«Смотри!» Опубликованы переговоры экипажа сгоревшего самолета с диспетчером
Daily News

«Смотри!» Опубликованы переговоры экипажа сгоревшего самолета с диспетчером

диспетчер, переговоры, Шереметьево
Reuters

Проект Baza опубликовал переговоры пилота SSJ-100 с диспетчерами московского аэропорта Шереметьево. Судя по записи, обстановка при посадке лайнера была штатной — об этом командир воздушного судна Денис Евдокимов докладывает диспетчеру аэропорта. Пилот лишь отметил, что у него проблемы с радиосвязью, а также отключилось автоматическое управление самолетом. Официального подтверждения достоверности этой расшифровки пока не поступало, подчеркивает «Газета.ру».

В начале переговоров Евдокимов сообщает диспетчеру о необходимости вернуться в аэропорт.

Pan-Pan, Pan-Pan, Pan-Pan! — передал диспетчеру один из пилотов сигнал о том, что лайнер подвержен угрозе. — Москва, подход. Москва, подход. Просим возврат. 1492 потеря радиосвязи и самолет горит в молнии.

Спустя несколько секунд Евдокимов сообщает, что не может с первого раза зайти на посадку. Диспетчер спрашивает его, требуется ли помощь, Евдокимов отвечает: «Пока все штатно». После этого пилот не сразу сообщил о готовности к заходу на посадку, а диспетчер сообщил, что ему не слышно экипаж. Спустя некоторое время пилот сообщил, что будет заходить на посадку по приборам, а не визуально. Пилот запросил помощь. На вышке ответили, чтобы экипаж продолжал заход, сообщив о скорости ветра и разрешив посадку.

Аварийные службы на полосы, — сказал диспетчер, а после переговоры обрываются.

Отказ связи, отказ автоматической системы управления самолетом. Заходит на посадку в штатном режиме, тревогу я объявил, — говорят диспетчеры аварийных служб на записи.

В этот момент записи самолет приземляется: диспетчеры видят его жесткую посадку и начавшееся возгорание в хвосте:

— Все, давайте ему посадку. Направо, чтобы он уходил, у него стоянка там.

— После посадки спросите у него на аварийной чистоте, готов ли он рулить самостоятельно.

— Вот аварийный садится, проходит ворота ВПП, вот на пробеге уточни у него, сможет ли он рулить самостоятельно…

— Смотри! Ой, б**……

Далее диспетчеры аварийных служб сообщают об аварии и горящем самолете. К месту аварии мчатся спасательные службы:

Следую к месту, наблюдаю, сильный дым черный и языки пламени, как меня поняли, прием. Вызывайте дополнительные силы гарнизона и скорую помощь, — сказал диспетчер.

Диспетчеры пытаются выяснить, сколько пострадавших и есть ли связь с экипажем.

Часть пассажиров эвакуировалась, но пока точную цифру сказать не могу, экипаж эвакуировался через форточку, две бортпроводницы тоже эвакуировались, — сообщил сотрудник спасательной службы, находящийся на ВПП и позже добавляет. — У нас часть пассажиров где-то на перроне, нужно спасать… они все разбежались куда-то.

Позже спасательные службы на записи заявляют о готовности комнаты для непострадавших.

 Полиция, психологи. Везите туда людей, — сказали с вышки.

Напомним, следователи пришли к выводу, что экипаж сгоревшего в Шереметьево самолета допустил ошибки, не выключив двигатели после приземления и оставив открытым окно в кабине пилота. Об этом РБК рассказали источник в Следственном комитете и собеседники, знакомые с ходом расследования. Следствие допросило пилотов Дениса Евдокимова и Максима Кузнецова. Они рассказали, что после приземления открыли в кабине боковое окно, что могло усилить тягу воздуха и повлиять на распространение огня на борту. На усиление горения могло повлиять то, что пилоты после посадки не выключили двигатели самолета. Они работали до момента, пока их не потушили.

К слову, заслуженный пилот России Юрий Сытник в интервью «Говорит Москва» заявил, что распространению огня способствовала не только открытое окно.

Там такие разрушения были, что и без этой форточки тяга была — дай боже, потому что там пробит фюзеляж, разрушено крыло. Естественно, там воздух был подсосан, — пояснил он, отметив, что главной ошибкой экипажа стал удар о полосу на большой скорости. — Дальше нужно было принимать решение либо об уходе на второй круг, либо задержать штурвал и добрать в момент второго касания. Он [пилот] отдает ручку полностью от себя, но самолет опускается и начинается прогрессирующий «козел». Последующее касание — в полтора-два раза всегда сильнее перегрузка, чем при первом касании.

Самолет SSJ-100 «Аэрофлота» 5 мая совершал регулярный рейс SU1492 из Шереметьево в Мурманск. На борту находились 78 человек, из которых 73 пассажира и пять членов экипажа. По предварительным данным, в самолет попала молния, он потерял радиосвязь, вернулся в аэропорт и загорелся в момент жесткой посадки.

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings