"Сказала бы правду, что муж купил тебе титул!" Миссис Карелия-2016 Мария Виноградова о пластике, низкой самооценке и игноре от организаторов конкурса | Daily
Правила жизни

«Сказала бы правду, что муж купил тебе титул!» Миссис Карелия-2016 Мария Виноградова о пластике, низкой самооценке и игноре от организаторов конкурса

миссис-карелия, миссис великая русь 2016

Мария Виноградова хорошо знакома многим петрозаводчанам. Она молодая мама,  жена известного карельского бодибилдера Владимира Виноградова, автор собственной методики для похудения. А еще Мария- титулованная красавица. Два года назад она завоевала корону конкурса «Миссис Карелия-2016» и в том же году стала второй вице-мисс конкурса «Миссис Великая Русь». Сейчас Мария — директор модельного агентства. Яркие правила жизни от яркой девушки:

Я родилась в Петрозаводске, у меня смешанная кровь: папа чистокровный карел, а мама — русская. Родственники с отцовской стороны говорят по-карельски, и я жалею, что не знаю этого языка в совершенстве. Я с детства занималась спортивными и бальными танцами, посещала студию «Веста» при своей школе, где нас учили и шить, и шагу дефиле. Я рано узнала, что такое подиум, и с тех пор моя жизнь крутится в этой сфере. В то время в Петрозаводске не было ни профессиональных модельных агентств, ни скаутинговых центров — посредников между материнским агентством и моделью, существовали только кружки, и девочки не могли заключать профессиональные контракты, ездить в качестве моделей в Азию и Европу.

Когда мне предложили участвовать в кастинге конкурса красоты и таланта «Миссис Карелия», я поначалу отказывалась, потому что недавно родила сына, и мне казалось, что я нахожусь не в форме. В то время возможных претенденток на этот титул — молодых замужних женщин — отслеживали в социальных сетях и рассылали им приглашения. Подумав, я все-таки согласилась, и в результате не только прошла кастинг, но и завоевала титул «Миссис Карелия 2016». Подготовка к конкурсу продолжалась восемь месяцев, мне помогали родственники, сидели с ребенком и всячески меня поддерживали. Постановки были сложные, всего предстояло пять выходов: и визитка, и танец, и показ вечернего платья.

После победы на «Миссис Карелия» я представляла нашу республику на престижном всероссийском конкурсе «Миссис Великая Русь», где мне досталось третье место, после чего я окончательно поняла, что моя судьба будет связана с моделингом. Тройка победителей, как положено, подписала соответствующие документы, кроме того, меня заметили в жюри и предложили возглавить модельное агентство в Петрозаводске. А потом началось что-то непонятное. Возможно, сыграло роль чувство конкуренции или зависти, но организаторы конкурса «Миссис Карелия» начали предъявлять мне претензии.

Зачем я подписала бумаги, обвинять в том, что я использую товарный знак «миссис Карелия» в своих целях. В данном случае организаторы путали две вещи: зарегистрированный ими товарный знак — это одно, а завоеванный мной титул — совсем другое. Через юриста мне был передан официальный запрет от организаторов конкурса, что впредь я не имею права называть себя «миссис Карелия», поскольку это их бренд, а в случае нарушения запрета мне грозит судебное дело и штраф. Я приняла все это близко к сердцу, испытала глубокое потрясение и, конечно, испугалась. Переживала, обращалась к юристам, и в конце концов последовала совету мужа, что надо успокоиться, потому что стресс мешал мне продолжать работать в этой сфере, двигаться дальше.

Про мир моды ходит много слухов, существует масса стереотипов и относительно конкурсов красоты. Так, после моей победы одна девушка написала мне: «Зачем ты мусолила тему насчет того, как тебе удалось выиграть в этом конкурсе. Сказала бы сразу правду, что муж купил тебе место». Когда проходил кастинг на конкурс «Мисс Карелия-2017», меня должны были пригласить в жюри, но не пригласили, хотя я ждала до последнего, организаторы удалили меня из друзей в соцсетях, я оказалась в своеобразном вакууме. До сих пор, спустя два года, я не понимаю, что такого сверхъестественного произошло, что такого страшного я сделала, чтобы исключить меня из жизни и так обижать.

Я обладаю действующим титулом, я не передавала корону следующей «миссис», хотя по правилам это должна сделать именно я. Сейчас «нашей единственной достойной королевой» называют победительницу конкурса 2015 года. Мне так и не объяснили сути претензий, никто не выходил со мной на разговор. Некоторые люди, наверное, думают, куда я пропала, может быть, зазналась, или мне все это стало неинтересно. Я ничем не опорочила ни организаторов, ни собственное имя, как говорится, не уронила корону, потому для меня так и осталось непонятным, что я сделала организаторам конкурса, в чем была моя ошибка. Ясно одно: я продолжаю гордо носить титул «миссис Карелия 2016» и являюсь королевой республики.

Как «миссис Карелия», я бы смогла принести немало пользы для популяризации и развития модельного дела в нашей республике, помочь нашим девушкам выйти на российский и даже мировой уровень. Хотя этого не случилось, я все-таки имею замечательную возможность заниматься любимым и интересным делом. Вот уже два года я работаю директором «Sigmascouting Карелия», мы подготовили девять групп, много талантливых девочек и мальчиков отправили работать за границу. Мы обучаем моделей, начиная с одиннадцатилетнего возраста: уроки дефиле, актерское мастерство, диетология, этикет, риторика, психология, пластика, английский язык, vogue.

Все желающие учиться проходят достаточно строгие кастинги, многие отсеиваются, то есть возможность платить еще не означает возможности учиться, к тому же для перспективных моделей у нас есть бюджетные места. Требования модельной сферы — рост не ниже ста семидесяти сантиметров, параметры близкие к «девяносто-шестьдесят-девяносто», чистая кожа лица, базовые знания языка, лучше английского. Бывает сложно угадать, насколько вырастет одиннадцатилетняя девочка, но можно судить по росту родителей. Если мама метр семьдесят пять, а папа метр девяносто, то у дочери хорошие перспективы достичь модельных стандартов. Так одна девочка пришла к нам с ростом метр шестьдесят девять, а сейчас она уже метр девяносто два, с почти идеальными параметрами. На занятиях мы к тому же учим вытягивать позвонки без вреда для здоровья — в мире моды много своих секретов.

В конце обучения все сдают зачет по диетологии, и если у кого-то параметры увеличились, зачета не будет. Я не рекомендую моделям сидеть на воде и яблоках, потому что большие ограничения вредят здоровью: диета должна быть сбалансированной, организму нужно получать все необходимые витамины и минералы. Лучше употреблять пищу пять-шесть раз в день, чтобы не возникало чувства голода, а раз в неделю есть все, что хочется — для моральной разгрузки. Что касается веса, тут играет роль и генетика: какую-то модель считают анерексичкой, а она позволяет себе есть что угодно в любых количествах и не полнеет, просто потому что у нее такой метаболизм.

В Петрозаводске я не сталкивалась с тем, что человека хотят протолкнуть в модельный бизнес родители, хотя вообще такое случается. Всегда видно, хочет ли человек учиться или нет, чувствует ли себя комфортно. У того, кто не вкладывает в дело душу, все равно ничего не получится. Правду покажут фото, да и сам человек в конце концов уйдет, несмотря на уговоры, а тот, кому нравится, будет приезжать на занятия даже из районов Карелии, хотя это обходится недешево. Девушки и юноши приходят к нам с разными целями: кто-то пишет в анкете на кастинги, что хочет заниматься для себя, другие желают работать в модельной сфере. С учетом этого строится обучение, но нередки случаи, когда человеку, который окончил нашу школу без троек, мы предлагаем заключить профессиональный контракт.

Я против конкуренции в духе «моя модель, твоя модель», все, у кого есть внутренние способности и внешние данные, должны участвовать в конкурсах, стараться подписать выгодные контракты. Кто-то получает проценты от фирмы, другие — твердую зарплату. Опыт работы за границей очень важен, и, очутившись на незнакомой территории, модель должна уметь позиционировать себя, проявлять инициативу, потому нужно учиться быть уверенной в себе. Например, у меня низкая самооценка, что показывали даже школьные тесты, но при этом, благодаря обучению в студии, я не боялась публичных выступлений, у меня отсутствовал страх сцены, я могла себя подать.

Сейчас у организаторов показов очень серьезное отношение к поведению девушек. Много писали о гибели в Шанхае четырнадцатилетней модели из Перми Владе Дзюба. Выдвигались версии, что девушка употребляла алкоголь, но это неправда. Если модель не возвращается в отель после двадцати двух часов, ее ждут большие штрафы, а когда такое случается два-три раза, ее сажают на самолет и отправляют домой за свой счет: трепать из-за нее нервы никто не станет.

Быть успешной моделью — это большой труд и долгий путь, на котором возможны и приятные неожиданности, и большие разочарования. Требования к внешности девушек сейчас довольно жесткие. Запрещены нарощенные волосы и ресницы. А вот татуировки и брекеты разрешены. В моде необычные лица, потому у той, кого дразнили страшненькой, называли инопланетянкой, есть неплохой шанс стать моделью. Большие уши, огромные глаза, маленький подбородок, ярко выраженные скулы, очень светлые зрачки — все это привлекает внимание. И, конечно, мало показать картинку, модель должна обладать определенной энергетикой, харизмой.

Для заключения контракта девушка обязана предоставить снепы — фотографии без макияжа и прически, без позирования, в полный рост со всех ракурсов, с собранными волосами и с распущенными, с улыбкой и без улыбки. Когда девушка прибывает на место показа или съемки, снепы делаются заново. Иногда в дороге происходит задержка воды в организме, и тогда модели дают возможность восстановить форму, но возможны случаи, когда девушек возвращают обратно. Однажды на показе свадебной моды у нас была модель с объемом бедер шире, чем положено по стандарту, и это скрыла пышная юбка, но такого бы не случилось, если бы платье было в обтяжку.

Мнение о том, что девушки, которые работают в модельной сфере, обладают красивой внешностью, но не умственными способностями — это стереотип. У нас есть девочки и с двумя высшими образованиями, и те, кто еще учится и выезжает на работу только на каникулах. Это вполне можно совмещать, было бы желание и голова на плечах. Возрастные ограничения есть, но есть и немало моделей, которые работали после двадцати шести лет, в двадцать семь-двадцать восемь. Когда одна девушка вышла замуж, муж запретил ей вылеты за границу. А потом она позвонила нам, сказала, что развелась с мужем, готова лететь, и хотя ей было двадцать восемь лет, она отправилась за границу, и сейчас вполне успешна.

К пластическим операциям я отношусь положительно, если это в рамках приличия и эффекта и нет перебора, потому что после пластики естественность сохраняется не всегда. Хотя, когда есть возможность что-то выигрышно изменить, подчеркнуть, улучшить, от этого, на мой взгляд, не стоит отказываться, особенно если можно избежать оперативного вмешательства. Мне в своей внешности нравилось далеко не все, например, я носила брекеты, хотя друзья говорили: «Зачем, ты же с этими зубами получила две короны!» Но я все же пошла на это и не жалею. Главное собственноручно не уничтожить «изюминку», то, что как раз и ценится в моделях.

Я занятой, увлеченный человек, и меня очень радует поддержка близких. Мой четырехлетний сын, который с двух лет присутствовал на различных мероприятиях, настолько привык к тому, что мама работает с моделями, что часто говорит: «Как там твои модели? Опять к моделям идешь?» Я считаю, чтобы добиться успеха, надо знать, чего хочешь, ставить перед собой цель и все время стараться идти к ней, развиваться. Даже если это не навсегда, стоит попробовать, потому что чем больше ты чего-то узнаешь в жизни, тем лучше, и всегда будет, что вспомнить.

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings