Бабушку-опекуна обязали сдать внука в детдом, потому что она неправильно сдала его квартиру
Daily News

Бабушку-опекуна обязали сдать внука в детдом, потому что она неправильно сдала его квартиру

бабушка и внук
Фото: Московский комсомолец

Ирина Королева четыре года опекала внучатого 6-летнего племянника Диму (имя изменено). Отец мальчика попал в тюрьму за убийство, а мать пила, была лишена родительских прав и попала в колонию за организацию наркопритона. Ирина Леонидовна сдала квартиру в Москве, которая была оформлена на Диму. Но  в управлении соцзащиты сочли, что она тем самым нарушила имущественные права ребенка.

Отца Димы посадили на 9 лет за бытовое убийство. Мальчику тогда было 4 месяца. Спустя год с небольшим мать Димы лишили родительских прав, а в июле 2017 года Ирина Леонидовна оформила  опеку и стала законным представителем ребенка. У мамы малыша была квартира, которую та, по настоянию бабушки, переписала на сына. Пенсионерка считала, что с пьющая молодая женщина в любой момент может потерять жилье — пропить или подарить кому-нибудь из собутыльников, рассказывает Московский комсомолец.

Жилье  было в ужасном состоянии. Пенсионерка сделала в нем  косметический ремонт и решила сдать одну из комнат дальним родственникам, семье с детьми.

Смежная двухкомнатная квартира была на первом этаже, раньше там был проходной двор, мне страшно было оставлять ее без присмотра. Могли ведь и дверь выбить, и окно выставить. И я решила сдать ее родственникам, — говорит Ирина Леонидовна. —  Я хотела, чтобы они присматривали за квартирой, и решила, что из арендной платы буду оплачивать коммунальные услуги.

Деньги, полученные от аренды, за исключением оплаты «коммуналки», Ирина Леонидовна перечисляла на банковский счет Димы. Но выяснилось, что мальчик, в силу сложившихся семейных обстоятельств, приравнен к сиротам и освобожден от оплаты ЖКУ. Деньги за коммунальные услуги тоже  должны были попадать на его счет.

Я этого не знала, — говорит Ирина Леонидовна. — Дело в том, что Диме хоть и принадлежала квартира на улице Москворечье, которую ему подарила мать, сам он зарегистрирован был по другому адресу. Мальчик был прописан у отца, в доме на Пролетарском проспекте, это наша старая семейная квартира, где и я имею в собственности половину квартиры. Я ходила в МФЦ, и там мне сказали, что льготы Диме как сироте положены только по месту прописки.

В марте 2019 года органы опеки нашли основания отстранить Ирину Королеву от обязанностей опекуна. Во-первых, в управлении соцзащиты решили, что пенсионерка скрыла от специалистов органов опеки, что у ребенка есть в собственности двухкомнатная квартира, а сама сдавала ее  без разрешения опеки. Во-во-вторых, против Ирины Леонидовны сыграл и тот факт, что она сдала квартиру родственникам по цене ниже рыночной — это также нарушало имущественные права несовершеннолетнего. Ирина Королева утверждает, что органы опеки была в курсе, что квартира оформлена на Диму, и  настаивали на том, чтобы выписать из квартиры маму мальчика, так как она лишена родительских прав.

 Я сказала, что не буду Катю выписывать из квартиры, ведь она там была прописана с самого рождения. Освободится из колонии, где ей жить? Она все-таки является биологической матерью Димы. Решила: пусть, когда вырастет, он сам решает, выписывать мать из квартиры или нет. После всех моих возражений меня стали преследовать.

Ирина Леонидовна утверждает, что пыталась согласовать сдачу квартиры в аренду с опекой и собрала все необходимые документы. Но когда бумаги были готовы, ей отказали.  В результате Ирину Королеву отстранили опеки над мальчиком. Причем произошло это накануне поездки в Турцию. Приближался день рождения Димы, и бабушка хотела сделать ему подарок — отвезти на море.

Опека о нашем отъезде была предупреждена. Они знали, что мы уезжаем. Но, тем не менее, написали заявление в полицию с требованием привлечь меня к уголовной ответственности по статье «Незаконное лишение свободы». С их подачи были разосланы ориентировки, в которых было указано, что пропал ребенок. Мне грозила уголовная ответственность. Раздался звонок. Мне позвонил сотрудник уголовного розыска, я ему объяснила ситуацию, сказала, что ребенок не пропал, он со мной.

Полиция провела проверку и отказала в возбуждении уголовного дела. Однако оспорить право опекунства в суде Ирине Королевой не удалось. Нагатинский  суд столицы обязал Ирину Леонидовну передать мальчика в детдом.

Со слов органа опеки, они действовали в интересах мальчика, а на деле наказывали опекуна за некомпетентность в юридических вопросах. Реальный ущерб имуществу ребенка не был причинен. Он должен выразиться в умалении стоимости квартиры при продаже, разрушении, утрате или порче, а этого не было. Да, опекун сдала квартиру без согласия органа опеки и не перечислила средства от сдачи на счет мальчика сразу, а оплатила ими ЖКУ, но вопрос — почему, наказывая опекуна, необходимо разрушить жизнь ребенка? — возмущается адвокат Королевой Наталья Карагодина.

В пресс-службе департамента труда и социальной защиты населения города Москвы журналистам сообщили, что решение о жизнеустройстве мальчика будет приниматься в его интересах, что является главным приоритетом для органов соцзащиты.

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings