«Под запретом были боль и штрих-коды» Адвокаты рассказали, как Михаил Хачатурян воспитывал дочерей
Daily News

«Под запретом были боль и штрихкоды». Адвокаты рассказали, как Михаил Хачатурян воспитывал дочерей

сестры хачатурян

Адвокаты сестер Хачатурян рассказали журналистам о том, что происходило в семье перед трагедией. Напомним, 27 июля прошлого года: в подъезде дома на Алтуфьевском шоссе обнаружили тело 57-летнего мужчины со множественными колото-резаными ранениями шеи и груди. По данным следствия, Михаила Хачатуряна зарезали три дочери из-за личной неприязни.

Адвокаты Мари Давтян, Алексей Липцер, Ярослав Пакулин и Алексей Паршин ответили RT на несколько вопросов об уголовном деле.

Следствие обвиняет девушек в умышленном преступлении по предварительному сговору. Защита настаивает на том, что это была самооборона, и добивается снятия обвинений. По словам родственников и некоторых знакомых Михаила Хачатуряна, он не истязал дочерей, а лишь пытался их воспитывать в соответствии с патриархальными канонами.

Эти каноны были унизительные и жестокие. Под запретом в доме были слова «соль», «боль», «ком», а также производные и созвучные слова, цифры «6» и «8», штрихкоды. По воскресеньям Хачатурян посещал армянскую церковь, на исповедь и причастие его обязательно должны были сопровождать дочери. Всерьез считая себя праведником, Хачатурян считал, что любой грех он сможет отмолить, а насилие над домашними он таковым и вовсе не считал, — говорят защитники. — Хачатурян дома всегда держал при себе звонок с кнопкой и нажимал на нее всякий раз, когда ему что-то было нужно. На вызов девочки должны были прибегать к отцу даже ночью, приносить ему еду и напитки и обязательно стоять рядом, пока он не уснет. Спать и есть мать девочек и дочери могли только по команде Хачатуряна. За несоблюдение любого из правил или просто из-за приступа немотивированной ярости — кулачная расправа. Нередко в ход шли удары пистолетной рукояткой по голове — Хачатурян особенно любил этот способ «воспитания» своих дочерей. Были случаи, когда он стрелял в девочек из пневматического оружия.

По словам адвокатов, без разрешения отца девочки не могли покидать квартиру, даже уйти в школу. Хачатурян установил камеру рядом с дверью квартиры, чтобы контролировать каждый шаг дочерей. Несколько раз Михаил сам приходил в школу, при этом брал с собой пистолет для ненавязчивой демонстрации, а также показывал поддельные визитные карточки сотрудника ФСБ.

В день трагедии он в очередной раз применял к сестрам изощренные пытки. Брызгал всем по очереди в лицо перцовым газом, отчего одна из сестер стала задыхаться и потеряла сознание, но даже это не остановило Михаила Хачатуряна от совершения в отношении нее насильственных действий сексуального характера в тот день, — утверждают адвокаты.

Как установило следствие, поначалу Хачатурян приставал только к старшим дочерям, рассчитывая, что они не станут делиться друг с другом. Младшую до поры не трогал. Но потом «заводил в комнату и говорил сделать массаж» — это цитата из материалов дела. Следствие также подтвердило показания девочек о том, что  в наказание за отказ младшей дочери участвовать в сексуальных утехах Хачатурян вывез девочку в лес, привязал ее к дереву и полоснул ножом по шее, после чего остался характерный шрам, подтвержденный судебно-медицинской экспертизой.

Дело необычно действиями Хачатуряна и тем, что девушки в итоге нашли в себе силы для сопротивления в ответ на многолетнее насилие. Чаще всего в России жертвами домашних насильников становятся их жены или сожительницы. Здесь насилию подверглись три дочери уверенного в своей безнаказанности тирана. А в части беззащитности жертв домашних истязаний это типичное дело. В России нет специального закона, защищающего жертв домашнего насилия, — сказали адвокаты журналистам.

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings