«Свидание — 15 тысяч!» Бывшие заключенные и сотрудники ИК-9 рассказали о взятках, доносах и слугах-осужденных
Daily News

«Свидание — 15 тысяч!» Бывшие заключенные и сотрудники ИК-9 рассказали о взятках, доносах и слугах-осужденных

Фото: Мария Смирнова

Заключенные ИК-9 покупали себе длительные свидания и необходмые для УДО поощрения от администрации, постоянно доносили друг на друга и прислуживали офицером ФСИН на специальной даче, построенной на берегу Урозера.

Об этом рассказывается в новом расследовании Аллы Константиновой, которое публикует Медиазона. Сотрудники ФСИН, активисты и обычные зеки рассказали, какими методами  управлял  своими подчиненными и заключенными глава ИК-9 Иван Савельев.

Пытки и избиения уже были темой отдельного журналистского расследования.  Как говорят теперь уже бывшие заключенные, спасти от них не могли даже хорошие отношения с руководством колонии. Например,  Максим Матвеев поначалу был на хорошем счету у администрации колонии, старался с ней сотрудничать и стал активистом:

Сидел в пожарной будке, что стоит напротив входа на территорию. Но пожарным дружинником я считался только официально, на деле такие, как я — это глаза и уши колонии. Я встречал начальство, сообщал им последние новости об осужденных, которые мне сливали «козлы». Если приходили проверяющие — о каждом их шаге доносил по телефону.  Когда у меня сын родился, Савельев даже пронес мне в колонию алкоголь, чтобы я отметил.  Но в 2014 году Савельев захотел, чтобы я ему стучал на осужденных в СУСе. А там тогда такие лютые сидели — однажды один другому в глаз ручку воткнул. Я отказался, побоялся, что будут мстить семье. И началось….

По словам Матвеева, больше четырех месяцев, избивая каждый день, его продержали в ШИЗО за выдуманные нарушения: били  шлангом в душевой, могли раздеть и голого  выкинуть на мороз.

Ну, растяжки там, само собой… На пятый месяц ШИЗО они мне порвали паховое кольцо — переборщили. В эпикризе врачи тюремной больницы при выписке написали, что у меня была язва желудка. А у меня ее не было и нет.

Заключенный вспоминает, как напоследок пообещал, что молчать не будет. Он говорит, что сейчас готов дать свидетельские показания против начальника ИК‐9 и его подчиненных: «Это моя мечта — рассказать все при Савельеве, сидеть напротив, смотреть в глаза и тыкать в него пальцем».

Другой активист, Павел Петров (имя изменено), два года проработал с Савельевым, когда тот был еще замначальника колонии по безопасности и оперативной работе.

При мне постоянно велись разговоры про поощрения для осужденных, — говорит он. — Купить дополнительно длительное свидание — 15 тысяч, обычная благодарность — 5 тысяч. Осужденный, который хочет купить поощрение, звонит родственникам, те переводят деньги на карту. В то время переводили на карту жены нарядчика Никитина, а уже его супруга покупала на эти деньги что‐то для колонии: телевизор, холодильник и так далее.

Бывший осужденный Сергей Симаков (имя изменено), отбывавший наказание в 2017 году,  рассказывает об «уфсиновской даче» на берегу Урозера.

Там у них дом такой, сайдингом обшитый, и баня на берегу: на первом этаже комната отдыха, на втором — две комнаты с телевизором, диваном, кроватью. Плюс беседка, мангальная, плавающий понтон сделан. Каждые выходные и летом, и зимой там фуршеты. Летом так вообще через день. Обычно приезжают из  нашего управления: тот же Терех, Гавриленко, Андрей Селявко, сам Савельев там с семьей отдыхает.

Бывший осужденный утверждает, что на Урозеро приезжают и высокие ФСИНовские чины из Москвы. Например, в конце 2017 года  заключенным сказали, что ждут  замначальника московского управления. До его приезда осужденным  нужно было протопить и  подготовить для проживания дом. Еду заранее готовили в колонии‐поселении и привозили на дачу. А после отъезда гостей осужденных  вызывали на уборку: намывали все, выносили кучи бутылок из бани, белье отвозили в прачечную. По словам  бывшего  сотрудника ФСИН Николая Тимина (имя изменено), на баланс колонии баня никогда не ставилась, хотя была построена заключенными:

Строили осужденные ИК‐9, строительный материал также был из резервов колонии.

Ближе всего к предполагаемой даче УФСИН расположена турбаза «Урозеро» — если от ее ворот свернуть направо и проехать меньше километра, за поворотом покажется одноэтажное, обшитое бледно-желтым сайдингом здание.  Метрах в ста от него  —  бревенчатая баня с жилой пристройкой,   две беседки и мангал под навесом. Забора нет,  а к сосне у прибита табличка: «Федеральная собственность, вход на территорию запрещен!».

На публичной кадастровой карте ни участок, на котором, по словам экс‐заключенного, находится баня УФСИН, ни само здание никак не отмечены. Но участок со вторым зданием, которое заключенный тоже назвал частью «уфсиновской дачи», в кадастре есть; там сказано, что земля может использоваться «для содержания и эксплуатации здания базы отдыха». Форма собственности не указана, согласно данным Росреестра, участок поставлен на кадастровый учет в 2004 году, в 2007 году было оформлено право собственности, а через год его передали в бессрочное пользование.

В Пряжинской районной администрации отказались по телефону рассказывать о том, в чье пользование передан участок. На письменный запрос редакции там пока не ответили.

 

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings