«Сережа так хотел жить». В Карелии врача судят за смерть 19-летнего пациента
Daily News

«Сережа так хотел жить». В Карелии врача судят за смерть 19-летнего пациента

В Петрозаводске судят врача анестезиолога-реаниматолога Республиканской больницы Сергея Курапцева. Он обвиняется в причинении смерти по неосторожности 19-летнему Сергею Труфанову из Пудожа. Об этом сообщают «Вести Карелии».

По информации издания, 5 октября 2017 года Сергею Труфанову в кардиохирургическом отделении Республиканской больницы сделали плановую операцию на сердце (протезирование аортального клапана), которая  обычно гарантирует 100-процентный положительный исход.  Однако, так и не приходя в сознание после введенного ему перед операцией наркоза, несчастный юноша через 10 дней скончался в отделении анестезиологии и реанимации. Основная причина смерти, по заключению патологоанатомов,  – «инфаркт мозга, вызванный эмболией мозговых артерий». По версии следствия, во время операции произошел массивный заброс воздуха из аппарата искусственного кровообращения – через предсердие и аорту – в мозг, что повлекло его обширное поражение, несовместимое с жизнью.

1 ноября 2017 года сотрудники Военно-медицинской академии из Санкт-Петербурга досконально проверили техническое состояние аппарата. В результате специалисты сделали заключение, что он исправен. Следовательно, в произошедшей непоправимой трагедии виноват человек. В смерти юноши обвиняется 53-летний врач-анестезиолог Сергей Курапцев.

Следствие считает, что врач «отключил и не обеспечил надлежащую работу и функционирование при проведении операции на открытом сердце Труфанова датчиков системы безопасности аппарата искусственного кровообращения, в том числе датчика контроля наличия воздуха и датчика уровня крови».

Сам Курапцев свою вину не признает. В суде он заявил, что «датчик пузырьковатого воздуха не отключал, может быть, он сам отключился, это ведь электроника». При этом добавил, что «специалистов по обслуживанию этого аппарата искусственного кровообращения в Республиканской больнице нет, одни энтузиасты».

Курапцев считает, что «воздух, который должны удалять хирурги, появился, когда аппарат искусственного кровообращения уже был остановлен». Между тем медсестра рассказала, что воздух появился во время работы аппарата.

Начмед Республиканской больницы по хирургии Анна Хилкова сообщила суду, что в 2010 году за нахождение на работе в нетрезвом состоянии Курапцев получил дисциплинарное взыскание.

В операции не нуждался?

19-летний Сергей Труфанов учился в Петрозаводском медицинском колледже.

— Он был очень позитивным, жизнерадостным мальчиком, строил большие планы на будущее, сам хотел лечить людей, — рассказал «Вестям Карелии» бывший директор колледжа Андрей Слепцов.

Мама Наталья Николаевна Гафарова рассказала, что перед поступлением в Республиканскую больницу сын чувствовал себя хорошо: «Ни на что не жаловался, бегал, прыгал, на руках носил любимую девушку Арину».

— Врожденный порок сердца у Сережи обнаружили в девять лет, — сообщила изданию Наталья Гафарова. – До 18 лет он наблюдался в кардиологии Детской республиканской больницы. Детский кардиохирург, которая «вела» Сережу последние три года, считала, что в остром оперативном лечении он не нуждается. Аналогичное заключение немногим ранее сделали и в Институте сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева в Москве, где изучали медицинские документы Сережи. Тогда московские врачи сказали, что без операции он  может еще долго прожить.

По словам Натальи Гафаровой, несмотря на это, кардиохирург Республиканской больницы Дмитрий Мовчан решил,  что операция Сергею необходима и тянуть нельзя.

— Сережа просил отсрочить до весны, так как не хотел пропускать практику в медколледже.  На что ему сказали, что с таким клапаном он и до зимы не доживет. Мовчан сказал, что клапан сердца… ужасный и если быстро не сделать операцию, Сережа «может не дотянуть до зимы». Так и произошло, но только по вине врачей, — говорит мама Сергея.

По словам мамы, на следующий день после операции Дмитрий Мовчан, который был и лечащим врачом Сережи, вызвал ее к себе в ординаторскую.

Он сказал, что операция прошла по стандарту, с сердцем моего сына всё отлично, но при подключении аппарата искусственного кровообращения что-то произошло с его головным мозгом и Сергей не просыпается. Так, мол, бывает, — рассказала Наталья Гафарова. — При этом вид у Мовчана был убитый, в глаза мне он не смотрел и старался не отвечать на мои вопросы. После чего  заявил, что не может тратить на меня много времени, его ждут другие пациенты. На вопрос, что произошло с моим сыном, заведующий кардиохирургическим отделением Тюкачев пояснил: случилось то, что не должно было случиться: воздух в большом количестве попал в головной мозг… нам очень жаль, но у вашего сына нет шансов. После я узнала, что на следующий день он вышел в отпуск, а Курапцев — на больничный, и на работу они вернулись 16 октября, в день смерти Сережи. Сережа так хотел и спешил жить, после окончания медицинского колледжа помогать людям, строил много других хороших планов. Он был влюблен в Арину. Она называла его лисенком… Говоря о ней, Сергей весь светился от счастья. Это была его первая и, как оказалось, последняя любовь.

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings