Свидетель под следствием. Как появлялись нужные показания по делу «Петропита»

Daily News → Свидетель под следствием. Как появлялись нужные показания по делу «Петропита»

В ближайшее время в Петрозаводском городском суде будет оглашен приговор по делу «Петропита». Прокуроры просят посадить директора Олонецкого молочного комбината Анастасию Кравчук, экс-директора муниципального предприятия «Петропит» и бывшего руководителя торгового дома «Ленторг» Александру Корнилову на четыре года. С их точки зрения, подсудимые под руководством политика Василия Попова в 2011-2013 годах незаконно и по заниженной стоимости завладели зданием бывшего комбината школьного питания, принадлежавшего «Петропиту». Свою обвинительную речь по уголовному делу, в котором нет, по их же собственному признанию, ни одного прямого доказательства, государственные обвинители построили на основании ряда «косвенных» доказательств, среди которых оказались показания бывшего депутата Законодательного собрания Карелии и экс-директора Корпорации развития республики Анны Поздняковой.

Так как, по версии стороны обвинения, именно Василий Попов придумал и организовал «аферу» с отъемом муниципального имущества у Петрозаводского городского округа, в суде первые полгода свидетелей допрашивали практически только по его персоне – добивались, чтобы кто-нибудь хотя бы упомянул об интересе Василия Попова к этому зданию на стадии, когда оно еще не было сдано в аренду. Интересовал именно этот момент, потому что, согласно обвинительному заключению, аренду объекта (следователь счел ее «притворной») организовал именно политик.

Показания Анны Поздняковой, как и показания бывшего временного управляющего «Петропитом» Сергея Громова (про его допрос с активным употреблением словосочетания «я допускаю» мы уже неоднократно писали), стали той соломинкой, за которую мертвой хваткой и уцепись прокуроры. У Анны Валерьевны, пожалуй, больше остальных свидетелей интересовались ее отношениями с Василием Поповым, и депутат очень подробно о них рассказывала. Настолько подробно, что адвокату Ольги Залецкой пришлось поинтересоваться у суда, с чем связаны подобные расспросы, потому как они вообще не касались сути рассматриваемого дела.

В результате основной вывод, который удалось сделать из показаний Анны Поздняковой: Василий Попов – умный и уважаемый человек, а его люди – прекрасная команда профессионалов.

Вот выдержки из речи свидетеля:

«Василий Анатольевич – единственный человек, который сумел вселить в меня уверенность в выигрыше. Я знала о его успехе в предыдущих предвыборных кампаниях. И прониклась как к человеку».

«Я просто уважала и уважаю его команду как профессионалов. Василий Анатольевич очень много внимания уделяет различным социальным проектам в городе и республике, поэтому есть определенная сложившаяся структура людей, которые живут командой, этим социумом, знают очень много людей».

«Попов на самом деле сумел сплотить вокруг себя… команду. И это люди, которые помогают ему и рассчитывают на него».

«На самом деле, это люди, которые помогли мне добиться того, что есть у меня сейчас. И, несмотря на то, что политические взгляды у нас не совпадают, я чувствую и благодарность, и человеческую ответственность».

На вопрос о том, что ей известно о продаже здания, принадлежавшего предприятию «Петропит», Анна Позднякова сначала категорично ответила:

- Ничего… Все, что я знаю, - из средств массовой информации. Никогда ни при мне, ни со мной вопросы о продаже здания «Петропита» не обсуждались. Не в курсе ничего.

А через секунду Анну Валерьевну осенило:

- Знаю, что он хотел в свое время… Ну… обсуждалось, что есть желание получить это здание…

Еще через пару минут, с помощью вопросов прокуроров, Анна Валерьевна пояснила:

- Он просто говорил о том, что планы развития бизнеса большие, как раз мы обсуждали питание детей в детских садах и школах, и что тут как бы, приобретя это здание, он рассчитывает на то, что, соответственно, качество питания может улучшиться за счет того, что будут производственные мощности.

На следствии ничего подобного Анна Валерьевна, конечно, не говорила. Да и сам факт того, что Василий Попов когда-то сообщил о своем желании стать владельцем здания базового предприятия для школьных столовых именно ей, человеку, который никогда не работал ни на одном из предприятии, ассоциирующихся с Поповым, и с которым никогда ни на какие темы, кроме политических, не общались, выглядел как минимум странно.

Впрочем, на безрыбье прокурорам сгодились и эти показания.

А теперь давайте вспомним, кто такая Анна Позднякова? Перебежчица, которая действительно все знает про политику партии изнутри. Она присоединилась к «яблочной» команде на период выборов (ранее, покинув команду партии «Единая Россия») и, победив с ее помощью, быстро ретировалась туда, где было выгоднее на тот момент. Анна Валерьевна перешла в команду губернатора Александра Худилайнена и стала с его подачи генеральным директором ОАО «Корпорация развития Республики Карелия». И, каким бы хорошим, грамотным и талантливым в понимании Анны Поздняковой ни был Василий Попов, сыгравший решающую роль в ее карьере, на момент рассмотрения в суде уголовного дела «Петропита» благосостояние Анны Валерьевны зависело не от него. Поэтому, «пропев дифирамбы» бывшему благодетелю, Позднякова просто обязана была угодить Александру Петровичу, тому, с чьей подачи и появилось это уголовное дело.

Учитывать показания Анны Поздняковой и выдавать их за доказательства, по меньшей мере, смешно. И не только потому, что Попов никогда бы не стал разговаривать с ней на тему своего бизнеса. Дело в том, что, по словам Анны Валерьевны, указанный разговор с политиком у нее состоялся в период избирательной кампании – осенью 2011 года. Но к тому моменту здание бывшего комбината школьного питания использовать для производства питания уже было просто невозможно. Об этом суду сообщили десятки свидетелей. Значит, ни о каком улучшении качества школьного питания за счет использования этого объекта даже теоретически речь идти не могла. Да и договор аренды Александра Юрьевна на тот момент уже давно заключила. Значит, бред, который несла Анна Позднякова, в принципе не может иметь никакого значения для дела: Попова ведь обвиняют в том, что он организовал заключение «притворного» (этот момент был опровергнут в суде) договора аренды ради последующей покупки здания, а не в том, что он заинтересовался его приобретением после того, как здание уже было взято в аренду.

Напомним, что на самом деле, и об этом на суде говорили многие свидетели, политик заинтересовался покупкой здания бывшего комбината школьного питания после того, как арендованный его фирмой объект выставили на продажу. Он на общих основаниях, через свою супругу – Анастасию Кравчук принял участие в открытом аукционе. Напомним, что Анастасия Андреевна стала единственным участником торгов, с которым Ольга Залецкая, выставлявшая это здание на продажу, изначально отказалась подписать договор купли-продажи. Продать Кравчук здание «Петропит» обязал суд.

Но давайте вернемся к Анне Валерьевне. Ведь она в своих показаниях умудрилась предоставить прокурорам «доказательства» (сторона обвинения, похоже, искренне считает их доказательствами) не только по Василию Попову, но и по Ольге Залецкой. Напомним, что Ольга Евгеньевна много лет является депутатом, сначала – Петросовета, теперь – Законодательного собрания Карелии.

В суде были допрошены множество свидетелей, которые подтвердили, что Залецкая  самостоятельный человек и депутат, воздействовать на которого невозможно. И только Анна Валерьевна любезно рассказала суду о том, что Василий Попов имел влияние на Залецкую. Это уточнение прокурорам нужно было для того, чтобы доказать, что, выставляя с согласия администрации Петрозаводска здание бывшего комбината школьного питания на продажу, Ольга Евгеньевна не просто спасала вверенное ей предприятия от банкротства, и реализовывала «преступный план», будучи вовлеченной в ОПГ Василием Поповым.

Раз уж показания Анны Валерьевны могут оказаться в основе обвинительного приговора, очень важно понять, в какой момент своей жизни она их давала. И тогда все становится на свои места. Мы уже неоднократно об этом писали. И, тем не менее, напомним, что во время указанного допроса в суде Анна Позднякова и сама находилась под следствием. Впоследствии экс-депутата судили за мошенничество при получении выплат, а точнее, за хищение денежных средств при получении компенсаций с использованием своего служебного положения. Согласно данным следствия, Анна Валерьевна продала свою квартиру, но осталась в ней безвозмездно проживать. При этом депутат в течение девяти месяцев делала вид, будто бы арендует жилье у своего знакомого: изготавливала липовые расписки, которые ее знакомый подписывал, и предоставляла их в карельский парламент, который в свою очередь оплачивал депутату наём жилого помещения. Всего таким способом Анна Позднякова обогатилась на 385 тысяч рублей. Если бы не нужные показания по «Петропиту», еще неизвестно, чем закончилась бы для нее эта история. А так… За преступление, которое, согласно Уголовному кодексу РФ, могло повлечь до 6 лет лишения свободы, Анна Валерьевна не получила ничего! Даже работы не лишилась: в суде ее амнистировали, а в Законодательном собрании Карелии простили.







Новости наших партнеров

Загрузка...






Ещё из рубрики "Daily News"



Правописание уведомления вебмастера