квартиру продают вместе с девочкой! Оказывается, с Аленой они знакомы давно, бывали у нее в гостях и квартиру видели. Поэтому когда Тимофеева предложила купить жилплощадь, не понадобилось даже показывать квартиру. Сделку зарегистрировали и оформили, Алена же пообещала в ближайшее время снять дочку с регистрации. Как она собиралась это сделать – непонятно, ведь при первом же обращении в паспортный стол возник бы вопрос о том, где девочка будет жить. И с регистрации бы Еву точно не сняли.

В итоге суд встал на сторону Владимира. Скорее всего, мужчину спасло то, что именно он воспитывает девочку и квартиру они с бывшей женой покупали вместе.

– Даже разведясь друг с другом, люди остаются родителями, – говорит уполномоченная по правам ребенка в Карелии Марина Зверева, – и они должны всегда об этом помнить. А не использовать жилплощадь как главный аргумент в борьбе за ребенка. Некоторые же почему-то уверены:  раз у них есть квартира, суд встанет на их сторону, отнимет ребенка у одного родителя и передаст другому. Тому, кто пообеспеченнее. Но в воспитании детей совсем не материальная сторона имеет значение. Чувства самого ребенка, его ощущения – вот что должно быть для родителей важнее всего.

Увы, мама маленькой Евы об этом совсем позабыла. Недавно стало известно, что она вместе с новой хозяйкой квартиры обжаловала решение суда. В  своем решении выселить Еву и ее папу из квартиры Алена Тимофеева осталась непоколебима.

Ксения Сорокина

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings