"Нас выселяли как бомжей — в никуда": история матери-одиночки из Карелии, которую обманули чиновники | Daily
Daily News

«Нас выселяли как бомжей — в никуда»: история матери-одиночки из Карелии, которую обманули чиновники

Женщины живут в аварийном доме

Проблема с аварийным жильём остаётся до сих пор нерешённой. Чиновники смело утверждают, что программа переселения из ветхого фонда завершится этой осенью. Однако реальные истории жителей Карелии говорят об обратном: «неудобных» людей под любым предлогом выкидывают из планов на расселения, лишь бы побыстрее отчитаться об «успехах». Один из ярких примеров такой истории привело издание «Руна». 

«Сама виновата. Поверила чиновникам на слово»

Деревянный барак

Мать-одиночка Екатерина Киселева живет в Петрозаводске с трехлетним сыном. Чтобы хоть как-то сводить концы с концами, работает уборщицей. У девушки есть еще один ребенок, его она родила в 2007 году. Через два года, в 2009-м, власти поселка Кубово Пудожского района прописали девушку в бараке на улице Школьной. В помещении было невозможно не то что жить, просто находиться. В одной из комнат рухнула крыша, а зимой здесь скапливался снег. Несколько лет Екатерине пришлось ютиться в таких условиях вместе с ребенком. Потом она не выдержала и переехала к маме – в дом, почти такой же ветхий, но чуть лучше, пишет издание ФАН.

А лучше – это когда фундамент давно обвалился, в полу щель, и ее затыкают тряпками с ватой, зимой по ночам не раздеваются, по полу не ходят – можно примерзнуть. И все это на 47 квадратных метрах, где обитали шесть человек. Работы в поселке нет, поэтому Катя уехала в Петрозаводск, старшего ребенка оставив бабушке. Но вопрос с хотя бы немного благоустроенным жильем никуда не делся. Власти на просьбы о помощи не реагировали.

Деревянный пол

Второй сын у Киселевой родился в 2015 году. Екатерина не знала, что уже год как входит в программу переселения из аварийного жилья и в скором будущем ей достанется квартира в карельской столице. Поэтому новорожденного девушка решила прописать в старую комнату. В администрации заявили: сделать это невозможно, никто в ветхий фонд не прописывает. Екатерине сказали и себя, и старшего сына зарегистрировать у мамы, и лишь потом прописать туда малыша. На подобной схеме настаивала секретарь администрации Семинаристова, которая позже стала фигурантом уголовного дела по махинациям с аварийным жильем. О том, что барак Екатерины вошел в программу переселения от нее скрыли, а выписавшись, она лишилась права на новое жилье.

— Я никогда не лишила бы своих детей крыши над головой. Меня обманули, теперь мы скитаемся по съемным квартирам, а старшего сына я оставила у мамы, потому что мне негде и почти что не на что жить, — говорит мать-одиночка.

Киселева попыталась найти справедливость через суд, но ей отказали в восстановлении прав на переселение. Доказательств оказалось недостаточно, заявили девушке.

— Сама виновата. Поверила чиновникам на слово. Сейчас я прошу помощи у всех подряд, хотя на что и на кого здесь надеяться? Губернатор Парфенчиков отмахнулся, Сараев — уполномоченный по правам ребенка в Карелии — сказал, что это не в его компетенции. Прокуратура, общественная палата… Всем недостаточно доказательств, в уголовном деле по Семинаристовой я не проходила даже свидетелем. И у меня, получается, никаких свидетелей нет. Меня просто вычеркнули и власти, и правоохранительные органы. Вот так мои дети лишились крыши над головой и шансов жить в нормальных условиях, но ведь я никогда бы так не поступила, если бы меня бы не вынудили это сделать, — рассказала Екатерина Киселева

У мамы Екатерины дом также признали аварийным. Семье дадут квартиру в Петрозаводске на две комнаты, общая площадь – 47 квадратных метров. Только жить в ней собираются семь человек. Девушку это не особо радует. Она не хочет теснить близких и сокрушается, что из-за обмана осталась без собственного жилья.

— Квартиру получает мама, жить в такой тесноте нам всем будет невозможно, я не имею морального права теснить своих близких. Это все так несправедливо. Прожить жизнь в бараке и потом лишиться последней надежды для себя и своих детей.

«Нас выселяли как бомжей — в никуда»

Аварийный дом в Карелии

Из Беломорска Елена Соловьева постоянно мотается в Петрозаводск. У нее 17-летний сын-инвалид. Он получил травму в школе и теперь страдает от головных болей. А нужное лечение есть только в карельской столице. В их семье всего шесть человек, включая мать Елены, которой 81 год. Они обитают в аварийном жилье, по программе им выделили однокомнатную квартиру, но переезжать семья отказывается. И не по блажи.

Когда в начале «нулевых» меняли паспорта, у всех шестерых человек из документов пропала прописка, а за ними между тем числились две квартиры. В паспортном столе заверили: это лишь программная ошибка, переживать не надо, в их дом никого вселять не собираются. Ну, пописана вся семья на 30 квадратных метрах. Ну, и что. Формальность, не более. Семья Елены в итоге практически сделала капитальный ремонт в полуразвалившемся доме и стали жить.

Семья начала ждать очередь на переселение. Но с 2011 по 2014 их место в списке с 32-го поменялось на 90-е. Они обратились в прокуратуру, и дом передвинули на 41-ю позицию. Когда подоспела-таки благоустроенная квартира, в администрации заявили, что Елене и остальным членам семьи положено 35 квадратных метров, а разнополовость и численность семьи никто не учитывал. По закону помещение предоставляют в соответствии с имеющейся площадью в аварийном фонде. Соловьевы не захотели переезжать, тогда подключились приставы.

— Поскольку договора на новую квартиру тоже не было, нас выселяли как бомжей — в никуда. Нам сообщили, что мы нарушили права администрации, — рассказала Елена.

Соловьевым повезло – родилась внучка, и она оказалась прописанной в старом доме. Тогда выселение приостановили. Елена не выдержала и подала в суд, но выиграть его не получилось. Соловьевы отчаялись и обратились к губернатору напрямую.

— Мы были тогда у Парфенчикова, и он от нас отмахнулся: сказал, что администрация переселила нас правильно. «И что, вы бомжи что ли?» (…) Он сказал, что это наши проблемы, и полтора часа мы с ним возились: он отмахивался, мы ругались, я с ним спорила, но так ничего и не решили. Елена Соловьева

Терпению Соловьевых пришел конец. Елена отвезла все документы в Москву, в аппарат президента РФ. И чудо свершилось. Во время очередного визита Парфенчикова в Беломорск, женщина попала к нему на прием. Он уверил ее, что ранее видел поддельные документы, а потому не знал о критической ситуации. Глава республики обещал помочь, и даже с юридической стороной вопроса. По его словам, нужно снова судиться. А когда они выиграют дело, он предоставит им квартиру в 117 квадратных метров.

Труба в доме

Забавно, что суд Елена действительно не проиграла. Уголовное дело о пропаже прописок раскрыли, но за давностью лет привлечь к ответственности никого не смогли. Разбирательства продолжаются, но в новую достойную квартиру семья Соловьевых не верит.

Депутат Заксобрания Карелии Андрей Рогалевич убежден, губерантор несет персональную ответственность за происходящее с аварийным жильем в республике.

— Людям неважно, на что не хватило денег, почему была нарушена процедура признания такого жилья аварийным или сорваны сроки строительства новых домов взамен ветхих, кто из числа чиновников не смог вовремя подготовить необходимые документы. В течение долгого времени здесь нарушаются конституционные права граждан. При этом нельзя сказать, что из федерального бюджета не выделяются деньги. Но в Карелии нет понимания или желания показать истинную картину с жильем. А это сотни тысяч непригодного для проживания жилья в городах, а также сельских поселениях, где дома строились как временное жилье для работников леспромхозов, — считает Андрей Рогалевич, депутат парламента Карелии, лидер фракции «Яблоко».

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings