Супруги, у которых забрали шестерых детей, уверены, что до сих пор живут в СССР | Daily
Daily News

Супруги, у которых забрали шестерых детей, уверены, что до сих пор живут в СССР

Киселевы, супруги, семья

Супруги Комаровы (здесь и далее имена и фамилия изменены — Прим. авт.) из Костомукши, у которых забрали шестерых детей, рассказали подробности их семейной трагедии. По словам главы семейства Алексея Комарова, детей у них буквально выкрали, перед этим регулярно выписывая семье штрафы за ненадлежащее воспитание — всего 12 штук. В итоге супруги решили «эвакуировать» детей, и Лариса Комарова, забрав двух дочек-двойняшек и трех сыновей, уехала в Москву. Там она скрывалась с середины сентября до января. 17 января ее нашли, сняли с автобуса в Москве и отобрали всех детей; с ними нет даже телефонной связи.

17 января при перемене места дислокации моя жена совершила ошибку, то есть совершила действия, которые было категорически запрещено делать, — передает слова Комарова издание «Медуза». — Она купила билеты на автобус по своим документам. Соответственно, через 20 минут ее сняли с автобуса, доставили в ОВД. Никаких протоколов о задержании не составляли, а просто заявили, что она находится в федеральном розыске как без вести пропавшая, а также обвиняется по 126-й статье в похищении человека. Как только детей изъяли, ее тут же отпустили.

супруги, Карелия, отобрали, детей

В костомукшскую квартиру семьи тоже нагрянули сотрудники правоохранительных органов:

Вели себя грубо, агрессивно, — утверждает Комаров. — Попросили соседку постучаться к нам. Старенькая бабушка постучалась в дверь, сын узнал ее по голосу, открыл, в этот момент залетела группа судебных приставов, начали бегать по квартире, лазать по шкафам, под кровати заглядывать — искали остальных детей. Следом зашли представители органов опеки и глава администрации. Ребенка чуть ли не мордой в пол положили, силовым способом доставили в детский дом.

В Москве детей передали в больницу им. Н. Сперанского:

Там оформили детей, как будто они беспризорные, как будто их просто нашли на вокзале, то есть ни слова в документе о том, что детей отобрали у матери, не было, — говорит Алексей. — Тут же составили какие-то акты, что якобы дети блохастые, у детей глисты. Я полагаю, что такие акты составляются намеренно для того, чтобы [получить] дополнительное финансирование [на содержание детей].

Лариса Комарова разговаривала с детьми 21 января в последний раз. Потом у них отобрали телефон. 22 января у одного из сыновей был день рождения. Его он «отпраздновал» в больнице, а его родителям даже не удалось его поздравить. Лариса в панике:

Я говорить об этом просто не могу, давление идет. Я уже ни говорить, ни общаться не могу, только хочу, чтобы дети вернулись и все, — с трудом подбирает слова она.

Комаров рассказывает, что после недели в больнице детей отвезли в приемник-распределитель, причем вывели их через заднюю дверь больницы, тайно. Отец семейства тем временем обнаружил ошибку в документах: там указано не то решение суда.

Инспектор по делам несовершеннолетних внимательно изучила документы, сказала: действительно, это юридическая ошибка, на основании этой ошибки детей необходимо вернуть обратно родителям, — утверждает он. — Мы приехали в больницу имени Сперанского. Пока целый час тянули время, грубо говоря, мозги компостировали, я спросил: не получится так, что вы детей через черный выход выведете? Охранники нас клятвенно заверили, что детей будут выводить через главный вход.

Однако когда Лариса вышла покурить за пределы больничной территории, то увидела, как «с заднего входа детей сажают в микроавтобус». Она попыталась перегородить ему дорогу.

Автомобиль ее чуть не задавил. Это был микроавтобус, по-моему, «Форд Транзит», — говорит Комаров. — Дети заплакали, закричали, увидели в окно мать. Она вбежала обратно, сказала, что они украли детей через черный выход.

Комаров уверен: это заговор и припоминает опеке Костомукши проверку прокуратуры в 2017 году, которая тогда установила, что некоторые решения о назначении опекунов принимались без необходимых документов, в том числе медицинских заключений и справок об отсутствии судимости.

Ей сказали: здесь не твоя земля, полномочия твои здесь не действуют. Следом мы вызывали других полицейских, их тоже не пускали, — говорит он. — Я считаю, что если бы дети были в порядке, их бы показали. Я подозреваю, что наших детей кто-то заказал, и органы опеки были заинтересованы продать детей в искусственные семьи.

семья, Карелия, дети

В Алтуфьево нам сказали, что ничего не скажут, потому что мы уже никто для них, — рассказывала Лариса в обращении к губернатору Артуру Парфенчикову 4 февраля. — Я очень хочу, чтобы мои дети вернулись домой. Я знаю, что им без меня плохо, мы очень привязаны друг к другу. Я не знаю, как можно было вообще так поступить с семьей, — как может опека так делать, несмотря на чувства ни родителей, ни детей?

Как пишет «Медуза», версии чиновников о том, почему у Комаровых забрали детей, разнятся. Местные власти говорят, что семья перевела троих детей на домашнее обучение, но фактически не организовала учебный процесс, а трое младших детей не посещали детский сад. Кроме того, якобы были проблемы с жилищно-бытовыми условиями. Семье выписали за последние годы 12 штрафов по статье 5.35 КоАП (неисполнение родителями обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних). При этом уполномоченный по правам ребенка в Карелии Геннадий Сараев отмечает, что у него нет никаких данных о том, что в отношении детей применялось насилие; также нет свидетельств о каких-либо психических заболеваниях у родителей. После перевода детей на домашнее обучение опека несколько раз выходила с иском в суд об ограничении родительских прав, но вплоть до апелляции в Верховном суде республики (в сентябре 2018-го) решения были в пользу Комаровых.

Алексей Комаров категорически не согласен с претензиями властей. Он утверждает, что семья живет в комфорте: в четырехкомнатной квартире, есть «три парты, два ноутбука и один персональный компьютер»:

Мы сделали кое-какой ремонт: поменяли двери, поменяли линолеум, обои. Органы опеки все равно написали, что детям негде спать, не на чем есть, не на чем заниматься, — говорит он, утверждая, что его преследуют за общественную деятельность, и все началось еще в 2014 году. — Я узнал, что наша школа прекрасно дотируется, что на самом деле на нее выделяются немалые бюджетные средства, — говорит он. — И мне надоело платить за туалетную бумагу, за какое-то мифическое моющее средство для посуды, за какие-то бумажные полотенца и еще непонятно за что.

При этом, по словам Комарова, он оказывал школе посильную помощь, — «например, привозил из Финляндии унитазы, раковины, смесители финские; для пятиклашек — транспортиры, угольники, линейки здоровые для доски, — и один видеопроектор.

супруги, Карелия, дети

По словам Комарова, детей в школе начали «гнобить».

Начались какие-то непонятные претензии к детям — то у них уроки не сделаны, то еще что-то, то понос, то золотуха. И впоследствии, в 2015 году, старшему сыну моему не выдали учебники, — рассказывал он в своем публичном обращении после судебного заседания в сентябре. — Классный руководитель моего сына, которая была по совместительству библиотекарем, саботировала учебный процесс. И когда ребенок приходил на уроки, хотя бы так, запомнить что-то, ему говорили — у тебя же нет учебников, а как ты будешь учиться? Значит, давай, выходи отсюда и не мешай остальным детям.

Менять свое отношение к «поборам» Комаров не намерен:

У многих такое отношение: давайте я лучше заплачу, чтобы потом у моих детей не было проблем, — объясняет он. — Мне это неоднократно тоже высказывали: ты встал в позу, видишь, какие у тебя теперь проблемы?.. Надо платить и молчать! Извините, я считаю, что это рабское отношение. Я не раб, я не собираюсь перед кем-то вставать на колени. Законодательство у нас одинаково, то есть все равны перед законом, и закон равен перед всеми.

Тем временем, директор школы (имя мы не можем указывать) уверяет, что «не все, что говорят Комаровы, правда». По ее словам, отец многодетного семейства требовал, чтобы в школе выдали учебники времен СССР, а  его старший сын часто пропускал занятия и потому отставал. В итоге на данный момент у него окончено 6 классов образования, а другого сына оставили на второй год — якобы из-за того, что на домашнем обучении с ним попросту не занимались. Директор также подчеркивает, что «никаких поборов в школе нет, учебники выдаются бесплатно».

Комаров и правда считает, что современные учебники — «это какие-то тетрадки, их даже нельзя назвать учебниками». Поэтому он решил организовать домашнее обучение по учебникам  советской программы 1970-х, 1980-х годов, «в которых очень большой объем знаний».

Те знания, которые сегодня преподаются в школах Российской Федерации, — один мусор, там ничего сложного нет, — уверен он. — У нас есть учебник физики для 5 класса за 1968 год. И мой сын, находясь в 7 классе, открыв этот учебник, сильно удивился, — у них в 7 классе нет ничего того, что есть в этом советском учебнике для 5 класса. Деградация образования налицо.<…> Не сказать, что у меня прям отлично дети учатся. Где-то тройка выходит, где-то четверка. Здесь не буду говорить ничего.

Кроме того, Комаров уверен: он и его семья — до сих пор граждане СССР.

У меня паспорт гражданина СССР. У меня есть паспорт гражданина РФ, но если мы сейчас будем разбираться в правовом поле закона «О паспорте РФ», то до сих пор не существует в природе, а закон «О паспорте СССР» до сих пор действует, его никто не отменял, — объясняет он.

Комаров считает, что его дети также являются гражданами СССР «по факту своего рождения». Также он утверждает, что закончил 401-ю школу КГБ в Ленинграде и «является майором госбезопасности», постоянно говоря о своих связях в органах. Так, по его словам, во время судебного процесса он обратился к «боевым товарищам» из ФСБ, ГРУ и КГБ, которые помогли переправить его семью в Москву, а оттуда — на Кубу. Детский омбудсмен Геннадий Сараев говорит, что семья действительно покидала Карелию, но никаких данных об их выезде за рубеж нет.

Если мы считаем, что мы живем в правовом государстве, мы должны соблюдать законы неукоснительно от и до, — объясняет Комаров, а журналист отмечает, что он достаточно юридически подкован. — А у нас сегодня чиновники не то что не соблюдают законодательство, они его методически нарушают. При этом, когда дело касается какой-то проблемы гражданина, этого гражданина начинают, мягко говоря, геноцидить разными действиями — хоть по ЖКХ, хоть по ГИБДД. Сегодня у нас угрозу национальной безопасности составляют не какие-то террористы, не ИГИЛ, не внешний враг, сегодня самая страшная опасность — дурошлепство наших чиновников, потому что оно может поднять народ на восстание, а это категорически недопустимо.

«Медуза» также связалась с карельским детским омбудсменом Геннадием Сараевым, который утверждает, что «не имеет права не доверять специалистам, которые работают в Москве». Также у него сложилось представление, что Комаровы враждебно относятся к существующей государственной системе:

Вы знаете, у меня сложилось впечатление, что у родителей враждебные отношения с государством в целом, — заявил Сараев. — Потому что там претензии не только к опеке, но и к ЖКХ, к образованию, — ко всему. <…> Лишение — это уже крайняя мера. Ограничение — превентивная. На какое-то время дети из семьи изымаются, чтобы они получили необходимую помощь, и родителям дают время, чтобы создать необходимые условия для ребенка. Эта мера временная — до полугода.

Сараев подчеркнул: он считает, что «каждый ребенок должен быть в семье», и детей из Алтуфьево, по его данным, отправят в Карелию, где поместят «в один центр в Костомукше». «Никто не посмеет разделять семью», — говорит уполномоченный по правам ребенка. Но в то же время уточняет, что опека должна будет выйти в суд со своими предложениями: либо лишить родителей прав, либо вернуть детей в семью; могут и продлить ограничение. Сараев говорит, что можно провести психологическую экспертизу, чтобы понять, как дети относятся к родителям.

Специалисты проведут сейчас оценку знаний, [проверят] психологическое состояние. Я очень надеюсь на помощь московских специалистов. На мой взгляд, детям сейчас нужна психологическая помощь, дети находятся в ситуации кризиса, — отмечает омбудсмен, говоря, что не знает, дадут ли супругам пообщаться с детьми в ближайшее время. — По идее, дети должны иметь возможность общаться с родителями, но мне пока такую информацию не давали.

Алексей Комаров обещаниям чиновников не верит:

Рассказывать можно все что угодно, лапшу на уши можно вешать какую угодно. Так как нет возможности проверить, мы с вами можем сочинить что угодно — вплоть до того, что детей пустили на фарш, — говорит он.

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings