Анатолий, которого жаль | Daily
Блоги

Анатолий, которого жаль

константинова блог пьяный

То есть если я пьяненькая да еще в плохом настроении вдруг решу посидеть в центре города, меня увезут в кутузку? Даже если я слёзно буду просить полицейских посодействовать в доставке меня до теплой постельки? Это дошло до меня буквально на днях после истории, как мы с каким-то мужичком пытались отправить неизвестного нам пивчика до дома. Он просто очень просил посадить его на такси до Птицефабрики, но вместо этого приехали констебли и увезли-таки бедолагу в камеру.

История-то обыкновенная: перехожу дорогу в центре города, вижу, как интеллигентного вида мужичок поднимает какого-то выпивоху с асфальта. У выпивохи подмочены брюки его песочного цвета костюма, бока помяты, на голове – шишкоссадина. Он смотрит сквозь мужчину, его поднимающего, и что-то бормочет про такси. «Не, какое тебе такси – ты вот тут посиди немного, протрезвей – и езжай»,  — говорит мужичок, пока мы оба ведем нашего нового знакомца к лестнице, на которую он бы смог положиться.

Алкоэстет похож на почившего Михаила Задорнова. Он высок и подтянут, редковатые волосы как будто даже уложены, лицо имеет интеллигентные черты. Если бы не блуждающий взгляд, невнятная речь и подмоченные брюки – ну точно профессор университета, не меньше. Раза с десятого я узнаю, что его зовут Анатолий.

— Вы-ы-ы-ы-зовитье мние такси-и-о, — просит он и роется в мочёных карманах. – У меня деньги есть…

Мы с мужичком переглядываемся, тот ему деликатно говорит, что его ТАКОГО ни один таксист не возьмет, а если и возьмет, то обворует и высадит в лесу. Вытрезвителей нынче нет, полицию вызывать не хочется… Задорнов как будто бы даже понимающе на нас смотрит, но все равно продолжает искать в карманах деньги.

— Чего делать-то с ним? – спрашиваю я. – Не оставлять же его тут. Здесь его тоже обворуют. Может, соцслужбы какие обзвонить, «скорую»?

Как раз в этот момент к нам подходит стайка мальчишек, спрашивает: «О, так его и не забрали?» и рассказывает нам, что «скорую» они минут 40 назад вызывали. Те приехали, возможно, даже осмотрели «пациента», но потом уехали, заявив, что забирать его не будут. «Сказали, что вызвали полицию и сейчас за ним приедут», — пожали плечами подростки и, неловко кивнув на наше «молодцы, что позвонили», удалились в кусты.

При слове «полиция» Задорнов оживился и стал снова повторять слово «такси». Мужичок тем временем обзвонил ЕДДС, неработающие и неотвечающие телефоны социальных служб, позвонил даже ТАНЕ — единственному контакту, найденному в телефоне бедолаги. Таня ответила, что она никакого такого Анатолия знать не хочет, хотя она его, конечно же, знает, но давно не видела и не желает видеть, потому что она ему не дочь вовсе, как он утверждает, а дочь женщины, с которой он когда-то жил.

Анатолий, несмотря на то, что мы ему ничего не передали, каким-то образом догадался о том, что на другом конце ответила Таня.

— Не хочет она меня видеть, да? – печальными повлажневшими глазами уставился он мне в живот. – Не знает меня, не хочет знать? Во-о-о-от… А я же в морской авиации всю жизнь отработал… а теперь я никто! Жена умерла давно… друзей у меня не-е-е-ет… – потом резко поднял глаза, посмотрел мне в лицо и с вызовом спросил. – Не вер-р-р-ишь?!

Пришлось объяснять, что верю, что выглядит он вполне интеллигентно и очевидно, что у него какие-то проблемы – поэтому хочется помочь. Но вот как помочь – черт его знает. Я потом даже коллеге с машиной позвонила, но когда тот услышал, что мужичок пьян и обоссан, отказался его куда-либо везти. Что, впрочем, совершенно понятно.

Так бы мы и стояли с тем незнакомцем посреди города до ночи, решая, что делать с пьяненьким, если бы полиция все-таки не приехала. Из тормознувшего рядом «каблучка» неспешно вышли двое молодых скучающих. Один из них, не здороваясь, сразу проследовал к Задорнову, технично его приподнял и повел «в машинку». Второй разложил перед нами протоколы. Я, прежде чем что-либо подписывать, спросила, почему обязательно везти человека в отделение и не могли бы господа полицейские просто довезти Анатолия до Птицефабрики, чтобы он успешно добрался до дома, не проломив голову окончательно.

— Нет, девушка, — игриво отказал мне лейтенант, закрывая дверцу за Анатолием. – Я однажды по неопытности вот также довез одного сильно нетрезвого гражданина до дома, а он ночью возьми да захлебнись своими рвотными массами. Как думаете, с кем потом полгода разбирались, отчего тот умер? Ага, правильно думаете – со мной. А еще тут камера установлена, и если начальник увидит, что я не задержал этого товарища, то всё… а работу свою я люблю. Так что не беспокойтесь. У нас он хоть проспится, зато целее будет.

Жаль Анатолия, короче.

Читайте также

Новости партнеров

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2018 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings