Виновники пожара в «Хромой лошади» открыли новый бизнес, а пострадавшие так и не вернулись к обычной жизни
Daily News

Виновники пожара в «Хромой лошади» открыли новый бизнес, а пострадавшие так и не вернулись к обычной жизни

Фото: Алексей Журавлев / "Комсомольская правда"

Завтра печальная дата — ровно 10 лет трагедии в ночном клубе «Хромая лошадь». Тогда погибли 156 человек, еще больше сотни получили тяжелые травмы и ожоги, а многие навсегда остались инвалидами.

Журналисты узнали, как сейчас живут жертвы трагедии и их родные и что стало с ее виновниками.

Виновные уже на свободе

Хозяин «Лошади» Анатолий Зак был в ночь пожара в клубе, выбрался из горящего здания и сбежал. Позже был задержан и осужден на девять лет и десять месяцев. Это самый большой срок, который получил кто-либо из виновников трагедии. Часть срока Зак отбывал в карельской колонии в Сегеже, где 14 раз привлекался к ответственности за допущенные нарушения. Правда. это не помешало ему выйти на свободу на год раньше срока.

Обвиняемые. Фото: Алексей Журавлев / «Комсомольская правда»

Оказались на скамье подсудимых и менеджеры клуба, пиротехники, пожарные инспекторы. Главу Госпожнадзора Пермского края Владимира Мухутдинова обвинили в том, что он выдал липовые заключения о соблюдении требований пожарной безопасности. Но суд не увидел связи между этим должностным преступлением и гибелью людей. В итоге — штраф в 70 тысяч, пишет Комсомольская правда.

Пиротехники, устроившие смертельное шоу, и исполнительный директор клуба Светлана Ефремова  попали под амнистию. «От звонка до звонка» отсидели коммерческий директор «Хромой лошади» Константин Мрыхин (6,5 года) и арт-директор Олег Феткулов (6 лет).

Все виновники  должны были выплатить потерпевшим компенсацию морального вреда. Родственникам погибших полагалось по полтора миллиона рублей, пострадавшим — по миллиону. Но полностью рассчитались только пожарные инспекторы (за них заплатило государство) и Анатолий Зак. В общей сложности бизнесмен выплатил почти 150 миллионов рублей, для этого распродали все его арестованное имущество и доли в различных компаниях. Родные погибших долгое время получали в качестве выплат жалкие копейки.

Было горько и смешно, когда пикали СМС в телефоне: 52 копейки, рубль двадцать, пять рублей. А в последние год-полтора вообще не было никаких поступлений, хотя всем прекрасно известно, что виновных в гибели наших детей давно выпустили на свободу. Они где-то работают, многие даже занимаются бизнесом, — говорят они.

Стена памяти, созданная родными погибших. Фото: Алексей Журавлев / «Комсомольская правда»

После освобождения Анатолий Зак покинул в Россию и улетел в Израиль. Мрыхин теперь живет в Испании, остальные — в Перми. Пиротехник Сергей Дербенев снова открыл пиротехническую компанию, у Светланы Ефремовой — кондитерская в центре города, арт-директор Олег Феткулов пишет музыку и работает звукорежиссером.

«Реабилитационного потенциала нет…»

Несколько лет назад Daily писала о судьбе одной из пострадавших во время пожара — Ирины Пекарской. В момент трагедии ей было 22 года. Ирина выжила, но получила тяжелое токсическое поражение мозга. Лечение в Москве, Санкт-Петербурге и Германии не присело результата. Женщина прикована к постели, врачи уверены, что поставить ее на ноги уже невозможно: у нее нет реабилитационного потенциала. Сначала за Ириной ухаживал муж, но со временем перестал бороться и приходить в больницу. Тем не менее все деньги женщины как ее опекун — выплаты от виновников трагедии, спонсорские средства, пенсию по инвалидности — забирал себе. Ирину же в больнице брили наголо, потому что у нее не было даже шампуня. У Ирины два сына. Артуру 10 лет, он учится в четвертом классе. Саше — 12, он шестиклассник. Мальчики живут с бабушкой.

Ребятки у нас растут хорошие, но к маме в больницу мы их не водим — врачи сказали, что это небезопасно для их детской психики, — говорит мама Пекарской Галина Васильевна. — Артур мечтает окончить школу на «пятерки» и стать врачом. Чтобы вылечить свою мамочку.

Ирина Пекарская. Фото: Екатерина Гаспер / «Комсомольская правда»

Сын другой пострадавшей — бармена Ирины Банниковой — признается, что никогда не слышал голоса своей мамы. Женщина вышла из декрета буквально накануне трагедии. Во время пожара надышалась угарным газом и тоже получила серьезное поражение мозга. Уже десять лет женщина прикована к постели, находится в малом сознании и не разговаривает. Врачи осторожно говорят, что динамика есть, но процесс восстановления идет очень медленно. Ирина реагирует на вопросы, воспринимает шутки, внимательно разглядывает лица, фокусирует взгляд на предметах. Сейчас родные и врачи занимаются с ней по новейшей компьютерной методике, которую разработали российские ученые. Программа «Нейрочат» позволяет  людям с тяжелыми нарушениями речи и движений общаться в окружающим миром.

Ирина Банникова с сыном. Фото: Вероника Пирогова / «Комсомольская правда»

Анатолий и Наталья Щербинины 10 лет назад потеряли дочь Яну. Семья отмечала юбилей, и из 11 человек. которые были в компании, погибли шестеро. Яна выходила из горящего клуба одной из первых, но в давке сломал каблук и упала. Жених девушки буквально вырвал ее из толпы и вынес на улицу, но Яна  получила тяжелейшие ожоги дыхательных путей. Она умерла в самолете по пути в Санкт-Петербург. После смерти дочери Наташа и Анатолий стали по-другому относиться к жизни. Они обвенчались, по выходным ходят в церковь. Закрыли свой бизнес. Теперь мужчина работает обычным таксистом, а его жена — воспитателем в детском саду.

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings