Обычные герои, часть 2 | Daily
Daily News

Обычные герои, часть 2

Обычные герои Карелии

Вчера «Губернiя Daily» начала вспоминать имена жителей Карелии, совершивших в разные годы самоотверженные поступки. Хотя они неохотно общаются с прессой, не видя в своих поступках ничего выдающегося. Говорят, на их месте так поступил бы каждый. Сегодня мы публикуем окончание материала о настоящих героях.

«Родители не поверили, что я спас девочку»

Стеран СтарцевВ июне 2007 года 17-летний Степан Старцев спас девочку лет четырех. Он с друзьями рыбачил в Соломенном возле церкви, неподалеку от понтонного моста. Девочка бегала сама по себе. Она слишком близко подошла к воде, не удержалась и скатилась с берега.

– Ее родители что-то бурно обсуждали и даже не заметили исчезновения девочки, – вспоминает Степан. Бросив удочку, он кинулся в воду. – Девочка была совсем маленькая, сама бы не выплыла. Я скатился по тине со скалы и, оказавшись в воде, успел схватить ребенка и передать ее на берег друзьям.

Очевидцы рассказывали, что Степан едва не утонул сам: не получалось выбраться из воды.
– Да, я соскальзывал обратно в воду, – говорит парнишка. – Больше всего опасался течения, которое проходит под понтонным мостом.

Когда оказался на суше, уселся на теплые камни сушить одежду и вещи: намок телефон и деньги на обратный проезд.
– В тот день дома меня совсем потеряли, – вспоминает Степан. – Рассказу про спасенную девочку не верили, пока мама случайно не наткнулась на статью в газете.

В ПТУ №8, где обучался Степан, за проявленное мужество ему вручили грамоту и половину академической стипендии – 250 рублей.
– Да не за грамотами же и поощрениями я в воду лез, – говорит Старцев. – Уверен, многие бы поступили также. Помню, когда сидел и сушил вещи, девочка подошла ко мне. Угостила конфетой и сказала: «Спасибо!» Я подумал, что это – лучшая награда.

«Страшно было потом…»

Андрей КузнецовАндрей Валентинович Кузнецов совершил свой подвиг в 2009 году – задержал убийцу! Он курил у окна своей квартиры, когда услышал доносящиеся с улицы истошные крики. Выглянув, увидел двух мужчин. Они дрались. Потом один упал на асфальт, и под телом быстро начала расползаться лужа крови. Через минуту Кузнецов уже был на улице. Так торопился, что даже ничего не сказал жене.

– Я примерно запомнил направление, куда побежал злодей, – говорит мужчина. – Рядом с домом стояла красная «девятка». Ее водитель мне очень помог.

На машине мужчины кинулся в погоню. Далеко ехать не пришлось. Преступника они обнаружили в полукилометре от места драки.
– Он стоял и пил пиво, делая вид, будто ни при чем, – рассказывает Андрей. – Но мы его опознали.
Андрей попытался убедить мужчину поехать с ним, но тот вырвался, убежал и попытался спрятаться в кустах. Кузнецов и водитель «девятки» стали заходить с разных сторон. Преступник выбежал на Андрея, и мужчине пришлось вспомнить все известные ему приемы самообороны. Спустя буквально минуту после того, как Кузнецов скрутил незнакомца, подоспела милиция. Вернувшись во двор, Андрей увидел «скорую», а через десять минут узнал, что мужчина, раненный в драке ножом, скончался.

– Когда преследовали убийцу, страшно не было? – спрашиваем.
– Тогда нет. Страшно было потом. После этого всего. Когда осознал, что произошло, начал перемалываешь в голове, что было бы, если бы преступник был вооружен? Чем тогда все могло закончиться? Одного человека он к тому моменту уже лишил жизни.

Сейчас Кузнецов, как и прежде, трудится водителем в органах рыбоохраны. Однако в списке его прежних мест работы есть и органы внутренних дел, правда не Карелии, а Мурманской области.

– Не возникло желания вернуться на службу?
– Ни в коем случае. Не вижу никакого смысла и не хочу, чтобы сын пошел в органы.
– Почему?
– А взять хотя бы этот случай. Когда приехала милиция? Через полчаса! Если бы мы в свое время приехали на такое происшествие через полчаса, мы бы лишились работы. А они сейчас именно так и работают. И переименование милиции в полицию ничего не изменило в лучшую сторону. Однажды мне «посчастливилось» обратиться в милицию здесь, в Петрозаводске. Писал заявление, но ни ответа, ни привета не получил.

О судьбе убийцы, которого тогда задержал, Андрей ничего не знает. И раньше не интересовался и сейчас, говорит, неинтересно. Наверное, сидит.

«Нам этого не нужно, всех этих наград…»

Валерий МининВалерий Минин и его сын Анатолий, отец Андрей Верещагин и отец Григорий Михневич, Ксения Маслова и Виталий Гашко, Евгений Ковалев, Михаил Осипов и Давид Гардиашвили. Имена этих людей в миг узнала вся страна. Именно они в июне прошлого года первыми оказались на месте авиакатастрофы, когда, не долетев несколько сот метров до аэропорта, в окрестностях деревни Бесовец упал самолет ТУ-134.

У настоятеля Екатерининской церкви Петрозаводска протоиерея Андрея Верещагина и клирика храма иерея Григория Михневича в том злополучном месте дачи. Самолет рухнул буквально в 200 метрах от их домов. В чем были, они выбежали на улицу, сели в машину и примчались к горящему самолету. Вокруг пылало разлитое топливо. Священнослужители кинулись искать живых людей. Тут же в клубе огня и дыма они заметили местного жителя – Валерия Минина. Мужчина нес на руках ребенка. Далее людей они уже выносили вместе. Мужчинам помогал 14-летний сын Валерия Анатолий. Из-за горящего фюзеляжа самолета они не видели других жителей Бесовца, тоже прибежавших на помощь. Случайные свидетели авиакатастрофы вынесли из огня восемь человек, но всем, кто еще был жив, они помочь не смогли, не успели.

В июне 2011 года героев представили к медалям «За отвагу на пожаре» и «За отвагу при ликвидации последствий чрезвычайной ситуации». Через пять месяцев патриарх наградил этих самоотверженных людей орденами и медалями «Славы и чести». А в апреле 2012 года четырем их героев вручили еще одну награду – медаль «За спасение погибавших» от имени президента России.

– Нам этого не нужно, всех этих наград. Вот, если честно, это все лишнее, – говорит Валерий Минин. – То же самое на нашем месте сделал бы любой. Я просто видел людей, которых нужно доставать. Я не думал, что там огонь. Нужно доставать и все. Господь нам помогает. И огонь не берет, когда делаешь то, что надо делать.

Жизнь, говорит Валерий Минин, никак особенно и не изменилась с тех пор: «Как жили, так и живем. Как работал, так и работаю». Иногда только созванивается с одним из пострадавших в той жуткой авиакатастрофе.
– В основном все осталось, как прежде, – говорит сын Валерия Анатолий. – Просто многие, может быть, стали больше уважать меня и воспринимать по-другому. Стараются брать с меня пример. Мои планы на жизнь не поменялись. Я пойду по папиным стопам, скорее всего, стану пограничником. Про МЧС я тоже думал, но пока не уверен. Вот я сейчас закончу этот год в первом лицее, и пойду в кадетский корпус имени Александра Невского.

На самолетах, говорит Толя, он никогда не летал, а потом добавляет:
– И никогда не собираюсь этого делать.

Анатолий Минин

– То, что все награды – ни к чему, – это наше общее мнение, всех, кто тогда спасал, – говорит протоиерей Андрей Верещагин. – Уж столько внимания по этому вопросу, что просто излишне. Вот у вас на глазах ребенок будет умирать, вы что, не побежите ему помогать?

В прошлом году, вместе с медалями и наручными часами, героям подарили именную форму МЧС и зачислили их в ряды спасателей и пожарных. К этому подарку, говорит отец Григорий Михневич, у них отношение не менее серьезное, чем ко всем остальным наградам:
– Форма лежит, как некая святыня. Это мундир МЧС. И не приведи господь одеть ее по пустякам, на дачу, или еще куда-нибудь.

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2017 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings