Петрозаводским бездомным некуда пойти - вот и живут в лесу | Daily
Daily News

Петрозаводским бездомным некуда пойти — вот и живут в лесу

Гуляя с ребенком по кукковскому лесу в районе «кольца», петрозаводчанин Вячеслав Тихонов неожиданно наткнулся на целый городок: на опушке леса был обустроен палаточный домик, вокруг были разбросаны какие-то тряпки, а на веревке сушилось чье-то белье. Мужчина глазам своим не поверил: неужели в 21 веке в городе такое еще возможно? Впрочем, сами жители микрорайона уже давно ничему не удивляются. Тихонову они рассказали: в домике уже больше года живут то ли бомжи, то ли заезжие гастарбайтеры. А еще это место облюбовали юные токсикоманы – подростки ходят туда нюхать клей.

«Губернiя Daily»  решила разобраться, кто и почему обитает в лесной лачуге. Поплутав немного по лесу, мы вышли прямиком к импровизированному дому. На лай большой черно-рыжей собаки из палатки вышла светловолосая женщина.

— Муха, фу! – прикрикнула она на пса. — Вы проходите, ко мне вон как раз подруга в гости зашла.

Хозяйку лесной избушки зовут Юля. Вместе со своим гражданским мужем и его другом они  вот уже год как обитают в лесу. Правда, буквально на следующей неделе собираются съезжать – будут снимать «полублаг» в Пятом поселке. Юля на этот переезд очень надеется – хочется вернуться к нормальной жизни.

Когда-то у 36-летней женщины был и муж, и квартира, и работа на железной дороге.  Сама она родом из Пудожа, но уже восемь лет живет в Петрозаводске. Четыре года назад любимого супруга не стало. Юля не смогла пережить его смерть, ушла в глубокую депрессию, опустились руки. А тут еще и дядя погибшего мужа выставил ее из квартиры. Так она оказалась на улице.

— Мне чисто психологически было тяжело, я жутко тосковала по мужу, ничего не хотелось, — вспоминает Юля. — Любовь у нас сильная была. Я думала, что никогда в себя не приду. Муж погиб  трагически – ему по молодости сделали трепанацию черепа и из-за этого у него припадки эпилептические иногда случались. Как-то я на работе была, а он на родник пошел за водой. Ни телефона, ни документов с собой не взял. Там у него, видимо, припадок случился, он упал и головой о поребрик ударился. Мы неделю вообще о нем ничего не знали, он в больницу попал под чужим именем. Так и похоронили бы, как неизвестного, если бы дядя его не нашел – он тогда в полиции работал, связи помогли.

[nggallery id=399]

Юля признается: после смерти мужа она даже выпивать начала. Но когда накануне Нового Года она на улице случайно познакомилась с Константином, бросила. С тех пор ничего такого себе не позволяет. Если только по праздникам, как все нормальные люди. А чтобы одеколон пить, как другие бродяги – не дай бог.

Костя на девять лет старше Юли. Мужчина хороший, положительный,  на улице тоже оказался случайно – после расставания с бывшей женой как-то все само собой случилось. В разгар зимы Юля с Костей и его другом поселились в лесу. В подвале они жить не хотели, а на нормальную квартиру денег не было. Мужчины натаскали ковров, чтобы утеплить палатку, но им все равно пришлось туго.

— Я сама себе удивилась, что пережила ту зиму, — рассказывает Юля,-  Холодно было ужасно, даже вспоминать не хочется. А летом тут хорошо. Жаль, мало теплых деньков было. Да и наркоманы эти надоедают. Хорошо, у нас собаки, они их не пускают. Стаффтерьера мы специально завели, она у нас грозная, настоящий охранник.  А Муха к нам приблудился. Потом у стафа щеночки родились – целых десять штук. Мы всех пристроили в хорошие руки, себе оставили только одного, самого крупного. Когда переезжать будем, собак с собой обязательно заберем, у нас же дом в частном секторе.

Юля работает посудомойкой в соседнем кафе, поэтому собаки без еды не остаются – то остатки шашлыка им перепадают, то косточки. С помойки животные не едят. Юля с мужчинами – тоже. Продукты они покупают в магазине, нижнее белье — тоже. По мусорным контейнерам стараются не лазить, берут оттуда только более или менее хорошую одежду и технику, которую можно сдать на цветмет. Когда муж с другом приносили с помойки что-то лишнее или ненужное, Юля ругалась – самим же потом все убирать придется. Но пока у них не было постоянной работы, вокруг избушки все равно скопилась целая куча ненужного хлама. Даже инвалидное кресло туда затесалось. Костя все собирается подать объявление в газету – может, кому-то оно еще пригодится. Остальные вещи женщина обещает перед отъездом убрать.

[nggallery id=400]

Сейчас оба мужчины работают почти целыми днями, а Юля – на хозяйстве. Распорядок дня у нее как у любой нормальной женщины: утром – завтра любимому приготовить, на работу его собрать. Потом уборка, стирка, за водой на колодец.

— У нас тут все как у людей обустроено, — говорит Юля. — Вот я сейчас как раз обед готовлю (женщина указывает на сковородку с овощами, стоящую на огне). Еще макарошки с тушенкой сварю. Я знаю, что есть люди, которые прямо под навесами полиэтиленовыми на свалках и в гаражах ночуют и даже еду себе не готовят. Не знаю, как так можно. У нас всегда и чай горячий, и еда. Моемся мы через день: ни вшей, ни других болезней у нас нет. Вон, видите, ванна на крыше закинута. Мы в нее воду нагретую набираем и поливаем друг друга из ведра. Сначала Костя меня, потом я его. Пусть мы и в лесу, я стараюсь себя не запускать. Голову все время мою, ногти вот иногда крашу. Но к вечеру руки все черные становятся. Я их намою, кремом намажу – и вроде ничего.

Юля признается: привыкнуть к такой жизни было тяжело. И обратно, в нормальную жизнь, очень хочется. Она скучает по самым простым бытовым мелочам – по ванной, по душу, по стиральной машине. Мечтает просто забраться в горячую ванну и полежать там вдоволь. А пока приходится довольствоваться баней, куда они ходят раз в неделю. Но самая большая Юлина мечта – завести ребенка. Пока они с Костей в лесу жили, ни о детях, ни о свадьбе и речи, конечно, не шло. А когда свое жилье будет – почему бы и нет?

Интересно, что в Пудоже у Юли остались два брата (мама, вздыхает женщина, умерла за полгода до смерти мужа и, слава богу, так и не узнала, где оказалась ее дочь – прим. Daily). С ними она регулярно созванивается, но помощи не просит. Говорит, привыкла только на себя рассчитывать. У Кости тоже есть взрослый сын – он хоть и не родной, но мужчина его с детства воспитывал. Парень уже давно вырос, сейчас работает в ГИБДД, отца постоянно навещает, предлагает помощь, но Костя тоже отказывается.

— Характеры у нас с ним одинаковые, волевые, — смеется Юля. —  Если справимся – то только сами, без чужой поддержки. А если нет – значит, так богу угодно…

В полиции о Юле и Косте уже давно знают – участковый к ним не раз наведывался. Но никаких законов бродяги не нарушают, да и не мешают никому особо. Так что привлекать к ответственности не за что — считают они. Тем более, живут они на земле, которая принадлежит городу. А раз городские власти не возражают, то и никто другой запретить не может.

— Конечно, мы понимаем, что это – не нормальная ситуация, — говорят в УВД города. — Но что тут можно сделать?

Ксения Сорокина

Читайте также

Новости партнеров

Интересное в сети

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2017 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings