"Радиация убивает медленно, но зато в нас не стреляют". Люди целыми семьями бегут от войны в зону отчуждения Чернобыля | Daily
Daily News

«Радиация убивает медленно, но зато в нас не стреляют». Люди целыми семьями бегут от войны в зону отчуждения Чернобыля

чернобыль коза люди

Чернобыльская катастрофа 1986 года поразила весь мир: в ходе испытаний систем безопасности АЭС начался пожар, из-за которого в течение 10 дней по региону распространялось радиационное загрязнение. Порядка 116 тысяч людей в срочном порядке эвакуировали из близлежащих деревень и городов. Радиация распространялась даже в облаках, которые на тысячи километров переносили радиоактивные частицы — они вместе с дождем выпадали по всей Европе.

В радиусе 30 километров от места взрыва установили зону отчуждения, которую позже расширили, чтобы включить больше пораженных радиацией населенных пунктов. В течение нескольких месяцев после катастрофы из зоны эвакуировали еще 234 тысячи человек: некоторым говорили, что уехать необходимо всего на несколько дней — те оставляли свои дома вместе с мебелью и вещами, за которыми никогда не вернулись.

Сегодня жить внутри зоны отчуждения запрещено законом. Несмотря на это, там живет от 130 до 150 человек, передает BBC News. Среди них много женщин, в возрасте 70-80 лет они продолжают работать на доставшейся им в наследство земле. Марине, матери-одиночке, дом в деревне Стешина достался от пожилого мужчины, за которым она ухаживала несколько лет до его смерти. Приехала в зону отчуждения Марина из села Тошковка, что близ Донбасса. Четырехлетний военный конфликт, развернувшийся в этих местах, не дал ей и двум дочерям спокойно существовать с родных местах.

Когда сепаратисты начали захватывать деревни и вытеснять украинские вооруженные силы из городов в регионе, дом Марины регулярно попадал под артиллерийский обстрел, — пишут журналисты. — Обстрел прекращался только на несколько часов по утрам. Когда прекращался огонь, каждый пытался жить нормальной жизнью. Ирина и Алена ходили в школу, а Марина — на рынок. Но к полудню стрельба возобновлялась. Большинство ночей семья проводила, укрываясь в подвале. Как-то раз по пути домой из школы Ирина и Алена внезапно попали под минометный огонь. Марина не могла до них добраться. Жизнь девочкам спасла хозяйка лавки, которая увела их с улицы и дала укрыться в своем подвале. Тогда Марина решила, что они должны уехать из Донбасса.

Как и Марина, большинство из них приехали сюда вынужденно. Одна женщина рассказывает, что она просто набрала в строке поисковика «Где дешевле всего жить на Украине?» и получила ответ — близ Чернобыля. Дом, доставшийся им от умершего мужчины, в плохом состоянии. Половицы прогнили, чугунные радиаторы потрескались. Зимой температура здесь иногда падает до 20 градусов ниже нуля, так что это серьезная проблема. У семьи есть простейшие удобства — газ, электричество и сигнал мобильного телефона. Туалет — во дворе. С водой проблемы: ее единственный источник — это зараженный колодец, соединенный с домом трубой. Всю воду перед употреблением нужно кипятить.

Радиация может убивать нас медленно, но она, по крайней мере, не стреляет в нас и не бомбит, — говорит Марина. — Лучше жить с радиацией, чем с войной.

Тем не менее в зоне радиации некоторые даже умудряются открыть свой бизнес. Как Вадим Минзюк, вот уже несколько лет владеющий здесь заводом по переплавке металла.

Это как жить на севере Финляндии или на Аляске, — говорит Вадим. — Здесь самая низкая плотность населения во всей Украине — только два человека на квадратный километр.

В родном селе Горловка на востоке Украины Вадим занимался успешным бизнесом: годовой оборот у него был более миллиона долларов. Но когда город оказался на линии фронта под обстрелом артиллерии, его фабрики и склады были уничтожены. На месте некоторых из них остались только кратеры.

Вадим вспоминает, как из окна видел боевиков, строивших баррикаду у его забора. Иногда две армии — украинскую и сепаратистов — разделяли всего каких-то сто метров, — пишут пообщавшиеся с Вадимом журналисты. — Более года его семья терпела ежедневные проверки на блокпостах. Он видел трупы на обочинах дорог. Вадим стал свидетелем убийства, когда у него на глазах среди бела дня боевики вытащили из машины и застрелили мужчину. Сначала Вадим с женой вывезли детей, а затем выехали сами. Покинув Горловку, они оставили позади все. Несколько месяцев, пока семья жила за счет сбережений, Вадим ездил по Украине в поисках новых возможностей. И однажды получил интересный совет. Его родственник услышал, что у Чернобыля продается дешевая недвижимость. Вадим поехал посмотреть заброшенное зернохранилище в селе Дитятки. Здание на границе с зоной отчуждения было дешевым и находилось достаточно близко от Киева (115 км), чтобы использовать его для бизнеса.

Вадим купил хранилище с текущей крышей за 1400 долларов, а затем еще три здания всего за 240 долларов. Всех их он подсоединил к электросети и начал бизнес по переплавке металла. После он нанял еще семерых сотрудников из Донбасса и на данный момент является самым крупным налогоплательщиком в округе.

О радиации Вадим не думает, хотя и ходит со счетчиком Гейгера в кармане.

Уровень радиации в атмосфере здесь ниже, чем в Киеве, — говорит он с уверенностью. — После того, что видишь на войне, радиация — это мелочи. Чудо, что мы вообще выжили.

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings