Днем мы три шкуры сдираем с детей, а по вечерам рыдаем в подушку: как учителя на самом деле относятся к ЕГЭ и ГИА
Блоги

«Днем мы три шкуры сдираем с детей, а по вечерам рыдаем в подушку»: как учителя на самом деле относятся к ЕГЭ и ГИА

ОГЭ, ГИА, ЕГЭ, ВПР и прочие страшные аббревиатуры нам всем уже хорошо знакомы. Современные ученики воспринимают это, как кару божью за их, возможно, нечастые списывания или за их периодические маленькие обманы про забытую домашку. А еще они говорили, что у них болели головы, животы, горла, руки и просто была депрессия. Уж они-то сами знают, насколько это была неправда. Вот и расплата их всегда подоспеет.

Учителя воспринимают эти аббревиатуры с нитроглицерином, валерьянкой, афобазолом или коньяком в руках. Кто чем спасается. Им не очень хорошо уже при одной мысли о надвигающемся на их классы испытании, даже если оно произойдет года через два или три. Кто как не они понимают, что все несделанные домашки, откровенные списывания и эти «ВТЮЗные» припадки болезней отбрасывают развитие человечества на несколько уроков назад. А это означает, что понимание последующих тем может затянуться, запоздать или не состояться вовсе. Собственно, поэтому, не успев поступить в 5-й класс, детей уже начинают «мариновать» надвигающимися экзаменами. Ведь понятное дело, авторитет и имя педагога может здорово пострадать, если воспитанники не справятся с заданием или справятся, но слабенько. Учитель должен научить. Учитель это знает. Учитель это делает. Днем он три шкуры сдирает с детей, а по вечерам рыдает дома в плечо мужа, подушку или в очередную тетрадку. Его спросят. Он в ответе. Огромная ответственность.

А что же родитель? Родитель страдает уже тогда, когда забеременел. Он живо представляет, как его дитя будет стараться, а у него все равно будут проблемы. Родитель мучается, когда думает, что его ребенок должен будет просыпаться рано утром в заснеженную субботу и плестись из последних сил в заумную гимназию (ведь родитель мечтает, чтобы его дитя было умным). А там его поджидают злые и коварные учителя, которые периодически все делаю не так (родителю же лучше знать, он кончал те университеты), хитрые и надменные одноклассники (кто ж еще выживет в заумной гимназии, но наш не такой, неееее) и в довершение всего, как вишенка на торте, эти проклятые ТРИ буквы. Вот это точно не заслуженно! Вот, почему же не сделать так, как было в их детстве-молодости? Ну что за вселенская несправедливость? Ведь они же стали нормальными людьми с высшим образованием и без этих ужасных ОГЭ и ЕГЭ! Нет, это определенно нужно отменить!

А как же на самом деле? Неужто все так ужасно и нечестно для бедных учеников и их родителей? Злопыхатели наперебой кричат, что все равно это экзамен ученики списывают! Дальний Восток, например, вот написал и сразу в сеть ответы! А как же сам-то Дальний Восток пишет? Ну, ему-то уж точно учителя подсказывают! Они нанимают хакеров, которые подменяют «прямую трансляция», подкупают общественных наблюдателей и вуаля! Ученики, почему-то, по их мнению не способны сами взять и успешно сдать экзамен.

В этом учебном году я четыре раза участвовала в реализации государственных экзаменов для 9-х классов. Скажу всем честно, это не очень завидная участь. Учителя слетаются в школу (не в свою, а в чужую) в 8.30 и там начинается инструктаж по проведению экзамена. После этого идет жеребьевка, где каждый учитель мечтает стать организатором вне аудитории. Это означает, что у него минимальная ответственность. Он должен провожать учеников до туалета и обратно, приносить дополнительные бланки и иногда постоять в аудитории за того организатора, которому нужно было выйти на короткое время из аудитории. Список оглашается и самые расстроенные, ответственные организаторы, берут инструкцию и необходимые бумаги и идут вместе со вторым организатором в аудиторию. Часто эти двое – незнакомые люди и скорее всего они из разных школ. В 9 часов начинается оформление доски и расстановка всего необходимого в классе (номерки, черновики, иногда линейки, словари, калькуляторы и т.д. в зависимости от экзамена). На дверь или рядом с ней вешают список учеников с присвоенными номерками. В 9.30 организаторы запускают учеников по одному в аудиторию, сверяя данные в своем списке с их паспортными данными. Ученики рассаживаются и ожидают начала экзамена. В 9.50 начинается инструктаж учеников. Текст всегда одинаковый. Там говорится о том, что у них экзамен по такой-то дисциплине, что они могут пользоваться тем-то, а тем-то не могут, что им желают удачи и что они могут жаловаться на организаторов туда-то и тогда-то, если что. Ровно в 10 часов утра ответственный организатор начинает вторую часть инструктажа, где экзаменуемые заполняют сведения о себе и экзамене в бланках ответов. И только после этого ученикам раздается контрольно-измерительный материал (КИМы или задания). Ученики просматривают содержимое задания на полиграфические ошибки. Если таковые находятся, то лист с заданием заменяется. И после всего этого объявляется начало экзамена. На доске пишут время начала и время окончания экзамена. Обязательные экзамены по русскому языку и математике, например, длятся 3 часа 55 минут. И все это время ученики пишут экзамен, выходят по десять раз в туалет, попить или к медику.

А организаторы в свою очередь все это время следят за учениками. И в этом заключается главное испытание для учителей. Сидеть 4 часа и ничего не делать. Мой вечно загруженный организм не привык к просто сидению и ничего неделанию. Когда это случается, организму сразу хочется спать, пить, есть, что-нибудь почитать, поработать в конце концов! Вот лично для меня это очень серьезное испытание! Несколько раз в своей жизни мне приходилось находиться на лечении у стоматолога по 2 часа подряд. И это было сродни проведению экзаменов. После получаса возлежания на кушеточке, спать хочется, невозможно! И не смотря на открытый рот, неприятные звуки и неприятные ощущения зевота и слезы от нее прорываются в студию. А еще начинают закрываться глаза от монотонных звуков врачебных агрегатов, тикающих часов и радио «Мелодия». На экзамене, конечно, радио «Мелодия» не послушать. Ты ждешь. Ты просто ждешь! Ты ничего не можешь поделать! О, ужас! Я очень тяжело переживаю бесцельно потраченное время. Ввиду своей постоянной загруженности и крайне высокой любознательности я не могу спокойно ничего не делать. Мне даже иногда жалко тратить много времени на сон. Я понимаю, что это очень важно и ответственно. Но! Организаторы тоже люди! И люди разные! Они приходят в школу в 8.30, оставив все свои вещи в определенном кабинете, и только по окончании экзамена, например в 14.20 могут быть свободны и хоть что-то перекусить, если взяли с собой что-нибудь. Да, организаторы еще оформляют ведомости и прочую важную документацию по проведению экзамена, но всего 15 учеников и 4 часа!

Однако ожидание, засыпание и хождение по коридору туда-сюда еще не самое тревожное во всем этом. Есть еще одна вещь, из-за которой учителя с неохотой идут на это испытание. Любой ученик имеет право пожаловаться на организатора. И причина может быть любая. Громко кашлял, цокал в кабинете или коридоре на каблуках, сидел рядом с другим организатором и т.д. А ответственность, которую несет учитель-организатор, не совсем, на мой взгляд, релевантная с умениями и навыками учителя. Если ученик каким-то образом проносит мобильный телефон или новомодные электронные часы с камерой и, не дай Боже, посмотрит на свой гаджет, то все! Или организаторы это видят и удаляют ученика (а он потом подает аппеляцию и его может даже оправдывают), или организаторы не видят, но видят другие или видят камеры, то этих учителей могут спокойно уволить с работы, а еще им могут вменить штраф. Так вот, не учился «шмонать» на входе, значит, не по специальности работаешь. Эта ответственность и пугает больше всего простых учителей.

Первый свой экзамен в качестве ответственного организатора я так переживала! Я не выходила из аудитории с 9.30 до 14.20. Почти 5 часов ни пить, ни есть, ни в клозет – никуда! А вдруг я выйду, а там что-нибудь случится! Я же отвечать буду. Я выехала из дома в 7.40 и только в 15.30 добралась обратно. Выдохнула. Просто выдохнула и легла спать. День в никуда. Столько нервов там осталось!

А в последний раз я была организатором в коридорчике. И вроде можно было ходить, пить водичку и даже с другими организаторами разговаривать, но было так холодно! Старые советские фрамуги были открыты и никто, кроме уборщиц их не мог закрыть. Шуметь нельзя, уборщиц звать нельзя, за веревочку тянули, а окошки не закрывались. Замерзли мы, конечно, очень сильно. Ну ладно, это еще полбеды. Я пропускала детей в аудитории. Все проходили, я им, как навигатор, рассказывала, в какой кабинет и как им пройти. И вдруг вошла или даже вбежала одна девочка-дама невысокого роста, в полупрозрачных белых брюках, коротком черном топике, с пупком, приклеенными ресницами, при полном макияже и с бутылкой какого-то компота. Я девушке объяснила, как пройти до нужной аудитории и напомнила, что с посторонними вещами, в ее случае с бутылкой компота заходить в помещение, где проводится экзамен запрещено. Я показала, что в рекреациях есть вода, которую можно выходить и пить. «Я воду не пью!» — с жестикуляцией афро-американских женщин ответила она мне. «Это ваше дело. Бутылку оставьте в коридоре.» «Естеснна» — поразила воспитанностью девочка с пупком. Экзамен начался и все разошлись по аудиториям. Минут двадцать после начала экзамена эта девушка показалась в дверях аудитории в сопровождении организатора. «Я попить». Попили. «Я хочу в туалет». Сводили. «Мне надо к медику!» Повели. Ее везде сопровождал организатор. Спустя минут 15 я увидела, как мимо меня дефилирует эта Пенелопа (в реальности имя было ничуть не проще) с победным видом, причем что-то жующая. Я поймала взгляд организатора. Он был умоляющий. Девочка постояла еще у кабинета, прожевала, запила своим морсом и потом отправилась дописывать экзамен. Как выяснилось позже, Клеопатре на входе не разрешили взять с собой шоколадку. Она разгневалась и яростно требовала разрешить ей пронести свой шоколад. Ей не позволили. Тогда, очевидно, она задумала, что обязательно доберется до своего шоколада и съест его. Ладно, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы жалобу не строчило. Потом я еще пару раз водила нашу нимфу в туалет, но уже без шоколадок и прочих выпадов. Когда она вышла из аудитории с паспортом, мы все выдохнули. Аллилуйя! Беда миновала.

Вот так идешь просто на работу, казалось бы, и думаешь, все ли гладко сегодня пройдет, уволят тебя или штраф обяжут платить. Не кашлять, не ходить, не есть, не пить, не разговаривать, не отвлекаться, не мечтать, а только бдить, но сидя, молча, желательно без своих необходимостей. Мне еще повезло, у меня было всего 4 экзамена, а у кого-то по 7, по 9 экзаменов. Бедные люди! Пока не испытаешь, не поймешь! Кому страшнее и сложнее на экзамене, не понятно еще.

И, кстати, все имена вымышленные и совпадения случайны!)

Читайте также

Миссия «Губернiя Daily» — быть самым интересным и необычным интернет-порталом. Сайт создан журналистами газеты «Карельская Губернiя».

Архив

© 2011-2019 Губерния Daily. При использовании информации, размещенной на сайте «Губернiя Daily», активная ссылка на материал обязательна

Наверх
Change privacy settings