Дело против Алиханова разваливается в суде на глазах: этому неожиданно помог даже генпрокурор Чайка — Daily
Daily News

Дело против Алиханова разваливается в суде на глазах: этому неожиданно помог даже генпрокурор Чайка

Все последние заседания в Петрозаводском суде представители прокуратуры явно нервничали. Их равнодушие и безучастность при допросе свидетелей защиты периодически сменялись раздражением, особенно когда адвокаты бывшего сенатора Девлетхана Алиханова или сам политик заявляли ходатайства. Не понравилась гособвинителям и прозвучавшая 18 сентября просьба приобщить ответ прокурора Санкт-Петербурга Сергея Литвиненко, который прислал его адвокатам Алиханова по поручению генпрокурора Юрия Чайки.

Привет из Питера

Дело в том, что в Петербурге, как и на всем Северо-Западе, прошли точно такие же сделки с муниципальной недвижимостью, как и та, которую пытаются вменить в вину экс-сенатору. В 2009 году в городе на Неве были приватизированы 23 помещения, которые, как и 15 сберкасс в Петрозаводске, находились в долгосрочной аренде у Сбербанка России. По решению правительства Санкт-Петербурга они были точно так же проданы с открытого аукциона по цене, которую оценочная организация определила с учетом долгосрочного договора аренды (такие договоры являются обременением и снижают стоимость недвижимости, потому что новый владелец длительное время не сможет свободно распоряжаться своим имуществом или пересдать его по более выгодной ставке).

Интересно, что сделку в Петрозаводске правоохранители упорно считают незаконной и утверждают, что долгосрочную аренду во время приватизации 15 сберкасс нельзя было учитывать. Якобы потому что она не относится к числу обременений, которые перечислены в Федеральном законе № 178 «О приватизации государственного и муниципального имущества». Исходя из логики обвинения, защита Алиханова предложила считать и сделку в Северной столице незаконной, попросив возбудить соответствующее уголовное дело.

Сергей Литвиненко. Фото: procspb.ru

Однако в ответ на это предложение прокурор Санкт-Петербурга Сергей Литвиненко сообщил, что имущество может быть обременено и другими ограничениями — помимо перечисленных в 178-м законе. В частности, теми, что прописаны в Федеральных стандартах оценки, которыми пользовались оценщики на момент продажи недвижимости. На этом основании прокурор Петербурга смело умыл руки, сообщив защитникам Алиханова, что у него нет оснований реагировать на их заявления, а тем более возбуждать против кого-либо уголовное дело.

Оглашенный в суде ответ прокурора Петербурга значит только одно: выводы следствия и гособвинения о том, что сделка со сберкассами в Петрозаводске незаконна и была якобы проведена в интересах Алиханова по заниженной стоимости, ошибочны и противоречат законодательству.

Оценщики против следствия

Не менее важным для Алиханова 18 сентября был и допрос независимого оценщика Анатолия Покровского. В суд его вызвали в качестве специалиста с большим стажем в области оценки недвижимости, который может пояснить, как нужно рассчитывать стоимость имущества и что при этом необходимо учитывать.

Так вот, профессиональный оценщик вслед за прокурором Петербурга сообщил, что 178-й федеральный закон не дает весь список обременений, обязательных при расчете рыночной стоимости. В нем расписаны лишь порядок, способы и планирование приватизации. А факторы, которые необходимо учитывать при оценке, как говорит 178-й закон, регламентируют в том числе другие нормативные акты. В частности, Закон № 135 «Об оценочной деятельности».

От теории Анатолий Покровский перешел к практике и прямо в суде проанализировал отчеты об оценке 15 петрозаводских сберкасс. При этом он пришел к выводу, что при определении их рыночной стоимости договоры долгосрочной аренды со Сбербанком необходимо было обязательно учесть.

— Не учитывать этот фактор неправильно. Это ведет к недостоверности отчета об оценке, — заявил специалист.

По словам Покровского, оценщик несет полную ответственность за стоимость, которую он указал в отчете об оценке недвижимости. Если одна из сторон (покупатель или продавец) из-за его выводов понесет убытки, то она сможет по суду взыскать их со специалиста — и это будут совсем немаленькие суммы. Поэтому заставить оценщика изменить реальную стоимость в чьих-то интересах невозможно, дал понять Анатолий Покровский.

Почти то же самое в суде рассказала и судебный эксперт Ольга Кайро. В 2013 году она провела экспертизу по продаже 15 сберкасс и пришла к выводу, что долгосрочную аренду необходимо было учесть.

— Если бы я действовала как оценщик, я бы учитывала [это] обременение, — пояснила Кайро на вопросы адвокатов. Эксперт также с уверенностью повторила, что оценщик при определении цены действует независимо и полностью отвечает за свои выводы.

— Любой отчет может быть исследован в саморегулируемой организации оценщиков или другим оценщиком. Если были применены какие-то повышающие или понижающие корректировки, это будет сразу видно, — заверила эксперт, тем самым еще раз опровергнув утверждения прокуратуры, что приватизация сберкасс была проведена в интересах Алиханова.

Логические ошибки чиновников

Однако с чего гособвинение взяло, что аренду нельзя учитывать при продаже муниципальной собственности? Ответ на этот вопрос стал очевидным 19 сентября при допросе двух свидетелей. Первым из них был замминистра финансов Карелии Александр Грищенков.

В 2013 году на соответствующий запрос из Следкома чиновник ответил, что в 178-м федеральном законе аренда не упомянута в числе обременений. Грищенков также сослался на решение Высшего арбитражного суда по делу в Костомукше, где арендатор пытался оспорить сделку по продаже занятого им муниципального помещения кафе Костомуксшкому ГОКу на том основании, что аренда не была упомянута в договоре купли-продажи.

В решении Высшего арбитражного суда и решениях нижестоящих судов пояснялось, что в 178-м законе аренда не указана как обременение и поэтому-то она и не должна упоминаться и в договоре купли-продажи. Однако Грищенков из всего этого сделал логически ошибочный вывод, что раз аренды нет в числе обременений в 178-м законе и в судебном решении то же об этом говорится, то она вообще не считается обременением. Хотя вся практика по приватизации и оценке государственного и муниципального имущества свидетельствует об обратном, и опытный госслужащий этого не может не знать.

Александр Грищенков. Фото: gov.karelia.ru

Однако когда адвокаты Алиханова попытались добиться от чиновника пояснений по этому поводу, он не стал вдаваться в подробности. Грищенков просто сослался на то, что ответ за его подписью готовил юрист, которому он доверял и на которого полагался. Ничего сверх этого замминистра сказать фактически не смог.

Еще одним свидетелем, который, как и Грищенков, предлагал не учитывать аренду в качестве обременения, стал бывший контролер-ревизор КРУ Минфина Карелии Алексей Бобылев. В 2008 году он проверял сделки по приватизации в администрации Петрозаводска и отдельно выделил 15 помещений сберкасс, которые были приватизированы с учетом договора аренды.

Бобылев тоже считает, что аренду нельзя было учитывать, потому что ее нет в списке обременений в 178-м законе (мы уже видели, что профессиональные оценщики считают такую позицию в корне неверной, потому что учитывать аренду на момент приватизации предписывали закон об оценочной деятельности и Федеральные стандарты оценки, утвержденные правительством).

Своего мнения Бобылев придерживается до сих пор, хотя уже не работает в госструктурах. Тем не менее бывшего чиновника в какой-то мере можно понять. Он вряд ли захочет сейчас проявлять свою нелояльность к Следкому или прокуратуре. Ведь на днях его самого будут судить по обвинению в особо тяжком преступлении — взятке.

Виталий Галкин и Алексей Бобылев. Фото: gkk.karelia.ru

Правоохранители считают, что будучи заместителем председателя контрольного комитета Карелии вместе со своим шефом Виталием Галкиным Бобылев в 2016 году за деньги помогал предпринимателям оформлять лицензии на торговлю спиртным, а также скрывал негативные материалы проверок.

Шоу продолжается

По сути, и бывший чиновник Бобылев, и действующий замминистра финансов Грищенков были и остаются людьми подневольными. Можно сказать, что их фактически использовали для борьбы с Девлетханом Алихановым, который не нравился всем губернаторам, начиная с Сергея Катанандова.

Однако подписанные Грищенковым и Бобылевым документы долгое время ничего не давали: правоохранители упорно отказывали в возбуждении уголовного дела, понимая абсурдность ситуации, когда аренду не считают обременением. Но эти бумаги дождались своего часа при Александре Худилайнене, когда за Алиханова принялись с новым рвением.

Понимая подоплеку своего дела и то, что настоящие специалисты не видят никаких нарушений в приватизации 15 помещений сберкасс, зная, что их стоимость была сформирована оценщиками в соответствии с требованиями закона, а не потому, что он якобы убедил кого-то сделать ее ниже, политик вновь призвал суд прекратить шоу.

Однако судья Наталья Маненок 19 сентября опять не стала слушать обвиняемого и, прервав Алиханова, просто закрыла судебное заседание.

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2017 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх